Неизвестный Кандинский

В 1996 году мне, тогда еще младшему научному сотруднику Кировского областного художественного музея им. В.М. и А.М. Васнецовых, довелось делать выставку «Графика 1920–30-х годов из коллекции музея». Предстоящая экспозиция выстраивалась как небольшой «набросок» общей картины развития графики данного периода; несколько работ, которые включались в выставку, ранее не показывались широкому кругу зрителей.

В экспозицию вошло около сорока графических листов художников Москвы и Петербурга: К.Л. Богуславской, Л.Ф. Жегина, Г.Г. Клуциса, Л.М. Козинцевой, П.А. Мансурова, М.В. Матюшина, В.Н. Чекрыгина, Марка Шагала и других. Большинство из представленных на нашей выставке произведений было показано в 1922 году в г. Берлине в галерее Ван Димена. Впервые, среди прочих работ, был включен в экспозицию и рисунок В.В. Кандинского 1918 года «Композиция». Долгое время этот лист значился в фондах музея как работа неизвестного художника. И только после письма исследовательницы творчества Кандинского Вивьен Барнетт (1), при внимательном изучении рисунка и монограммы в его левом нижнем углу главный хранитель музея Н.П. Мартынова предположила, что данный рисунок принадлежит руке известного художника Василия Васильевича Кандинского. Позже некоторые сомнения удалось развеять А.Д. Сарабьянову, видевшему этот рисунок и опубликовавшему его в 1992 году в книге «Неизвестный русский авангард».
Таким образом, к моменту организации выставки «Графика 1920–30-х годов» по документам музея проходило только одно произведение Кандинского.

Каково же было мое изумление, когда во время демонтажа на обороте одного из листов В.Н. Чекрыгина, «Сцена в поле» перед моими глазами предстало знакомое очертание красочных пятен и линий, с монограммой в левом нижнем углу работы (буква «К» в угловой скобке и под нею «15»)! Было ощущение: нечто похожее я где-то видела. В монографиях о В.В. Кандинском я почти тотчас нашла похожую композицию, но только приближенную к квадрату и выполненную масляными красками на холсте: это известная работа «Композиция. Красное с черным» 1920 года, размером 96х106 см, находящаяся в Государственном музее искусств Узбекской ССР, в Ташкенте. Итак, еще одна работа – акварель Кандинского в нашей коллекции! Я задалась вопросом: как в фонд музея попало произведение великого мастера? Началась долгая и кропотливая работа непосредственно в музейном архиве, архивах Кировской области и Москвы. В первую очередь, после просмотра книг поступлений, был найден источник – Управление культуры Кировского облисполкома, которое передало работу Кандинского музею в 1965 году (приказ № 211 от 10.08.1965). Другие документы имели доказательства того, что произведения Кандинского вместе с 77 живописными и графическими работами ранее находились в фондах Яранского районного краеведческого музея. Еще один интересный факт – запись в книге поступлений: «На обороте паспарту беспорядочное нагромождение цветных пятен», из чего следует, что акварель была подклеена к рисунку Чекрыгина «Сцена в поле» и в таком виде поступила из Яранска в Кировский художественный музей. Оставалось узнать, каким образом и когда произведения оказались в небольшом районном городе Кировской области. Ответ на этот, пожалуй, один из самых важных вопросов остается не до конца выясненным и на сегодняшний день. Второе открытие не заставило себя долго ждать. В ходе инвентаризации фондов графики была обнаружена третья работа В.В. Кандинского – акварель «Беспредметная композиция» 1915 года. Она оказалась подклеенной оборотной стороной к произведению казанского художника И.Н. Плещинского «Берег моря» (2). По стилю, красочному решению и размеру листа, а также монограмме в левом нижнем углу она напоминала ранее найденную акварель «Эскиз композиции «Красное с черным» 1915 года. Та же экспрессия в построении композиции, контраст желтых, синих, красных, черных цветов, монограмма в левом нижнем углу, только формат не горизонтальный, а вертикальный. В процессе искусствоведческого исследования стало известно, что у этой акварели есть вариант, созданный в том же 1915 году и находящийся в частной коллекции в Париже.

