Трямкин Владимир (р. 1952)

Трямкин Владимир

В последние годы интерес к художникам второй волны русского авангарда, или к так называемым нонконформистам, растет. Недаром такие престижные аукционные дома, как Philipp's, MacDougall's, Christie's, Sotheby's, проводят специализированные торги по русскому нонконформизму, соцарту и концептуализму и собираются только наращивать объемы продаж в этом секторе. Этот интерес к «неофициальному» искусству связан не только с коммерческим успехом. Искусствоведы и историки считают явление «нонконформизма», или «другого искусства», уникальным для нашей страны, так как именно политика государства поставила многих художников в условия, в которых они вынуждены были творить практически в подполье.

В 1932 году вместо сотен художественных объединений была создана одна легитимная организация — Союз художников СССР. И тысячи худож¬ников, придерживающихся «левых» течений в искусстве, стали изгоями, многие были репрессированы, остальные же были загнаны в строгие рамки доминировавшего тогда социалистического реализма. Хрущевская оттепель 1960-х годов дала многим художникам надежду на возможность проявить своё «Я» в творчестве. На Московский международный фестиваль молодежи и студентов в 1957 году были привезены художественные произведения западных живописцев и скульпторов. После информационного вакуума для многих наших художников это стало культурным шоком и оказало значительное влияние на их дальнейшую творческую судьбу. Именно в этот период появились такие известные художественные объединения, как «Новая реальность» во главе с Элием Белютиным, пропагандирующая новые взгляды на искусство XX века, «Лианозовская группа» во главе с Оскаром Рабиным и др.

Но, к сожалению, оттепель оказалась недолгой. В 1962 г. в Манеже в Москве прошла нашумевшая юбилейная выставка, посвященная 30-летию МОСХа, которую посетил со своей делегацией глава нашей страны Н.С.Хрущев. Выставка закончилась огромным скандалом, на котором Н. С Хрущев сравнил живопись некоторых художников с «мазней». «Поэтому, приступив едва ли не на следующий день после Манежа к развертыванию кампании против „формализма и абстракционизма», тогдашний МОСХ начал с исключения неортодоксальных своих товарищей. Альтернатива была проста: публичное отречение от „Новой реальности», торжественное обещание порвать всякую связь с Э. Белютиным и его школой —или исключение из союза со всеми закономерными последствиями, касавшимися обладания мастерской, получением заказов, любой работы и т. п.» (Молева Н. Драматиче¬ская встреча с «Новой реальностью»// газета «Культура». 2002. № 49).

Более десяти лет художники «новой московской школы» могли показывать свои работы только на так называемых «квартирных выставках». Кульминация наступила 15 сентября 1974 года, когда группа художников во главе с Оскаром Рабиным решила организовать «Первый осенний осмотр картин на открытом воздухе» в лесопарке Беляево. Но это мероприятие было жестоко разогнано московской милицией с помощью техники и получило название «Бульдозерной выставки».

Именно это событие стало переломным в нонконформистском движении, так как. под давлением иностранной прессы московские власти были вынуждены выделить зал на Малой Грузинской, 28, для художников, не состоявших в МОСХе.

Теперь, хоть и под присмотром властей, у художников появилась своя выставочная площадка, но квартир¬ные показы продолжались, так как одной такой выставочной площади не хватало. «Неофициальное искусство» в те годы было достаточно активным и поддерживалось различными западными организациями. Считается, что итогом этого движения стал 1988 год, когда аукционный дом Sotheby's провел в Москве торги, посвященные произведениям художников «другого искусства».

Именно художники-нонконформисты добились возможности для себя и других свободно реализовывать свои творческие амбиции без политического давления со стороны властей. С тех пор многие художники эмигрировали на Запад, где их творчество претерпело значительные изменения. В некоторых случаях оно лишилось индивидуальности, приобретенной благодаря условиям жизни в России. В этой статье мне хочется рассказать об одном из представителей неофициального искусства 1980-х, не изменяющем тем традициям и в настоящее время, об очень талантливом московском художнике Владимире Трямкине.

