Швейцарский дебют русского художника «иного» искусства

Александр Лобанов.  Без названия, без даты  перо, чернила, цв.карандаш, бумага  29,9х42см.  Фото: Оливье Лаффели  Коллекция «Иные», Ярославль, Россия

16 февраля — 20 мая 2007
Вернисаж — 15 февраля в 18.30
Александр Лобанов в музее Арт Брют (Лозанна)

Произведения Александра Лобанова (1924 – 2003) — это творчество человека необразованного, почти неграмотного, отрезанного от мира.Это творчество человека, пережившего много жизненных драм, которые преследовали его одна за другой в детстве и юности. К двадцати трём годам Александр Лобанов познал, что такое болезнь (он стал глухонемым вследствие менингита), изгнание (его родной город Молога был затоплен в результате строительства исскуственного моря), заключение в психиатрическую больницу, траур (он потерял отца), отречение близких, утрату привязанностей.

Он возвысился над трагедией, и сумел выстроить свою личность путём символическим, развёртывая мифологию собственного видения и реализуя несколько сотен произведений, которые делают его наиболее значительным русским автором Арт Брют.

Александр Лобанов не получил художественного образования, что не помешало ему самозабвенно, со свободой и удалью, безоглядно кинуться в рисунок, живопись, коллаж и фотомонтаж. Иллюстрации, которые воодушевляли его работу, он черпал в народных картинках (журналах, плакатах, открытках, оружейных каталогах), реализуя, режиссируя их метафорически и мощно.Изменившие своё первоначальное предназначение, эти произведения интегрируются в новые сочетания, комбинации и начинают жить в гибридном, эклектическом мире.

Его автопортреты созданы под влиянием идеологии триумфа советского строя. Александр Лобанов использует черты лица Сталина, его позы и атрибуты настолько, что портрет автора преобразуется в фигуру диктатора.Этот процесс идентификации, символический и протестующий, часто повторяется у некоторых авторов Арт Брют, принуждённых к молчанию. Коллекция Арт Брют представляет первую большую ретроспективу, посвящённую Александру Лобанову.

Экспозиция предлагает:

Более 120 произведений Александра Лобанова, в большинстве своём ранее не экспонируемых. Живопись, рисунки, фотографии, фотомонтажи и коллажи предоставлены большей частью Коллекцией Иные из Ярославля (Россия), руководимой Доктором наук Владимиром Гавриловым, Коллекцией Арт Брют в Лозанне а также различными публичными институтами и частными коллекциями.

Короткометражный фильм, посвящённый Александру Лобанову, проецируется постоянно :
Александр Лобанов Брюно Дешарм, 9 минут, ABCD, Париж, 2005.

Первая монография на двух языках (французский/английский): Александр Павлович Лобанов, Автор Русского Арт Брют, коллективная работа под руководством Доминик де Миско и Алана Эскудье, издательство Aquilon , Париж, февраль 2007, 350 цветных иллюстраций, 224 стр. При письменном содействии 19-и авторов: специалистов Арт Брют, психиатров и близких Лобанова, в частности.

Авантюра Коллекции Ар Брют: история алмазов и жаб*

Люсьен Пейри / Lucienne Peiry
директор Коллекции Ар Брют (Лозанна, Швейцария).

«Песни, которые горланит девушка, надраивая лестницу, волнуют меня больше, чем искусное пение.
У каждого свой вкус. Я люблю немного.
Я предпочитаю зачаточное, необработанное, несовершенное, смешанное.
Я больше люблю алмазы неогранённые, в их чистом виде. И с «крапо»*».
1

Эти слова Жана Дюбюффе, написанные в 1945 году, буквально определяют суть термина Ар Брют.

Не принимающий произведения «слишком благоразумные, отлакированные, безобидные, слишком значительные и церемонные»2, бывший виноторговец, ставший художником, приготовился отправиться на поиски произведений ещё не открытых, находящихся в тени, которым суждено полностью захватить и удерживать его в напряжении целых сорок лет.

Разыскивание, коллекционирование, расшифровка, изучение, экспонирование и публикация произведений Ар Брют произведения – будет неустанно, неутомимо занимать его душу и тело до конца жизни.