Каким же образом произведения очутились в Яранске? История эта очень увлекательна. В конце 1910-х годов в уездных городах Вятской губернии (3) Советске и Яранске проходили художественные выставки. В 1910-е годы слобода Кукарка (4) (г. Советск) являлась довольно крупным культурным и торговым центром Вятской губернии. Несмотря на события Гражданской войны и страшный голод в первые послереволюционные годы, 5 июля 1919 года в городе открылся Музей искусства и старины. История его создания тесно связана с существовавшей при бывшем Кукарском образовательном обществе Художественно-архитектурной фотографической комиссией. Даже в тяжелые и страшные годы разрухи, коллективизации и репрессий Музей искусства и старины занимался проведением крупных выставок, которые пользовались успехом у местного населения. Грандиозную работу по организации уникальных выставок осуществляли два человека: Е.В. Медведев – заведующий Советским райподотделом, архитектор, окончивший Варшавский политехнический институт, и С.Д. Якимов – школьный работник, выпускник экономического отделения Петроградского политехнического института. К счастью для исследователя, каждая выставка в Советске сопровождалась изданием небольшого каталога. Каталог второй передвижной выставки удалось отыскать в библиотеке художественного музея, каталог же третьей выставки мне никак не попадался. Помог телефонный звонок в районный краеведческий музей Советска – там нашелся этот каталог. Директор музея любезно предоставила его для просмотра. Третья передвижная художественная выставка Советского районного подотдела Главмузея, состоявшаяся в октябре 1921 года, оказалась уникальной по представленным экспонатам, масштабной по числу участников и количеству работ показанных зрителю: экспонентов – 55, произведений – 322. Аналогичные выставки современного русского искусства проходили и в других провинциальных городах России: в сентябре 1919 года – в Рязани и Витебске, в декабре 1920 года – в Пскове. Однако эти города были крупными губернскими и художественными центрами, расположенными недалеко от столицы. Для волостного же городка, удаленного от центральных магистралей, размах Третьей передвижной выставки был беспрецедентным. Эта выставка задумывалась в течение лета, на приглашение участвовать в ней откликнулось большинство казанских художников, много экспонатов поступило из Москвы от объединения «Мир искусства», Главмузея, Московского отдела ИЗО Наркомпроса. Экспонаты собирались в короткий срок. Для этого образовали инициативную местную группу и отправили людей в разные города: Казань, Вятку, Москву и Петроград. Планировалось, что выставка будет показана в близко расположенных городах Вятской губернии, заранее был разработан маршрут путешествия: Советск, Яранск, Царево-Санчурск, Малмыж, Уржум, Нолинск, Вятка. После этого работы предполагалось возвратить авторам.

Мысль об исчерпанности авангарда посещает многих деятелей культуры уже в 1920-е годы. В 1923 году Иван Пуни отмечал: «Возвращаясь к <…> беспредметничеству, которое было 7–8 лет назад, к оперированию простейшими телами в простейших комбинациях, я говорю, что в то время это беспредметничество обладало большей силой. Как бы то ни было, тогда это было действительно творчеством большой силы. Было тогда Америкой, теперь стало Саратовской губернией, и мы видим, что беспредметничество мало-помалу вырождается в эстетизм, финтифлюшество <…> вещи потеряли энергию и силу, бывшую, может быть, в свое время сыроватой, и зато приобрели детализированность и болтливость, свойственную старости» (5). Живописные и графические произведения В.Д. Бубновой, В.В. Кандинского, А.М. Родченко, В.Ф. Степановой, Н.А. Удальцовой, показанные жителям города Советска в 1921 году, были все еще «Америкой». По какому принципу отбирались экспонаты и какова была концепция выставки, можно только предположить. Разумеется, устроители стремились показать процессы, происходящие в современном искусстве. Возможно, экспозиция ошеломила публику своей новизной и необычностью. В октябре выставка побывала в Советске, в ноябре – в Яранске, а в связи «с переходом на нэп застряла в Яранске» (6). Несмотря на то, что выставка носила скорее полуофициальный характер, она переросла «внутриволостные» рамки и имела большой резонанс в общественной жизни не только города, но и всей губернии. Губмузей делал несколько попыток перевезти произведения из районного центра в Вятку, но они оказались безуспешными. Третья передвижная выставка стала на долгие годы последней художественной выставкой в Яранске. Только в 1965 году 77 произведений из 322 были переданы в Кировский областной художественный музей. Отдельные работы, по-видимому, вернулись обратно к владельцам в 20-е годы (хотя документов, подтверждающих это, пока не найдено). А некоторые произведения на многие десятилетия осели в запасниках районного краеведческого музея.

