Дневники императрицы Марии Федоровны (1914–1920, 1923 годы). Москва, Вагриус, 2005

Дневники императрицы Марии Федоровны (1914–1920, 1923 годы).  Москва, Вагриус, 2005

К числу наиболее ярких и авторитетных членов Дома Романовых рубежа XIX–XX веков, бесспорно, принадлежала супруга Александра III, императрица Мария Федоровна (1847–1928), чья жизнь вместила в себя и бурную эпоху преобразований Александра II, и спокойно-монументальное царствование мужа, Александра III, и тревожное правление сына, Николая II, и трагическую пору войн и революций, и горечь вынужденного изгнания.

Датская принцесса Мария-София-Фредерика-Дагмар, став женой наследника престола Александра, будущего Александра III, теперь уже великая княгиня Мария Федоровна, открытым сердцем полюбила свою новую родину – Россию, с которой отныне была связана вся ее судьба.

История еще пока не оценила в полной мере роль императрицы Марии Федоровны в том мощном рывке развития, которое сделала страна в конце XIX – начале XX века. По традиции российского двора, в ведении Марии Федоровны находились многочисленные благотворительные, воспитательные и медицинские учреждения, относившиеся к Ведомству императрицы Марии («старшей» Марии Федоровны, супруги Павла I), возглавляла она и Российский Красный Крест. Мария Федоровна много сил отдавала этой деятельности, и недаром потом она помнила поименно сестер милосердия своих госпиталей и лечившихся там уже во время Первой мировой войны офицеров. Менее известна деятельность императрицы на ниве культуры и просвещения. А между тем, она была одним из инициаторов создания в Москве знаменитого Исторического музея. Жертвовала на строительство и Московского музея изящных искусств (имени Александра III, ныне – ГМИИ им. Пушкина), где один из залов носил ее имя. Общалась и переписывалась со многими прославленными «героями» русской науки и культуры – от Н.Н. Миклухо-Маклая до гениев Серебряного века. Ей посвящали стихи и музыкальные произведения (включая цикл романсов великого Чайковского). Она и сама неплохо рисовала, о чем свидетельствуют несколько написанных маслом ее работ, хранящихся в российских музеях. В общем императрица Мария Федоровна была личностью неординарной.

Как и почти все Романовы, Мария Федоровна многие годы вела дневники. Часть их, относящихся к дореволюционному периоду, сохранили российские архивы, другую часть императрица взяла с собой в эмиграцию, где также продолжала делать ежедневные записи. Долгое время судьба этих пред- и постреволюционных и эмигрантских дневников была неизвестна. Но в 2001 году произошло важное событие: знаменитый музыкант и большой ценитель русской истории и культуры М.Л. Ростропович приобрел саквояж с дневниковыми книжками Марии Федоровны у живущей в Англии Ольги Андреевны Романовой1. Прекрасно понимая, какой важный исторический источник находится в его руках, и как важно сделать его достоянием читающей публики, Мстислав Леопольдович передал тексты дневников для публикации московскому издательству «Вагриус». После долгой подготовительной работы книга увидела свет в 2005 году.

Над публикацией трудился целый авторский коллектив. Общее руководство проектом осуществляла известный историк Ю.В. Кудрина, автор многих работ об императрице Марии Федоровне, о русско-датских связях XIX–XX веков. Она же стала автором вступительной статьи, принимала участие в переводе, подготовила комментарии. Перевод текста дневников с датского языка осуществили также заведующий кафедрой скандинавских языков МГИМО А.Н. Чеканский и О.Н. Дудочкина-Крог. Это была очень нелегкая работа, ведь почерк Марии Федоровны не прост для расшифровки, а многие слова (в особенности это касается имен) автором сокращались. Но результат большого труда налицо: в книге опубликованы дневники с 1914-го по 1920-й и за 1923 год (из подборки дневников, приобретенных М.Л. Ростроповичем, с добавлением дневников, хранящихся в Государственном архиве Российской Федерации, и текста дневника за 1915 году из датской журнальной публикации начала 1930-х). Чем же интересны для читателя дневники Марии Федоровны? Что нового они добавляют в наши знания о ней? Ведь только за последние годы о Марии Федоровне опубликованы две солидные книги: «Императрица Мария Федоровна, (1847–1928) Ю.В. Кудриной» (М., 2000) и «Судьба императрицы» А.Н. Боханова (М., 2004).