С самого начала своих поисков, во время ставшей легендарной поездки по Швейцарии летом 1945 года, Дюбюффе приходит в восторг от плодотворности своих находок. Театральные композиции Алоизы, статуэтки из хлебного мякиша Базельского Узника, картины с вкраплениями музыкальных знаков, воображаемые музыкальные пьесы Вёльфли — завораживают его техникой исполнения, способом представления, так и по иллюстративным выбором (?) Фантазия и изобретательность художников лихорадочно галопируют, невзирая на нормы и условности традиционной западной культуры. Без сомнения, он нашёл необработанные алмазы, в их первозданной оболочке. И с упомянутыми «жабами».

Он не теряет времени даром. Очень скоро Дюбюффе решает воплотить свои изыскания в жизнь, продолжая авантюру инакомыслия. В 1948 году он основывает в Париже Компанию Ар Брют, окружённый друзьями-писателями, такими, как Андре Бретон, Жан Полан и Анри-Пьер Роше. Совместно они организуют многочисленные выставки и занимаются подготовкой небольших монографических публикаций, посвящённых этим необычным, своеобразным, в каком то смысле первобытным создателям.

В целом царит воодушевлённая атмосфера, но с нотками конфиденциальности и даже нелегальности. С одной стороны, Центр Ар Брют находится в случайных местах, сначала в кратковременно приспособленном подвале одной из художественных галерей Парижа, затем в маленьком павильоне, предоставленном издателем Гастоном Галлимаром. С другой стороны, Дюбюффе считает, «что смягчённый полумрак особенно подходит произведениям искусства как нельзя лучше», и то что он сохранит в данном пространстве «характер немного частный, с оттенком секретности».

Тем не менее, ассоциация процветает, коллекция обогащается, а количество поступлений приумножается, до такой степени, что знаменитый галерейщик Рене Друэн организует в 1949 году, в самом сердце Парижа, представительную экспозицию Ар Брют, привлекшую огромное стечение публики. Альберт Камю, Поль Элюар, Жан Кокто, Анри Мишо, Клод-Леви Стросс и Тристан Тцара, в том числе, открывают её для себя.

Дюбюффе подписывает текст каталога, имеющего значение манифеста, и озаглавленного ниспровергающее «Ар Брют предпочтительнее искусства окультуренного».

И всё таки, с течением времени ассоциация выдыхается. Тесные помещения, недостаток финансовых средств, нехватка персонала в сочетании с некоторой пассивностью членов вынуждают Дюбюффе принять предложение его друга художника Альфонсо Оссорио. Вся коллекция Ар Брют отправляется в Соединённые Штаты, предназначенная занять место в резиденции американского художника в Ист-Хамптон, близ Нью-Йорка. Организация в 1951 году расформировывается и её деятельность прекращается. В течение десяти лет американской «ссылки», произведения не выставляются, за исключением экспозиции в нью-йоркской галерее, и никакие новые приобретения не реализуются (не продаются или не прибретаются ?).

В продолжение данного периода и Дюбюффе уменьшает свою активность в Ар Брют, направив исследования (?) в область собственной творческой авантюры. Но уже в конце 50-х годов пламя вновь оживает. Дюбюффе затевает новые проекты, возглавляет руководство коллекцией и располагает её в большом здании на улице Севр в Париже, которое становится офисом хранилища коллекции, а также учебным центром. Ассоциация вступает в период расцвета. Он окружает себя постоянными сотрудниками, возобновляет многочисленные исследования, возвращаясь на прежние пути, и восстанавливает всё, пропущенное за десять лет. Образуются новые связи, приобретения поступают в изобилии и обогащают коллекцию, несмотря на трудности, присущие при открытии новых экземпляров. При этом Ар Брют ведёт одинокое существование в скрытности и молчании. В эту эпоху произведения остаются окружёнными ореолом конфиденциальности, поскольку (ассоциация) институт (?) остаётся закрытым для публики и дверь приоткрывается только для очень заинтересованных. Дюбюффе убеждён, что настоящее произведение искусства создаётся вне культурной среды и что оно остаётся абсолютно чуждым для неё. Однако этот закон молчания, в его первоначальном понимании будет соблюдаться недолго. Далее Дюбюффе отступит от него, предпринимая с 1964 года регулярные публикации значительных монографий, посвящённых основным авторам Ар Брют, и особенно — организацию обширных выставок своей коллекции, например в Парижском музее Прикладного Искусства в 1967 году, и представляющих подборку из 700 произведений.