Родился В. Трямкин в 1952 году в поселке Пески Московской области, являющемся академической дачей для многих художников, что в значительной мере и повлияло на дальнейшую творческую судьбу Владимира. Еще в раннем детстве он наблюдал за тем, как отец (художник-любитель) делал копии с известных классических картин. Но определяющим в его творческой судьбе стал 1967 год, когда состоялась встреча с известной художницей Т. В. Хвостенко. В течение трех лет под ее руководством Владимир Трямкин занимается живописью, рисунком, композицией.

Кроме этого, он освоил технику «энкаустики», секреты которой разгадала Татьяна Хвостенко вместе со своим отцом — В. Хвостенко. Это технологии письма красками, полученными при помощи растопленного воска, которые обладают совершенно особой прелестью и особым материальным характером, какого нет ни у какой другой краски. В 1988-х годах в Египте в оазисе Фаюм недалеко от Каира были найдены портреты, две тысячи лет пролежавшие в песке и получившие название «фаюмские». Они поразили мир степенью своей сохранности и выразительностью. Секрет этой живописи еще в ХII веке нашей эры был утерян. Многие ученые различных стран пытались разгадать его, но почти безрезультатно. Татьяна Хвостенко передала секреты мастерства Владимиру, и он активно использует их в своем творчестве, благодаря чему его работы обладают уникальным цветовым эффектом.

В 1975 году Владимир переезжает в Москву, где участвует в «квартирных выставках» и выставках на Малой Грузинской, 28. Судьба сводит его с самыми известными представителями московского андеграунда: Анатолием Зверевым, Владимиром Яковле¬вым, Леонидом Пурыгиным и многими другими. На одной из таких выставок у Ники Щербаковой Владимир знакомится с Георгием Костаки, обладателем большой коллекции русского авангарда, и дарит ему несколько своих работ.

В 1982 году из-за участия в неофициальном движении В. Трямкин в числе других художников был изгнан из профсоюза художников-графиков, в котором он до этого времени состоял. В 1983 году он сотрудничал с диссидентским журналом «Поиски», в котором работал Владимир Львович Гершуни — друг А. И. Солженицына. С 1978 по 1989 год работал сторожем в градостроительном институте «ГИПРОГОР», где имел возможность ночами совершенствовать свое живописное мастерство.

В 1987 году состоялась первая персональная выставка в Центральном доме литераторов. Одним из важнейших моментов своей творческой био¬графии Владимир Трямкин называет участие в 1991 году в международной выставке «Kunst. Euroupa» в Германии вместе с такими представителями отечественного кон¬цептуального искусства, как И.Кабаков, К. Звездочетов, Д. Врубель, Д. Пригов, С. Волохов и др.

В первой половине 1990-х годов художник много выставляется как в России, так и за рубежом. Немецкий миллионер польского происхождения Г. Стрелецкий, купивший для своей коллекции около 60 работ В.Трямкина, приглашает его в 3-месячную творческую поездку по Германии. Эта поездка в значительной степени повлияла на дальнейшие творческие планы художника, так как в Берлине он имел возможность полностью окунуться в западную художественную культуру, в значительной степени отличающуюся от нашей. Там он познакомился с основными тенденциями западного постмодернизма: поп-артом и дадаизмом, минимализмом и немецким экспрессионизмом. Опьяненный свободой, Влади¬мир создает серию экспрессивных работ. Наиболее близкими для себя по духу художниками Владимир Трямкин считает худож¬ников русского авангарда: К. Малевича, В. Кандинского, П.Филонова и представителей западной художественной культуры: Д. Поллока, М. Ротко, Ф. Бэкона. Однако творчество В.Трямкина сугубо индивидуально, у него есть своя философия и эстетика.

Творчество Владимира Трямкина может быть услов¬но разделено на некоторые этапы: в разное время в его работах можно проследить параллели с кубизмом, минимализмом, сюрреализмом, он использует оптические конструктивистские подходы. Однако наиболее важно выделить определенные эстетические принципы, которые характерны для его произведений. В своем творчестве В. Трямкин пересматривает роль цвета в картине. В некоторых своих произведениях, таких как «Экспрессивный поток» (1980) и «Слияние масс» (1980), он целенаправленно отходит от сложной, богатой оттенками и переходами живописи. Эти картины выполнены несколькими, четырьмя-пятью локальными плоскими колерами (определения В. Пивоварова). Эта тенденция характерна для московской концептуальной школы конца 1970-х— 1980-х годов.