Как только начинаешь читать дневники, прежде всего бросается в глаза ошеломляющее обилие имен, названных или даже лишь вскользь упомянутых на их страницах. Это десятки и сотни людей, которые проходили перед глазами императрицы, с которыми она общалась, встречалась, беседовала или вела переписку. Это – настоящая энциклопедия России (и не только России) того времени: здесь министры и генералы, придворные и офицеры, сестры милосердия и слуги… Императрица всех знала, всех помнила и всех отмечала в дневнике. Это была та самая – феноменальная, «романовская» память, которая являлась характерной чертой всей императорской династии. Но это было также, и прежде всего, глубоко внимательное отношение к окружающим людям не просто воспитанного, но и очень искреннего человека. Имена многих, особенно близких или хорошо знакомых людей Мария Федоровна писала сокращенно (или по семейным прозвищам, или даже просто по инициалам), поэтому расшифровать, кто имелся в виду, для публикаторов было делом непростым. В конечном итоге потребовалось составить большой именной указатель, своего рода краткий биографический словарь, в создании которого внес существенную лепту и автор этих строк. Всего в словаре оказалось более полутора тысяч (!) имен, и о каждом нужно было представить какие-то сведения. Эти имена дают представление о том широком круге лиц, которые входили в сферу общения императрицы; они представляют собой исторический срез России на изломе ее истории, свидетельствуют о непростых, порой трагических судьбах людей революционного лихолетья.

Много выстрадала в те годы Россия, много довелось пережить и ее бывшей государыне. Из дневников предстают перед нами картины жизни императрицы в Петербурге и Киеве, в Крыму и на Мальте, в Англии и Дании… Мария Федоровна фиксирует свои впечатления, мысли, переживания. Краткая форма дневника не дает возможности для развернутых размышлений, но даже в емких, обрывистых фразах чувствуется боль за Россию, беспокойство за судьбу страны. И почти не ощущается какой-то тревоги или страха за свою собственную судьбу. Мария Федоровна выступает в этих скупых строчках как сильная, очень цельная натура. Находившиеся с нею в Крыму не могли не удивляться той стойкости, с которой она переживала обрушившиеся на нее невзгоды и треволнения, тому, с каким достоинством она встречала их.

Так в чем же все-таки секрет императрицы? Что помогло ей выстоять в круговерти жизненных бурь? Своими дневниками она дает ответ и на этот вопрос. Это потрясающее чувство собственного мироощущения, которое было столь характерно для русской эмиграции первой волны. Чувство и неколебимости своего внутреннего мира, который не в состоянии изменить или затронуть никакой внешний «толчок», – тот стержень личности, который позволял русским эмигрантам первой волны всегда оставаться самими собой во всех сложных и жестких жизненных ситуациях. То, что было так характерно и для Николая II, и что, очевидно, воспитала в нем сама Мария Федоровна. При всех горестях и тревогах императрица почти каждую запись своих дневников начинает со слов о погоде. Она умеет находить красоту в природе и в окружающем мире, может воспринимать ее, любуясь с балкона предстоящей грозой, находить отдохновение и успокоение в самых, казалось бы, незначительных, обыденных вещах – она живет, несмотря ни на что. И, конечно, основой этого стержня всегда и везде остается для нее вера в Бога. «Только Всевышний поможет мне найти верное решение» – эти слова, как рефрен, звучат со страниц дневников.

Всевышний упокоил ее в соборе датского Роскильда, рядом с любимыми родителями. А теперь ее слова и дела возвращаются в Россию, и мы можем вспомнить ее…

Примечания

1. Выяснилось, что дневники после смерти императрицы оказались в руках ее дочери великой княгини Ксении Александровны, от которой, по-видимому, перешли к ее старшему сыну князю Андрею Александровичу, а после его смерти остались у вдовы княгини Надин Романовой, скончавшейся в 2000 г. Дочь Андрея Александровича и Надин, Ольга Андреевна, правнучка Марии Федоровны, и была последним из рода Романовых владельцем дневников.

 
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года