Но Дюбюффе не останавливается на этом. Мастер противоречий и ниспровержений, он принимается за поиски сообщества, которое обеспечило бы публичный статус коллекции. В 1972 году он дарит городу Лозанне в Швейцарии пять тысяч произведений Ар Брют, терпеливо собранных и сохранённых в течение сорока лет, тайно экспонируемых и изучаемых. И однажды, в 1976 году, в замке VIII века, Музей Ар Брют открывает двери публике. Произведения, предназначенные оставаться в тени и неизвестности, парадоксальным образом увидели свет в абсолютно немузейной атмосфере. Троянский конь Дюбюффе вырвался на свободу.

Более тридцати лет произведения сумрака и смуты переживают всё возрастающий резонанс и музей принимает посетителей со всего мира. Регулярны и новые поступления, увеличивая заинтересованность публики, для которой открытие постоянной экспозиции и временных выставок становится непредвиденным приключением. Это подтверждает особую восприимчивость к призывам (?) Арт Брют — одновременно эмоциональными и интеллектуальными. Как следствие, произведения этих своеобразных авторов адресуются взору зрителя, одновременно взывая и к его духу.

И в дополнение, каждый создатель творит в атмосфере отрешённости, реального ухода в себя, при этом свидетельствуя о настоящем восхождении, вознесении личности, которая превосходя себя, выходит на новое видение творчества. Автор Ар Брют творит в тысячах километрах от простодушия в наивности. Он общается с богами и демонами, упиваясь дикостью, чародейством и ниспровержением.

----------------------------------------------

*Слово жаба «crapaud», во французском языке также означает и пятна на поверхности алмазов (- прим. переводчика).
1) Ж. Дюбюффе, «Заметки для знатоков филологии» (1945), в «Проспект и всё написанное после», Париж,    Галлимар, 1967, l, С.88.
2) Ж. Дюбюффе, «Наброски к народной конференции по живописи» (1944), в ПЕС оп.сит., l. С.47.

Текст впервые опубликован в каталоге экспозиции «Дюбюффе & Ар Брют», Дюссельдорф, Музей кунст палас, 2005 и любезно представлен автором для сборника «Странный художник» (Москва, 2007).

Переводчик…………Galina Cretigny……………………oct.2006……………

 
Александр Лобанов.  Без названия, без даты.  Фотография, наклеенная на картон,  30,2х24,5см.  Фото: Оливье Лаффели.  Коллекция «Иные», Ярославль, Россия
Александр Лобанов. Без названия, без даты. Фотография, наклеенная на картон, 30,2х24,5см. Фото: Оливье Лаффели. Коллекция «Иные», Ярославль, Россия
Александр Лобанов.  Без названия, без даты.  Акварель,чернила, бумага  42,2х30см.  Фото: Оливье Лаффели.  Коллекция «Иные», Ярославль, Россия
Александр Лобанов. Без названия, без даты. Акварель,чернила, бумага 42,2х30см. Фото: Оливье Лаффели. Коллекция «Иные», Ярославль, Россия
Музей Арт Брют, Лозанна: внешний вид.  Фото: Клод Борнан.  Архив Музея Арт Брют, Лозанна
Музей Арт Брют, Лозанна: внешний вид. Фото: Клод Борнан. Архив Музея Арт Брют, Лозанна
Музей Арт Брют, Лозанна: внешний вид.  Фото: Клод Борнан.  Архив Музея Арт Брют, Лозанна
Музей Арт Брют, Лозанна: внешний вид. Фото: Клод Борнан. Архив Музея Арт Брют, Лозанна
Музей Арт Брют, Лозанна, внутри музея: Абелла и Франсуа Бюрлан.  Фото: Амели Бланк.  Архив Музея Арт Брют, Лозанна
Музей Арт Брют, Лозанна, внутри музея: Абелла и Франсуа Бюрлан. Фото: Амели Бланк. Архив Музея Арт Брют, Лозанна
Александр Лобанов.  Без названия, без даты.  Чернила, цв.карандаш, бумага  42х29,6см.  Фото: Оливье Лаффели.  Коллекция «Иные», Ярославль, Россия
Александр Лобанов. Без названия, без даты. Чернила, цв.карандаш, бумага 42х29,6см. Фото: Оливье Лаффели. Коллекция «Иные», Ярославль, Россия
Александр Лобанов.  Без названия, без даты.  Чернила, цв.карандаш, фломастер, бумага,  30х42см.  Фото: Оливье Лаффели.  Коллекция «Иные», Ярославль, Россия
Александр Лобанов. Без названия, без даты. Чернила, цв.карандаш, фломастер, бумага, 30х42см. Фото: Оливье Лаффели. Коллекция «Иные», Ярославль, Россия
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года