В произведениях Владимира Трямкина характер отношений между предметами как бы выворачивается наизнанку. Разрушая обычные связи, он создает связи иные, пользуясь логикой фантазий и сновидений. Речь идет о переосмысливании и намеренном обессмысливании любых отношений посредством оче¬видного жонглирования любыми предметами и образами. В результате на первый план выходит тема хаоса, энтропии, абсурда. При этом миры, которые создает Трямкин, не несут в себе деструктивного начала. Вне зависимости от используемых изобразительных средств и живописных техник они воспринимаются на удивление цельно и гармонично.

К своему раннему творчеству В. Трямкин никогда не возвращается: «Я чувствую физи¬ческую необходимость в создании чего-то нового, а то, что было раньше, мне уже не интересно». Поэтому его живопись разнообразна, сложна, многогранна и очень современна. Художник не сделал и не делает ни одной вещи на заказ, так как он создает только то, что рождается внутри его сознания, выстраивая порой очень сложные концептуальные и эстетические сюжеты с удивительными цветовыми решениями.

В. Трямкин — художник-экспериментатор, он очень любит и чувствует материал, с которым работает, используя для создания своих творений необычные средства: песок, краску, растворенную в бензине или в скипидаре, различные виды тканей, металла, дерева, сантехнические и автомобильные детали, давая им тем самым вторую жизнь в своих работах, получающих порой причудливые, сказочные формы.

Владимир говорит: «Необходимо внутренне созреть для того, чтобы сотворить что-то новое. Иногда у меня создается такое впечатление, что в процессе творчества моими руками управляет кто-то другой внутри меня самого. В момент воплощения идей решения в процессе работы приходят спонтанно и хаотично, как бы независимо от сознания». Порой в своих работах Трямкин создает фантазийный мир с диковинными животными, человеко-утками, летающими душами.

Целый цикл работ, выполненных в сложной технике, посвящен космическим телам, материям, биомассам. Его работы не просто притягивают взгляд, но и заставляют задуматься и разобраться: а что означает тот или иной символ? Что же находится за тем сказочным домиком? И куда спешит загадочный человечек? Художник постоянно удивляет окружающих своим нетрадиционным подходом к восприятию окружающего мира, оригинальной подачей изображаемых им вещей и даже своим режимом дня и ночи (уже много лет он работает только по ночам).

В.Трямкин ведет рисованные дневники, называя их «Кусками своей внутренней жизни», и использует фрагменты из них при создании графических работ.

Работы В.Трямкина находятся в Музее современного искусства в Москве, во многих частных и корпоративных коллекциях в России, Германии, Италии, Испании, США, Великобритании, Японии, Греции, Франции и др.

А в последнее время работами В.Трямкина заинтересовался Лондонский аукционный дом MacDougall's, который подготовил и провел два выставочных проекта, посвященных творчеству художников неофициального советского искусства («Post War i and Contemporary Russian Art Auction Including Alexander Glezer Collection» 15 June 2007, «Legends of the Russian Underground. Rukhin. Sitnikov. Kharitonov» — exhibition and sale, 25 Feb.—20 Mar. 2008). И это неслучайно, ведь Владимир не стоит на месте, он полон дальнейших творческих планов...

Владислав Ружинский
Антикварное обозрение № 1/2008

 
Владимир Трямкин. Объект «Созидатель». Дерево, металл, детали
Владимир Трямкин. Объект «Созидатель». Дерево, металл, детали
Владимир Трямкин. Объект № 1. Металл
Владимир Трямкин. Объект № 1. Металл
Владимир Трямкин. Многочастный объект. Дерево, темпера, ганозис
Владимир Трямкин. Многочастный объект. Дерево, темпера, ганозис
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года