В 2001 году Е.А. Миколайчук провела в Государственном Эрмитаже технико-технологическую экспертизу бумаги и красочного слоя трех произведений В.В. Кандинского. Заключение гласило: «Представленные на экспертизу произведения из Кировского областного художественного музея являются подлинными произведениями В. Кандинского».
Итак, с источником поступления все было ясно. Но смущала одна деталь: в каталоге передвижной выставки указано шесть произведений Кандинского, в коллекции же Кировского художественного музея – только три. Сохранились ли три другие работы, а если сохранились, то где они находятся? Существовала версия, но ее следовало проверить. В город Яранск был сделан запрос, и третье открытие состоялось. В районном музее были найдены рисунок 1915 года, акварели 1915-го и 1919 годов, проходящие по каталогу. Когда работы В.В. Кандинского экспонировались на выставке в Советске, сам он уже собирался в «заграничную командировку». Произведения, представленные на Третьей передвижной художественной выставке – это его ранние три акварели и рисунок (1915), а также более поздние работы – рисунок (1918) и акварель (1919). Все произведения, экспонировавшиеся в Советске, относятся к московскому периоду. Собранные вместе акварели и рисунки дают представление о разноплановости творческих и духовных поисков художника. От динамики формы и цвета, проявившейся в композициях 1915 года, в более позднее время он переходит к спокойному рисунку тушью на бумаге и нежной живописи акварелью. Акварелям Кандинского, как и всем его работам 1910-х годов, свойственны цветовая звучность, экспрессия, соединение стихийного и рационального начал. Рисунки отличаются большей, чем живопись, динамичностью композиционных решений, в одном из них передан момент крайнего напряжения, подобный взрыву, ощущение катастрофы. Выставка в Государственном музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина (отдел личных коллекций) впервые вводит в широкий научный обиход произведения В.В. Кандинского, хранящиеся в Кировском художественном и Яранском краеведческом музеях.

Примечания

1 Секретарь Общества Кандинского в Париже (Societe Kandinsky).
2 Следует отметить, что на сегодняшний день все произведения, ранее подклеенные друг к другу, отделены, отреставрированы специалистами в художественно-реставрационных мастерских им. И.Э. Грабаря, Москва.
3 Вятская губерния переименована в Кировкую область в декабре 1934 года.
4 Слобода Кукарка была преобразована в город 9 августа 1918 года и получила название Советск. Официальный статус города получен в 1939 году.
5 Пуни И. Современная русская живопись. Берлин, 1923. Цит. по: Архив В.Н.Петрова. ОР ГРМ. Ф. 260. Ед. хр. 383. Л. 16.
6 Государственный архив Кировской области. Ф. 1163. Оп. 1. Ед. хр. 34. Л. 10.

 
Встреча в Государственном Русском музее сотрудников Кировского художественного музея А.В. Шакиной (справа) и И. В. Кувалдиной (слева) с Вивьен Барнетт
Встреча в Государственном Русском музее сотрудников Кировского художественного музея А.В. Шакиной (справа) и И. В. Кувалдиной (слева) с Вивьен Барнетт
В. В. Кандинский. Акварель
В. В. Кандинский. Акварель
В. В. Кандинский. Рисунок
В. В. Кандинский. Рисунок
В. В. Кандинский. Беспредметная композиция
В. В. Кандинский. Беспредметная композиция
В. В. Кандинский. Композиция
В. В. Кандинский. Композиция
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года