Собрание Е.М. Макасеевой в Музее личных коллекций

В этом году Музей личных коллекций ГМИИ им. А.С. Пушкина пополнился новым даром — собранием Елены Михайловны Макасеевой. Многие годы Елена Михайловна дружила с Музеем, была завсегдатаем выставок, концертов, проводимых на Волхонке, и еще при жизни завещала Музею свое собрание, насчитывающее около четырехсот произведений живописи, графики и прикладного искусства.

Елена Михайловна всю свою жизнь была связана с искусством. Она происходила из старой интеллигентной семьи с глубокими корнями и традициями. Ее отец — Михаил Осипович Вайсбейн, родной брат Леонида Утесова, одессит, был известным юристом. Мать — Маргарита Георгиевна, добрейшей души человек, прекрасно образованная женщина — в свое время окончила знаменитые Бестужевские курсы и была преподавателем русского языка и литературы. До Второй мировой войны семья жила рядом с Арбатом, в Староконюшенном переулке, 35 — это так называемый Щукинский особняк, где раньше обитал известный московский коллекционер Дмитрий Иванович Щукин, разместивший во всех двадцати комнатах свое прекрасное собрание западноевропейской живописи.

Соседями по квартире и ближайшими Вайсбейнам людьми была семья Шумских, у которых также было большое количество предметов русской старины. Дочь Шумских, Екатерина Петровна, позже вышла замуж за известного художника-иллюстратора Федора Викторовича Лемкуля. За 60 лет совместной жизни они собрали уникальную коллекцию русского и западноевропейского художественного стекла, ныне находящегося в постоянной экспозиции Музея личных коллекций. Крепкая дружба связывала Елену Михайловну с Лемкулями на протяжении всей жизни.

У Макасеевой страсть к коллекционированию была, что называется, в крови. Ее отец собирал живопись и старинные предметы. Дядя, Леонид Осипович Утесов, знаменит своей коллекцией фарфора, находящейся ныне во Всероссийском музее декоративно-прикладного и народного искусства. Елена Михайловна вспоминала, что картины в доме висели на стенах так, что их было видно в окна прохожим с улицы, и это было поистине удивительное зрелище! В самом начале войны при бомбежке в особняк попал снаряд. К счастью, никто не пострадал, но комнаты были разрушены, и большая часть прекрасного собрания пропала под обломками. Позже этот дом был реставрирован, но восстановительные работы исказили облик памятника, по сути уничтожив его.

Учась в гимназии, Елена Михайловна мечтала стать актрисой, но поступила во ВГИК на сценарный факультет. В то время там преподавали А.Я. Каплер, Н.М. Тарабукин, курсом старше учились Юрий Нагибин, Лазарь Карелин. Во время эвакуации в Алма-Ате Елена Михайловна какое-то время работала реквизитором у самого С.М. Эйзенштейна. После окончания института судьба привела Макасееву на Студию научно-популярного фильма, где она и проработала всю свою жизнь редактором, сначала в киножурнале «Наука и техника», а затем в журнале «Здоровье», который она, можно сказать, и создала. Елена Михайловна была удивительно одаренным и обаятельным человеком. Огненный темперамент и острый критический ум проявились еще в детстве, за что Леонид Утесов дал обожаемой племяннице прозвище — Перчик.

Главным делом жизни Елены Михайловны стало коллекционирование. Первое послевоенное приобретение — гранатовые серьги XVIII века — положило начало коллекции ювелирных украшений. В тяжелые послевоенные времена подобные покупки стоили многих лишений. Порой ради новой вещи для коллекции Елена Михайловна отказывала себе в куске хлеба, по несколько лет ходила в одном и том же платье.

В 1951 году Елена Михайловна вышла замуж за Бориса Константиновича Макасеева, известного оператора и режиссера документального кино. Супруги с воодушевлением стали обставлять и украшать свой дом. С этого времени и начались поиски старинной мебели, предметов интерьера и быта. Предпочтение отдавалось русским вещам XVIII — начала XIX века. В отличие от Лемкулей семья Макасеевых не ограничила круг своих интересов каким-то одним видом искусства. Елена Михайловна не просто собирала коллекцию, она устраивала свой дом похожим на родительский. Хозяйка пользовалась коллекционными вещами, видимо, именно поэтому основную часть собрания составляют предметы декоративно-прикладного искусства, умело сочетающие в себе художественность облика с утилитарной функциональностью.

Прекрасный секретер красного дерева, такой же туалет и фарфоровая люстра — вот первые вещи, появившиеся в доме. Нередко предметы попадали в руки Елены Михайловны в плачевном состоянии. Так, например, старинный туалет карельской березы был привезен из Ленинграда в брезентовом мешке разобранным на отдельные детали. Работа по его восстановлению велась чуть ли не год. В результате прекрасная вещь екатерининских времен — роскошное «сооружение» со множеством выдвигающихся ящичков и раскрывающихся створок — приобрела свой первоначальный вид.

Сохранность предмета не имела какого-то особого значения при покупке: заботливые руки хозяев помогали сберечь дух прошлого времени еще на многие годы. Коллекционирование — это страсть. Попавшая однажды в руки старинная вещь притягивает к себе другую и так далее, а когда этих удивительных вещей насчитываются десятки, а потом и сотни, то они наполняют собою жизнь. Елена Михайловна собрала уникальную коллекцию музейного уровня, воспроизводящую быт русского дворянства и усадебные интерьеры первой половины XIX века.

Несмотря на то что большая часть коллекции представлена произведениями искусства конца XVIII — первой половины XIX века, отдельные вещи выходят далеко за эти хронологические рамки. Ядром собрания являются предметы русского и западноевропейского фарфора. История отечественного фарфорового производства началась в 1744 году с основания в Петербурге Императорского завода.

В коллекции Макасеевой продукция этого завода представлена одиночными произведениями, относящимися к эпохам правления разных императоров — от Екатерины II до Александра III. Так, например, несколько небольших флаконов относятся ко времени правления Николая I. Выполненные в модных в то время восточном и рокайльном стилях, сочетающие необычные формы с яркими красками и лепными деталями, они очень нарядны. К позднему этапу деятельности Императорского фарфорового завода относится кувшин с ручкой в виде коралла из Кораллового чайного сервиза (1846-1847). Отличительной чертой сервиза являлись ярко-красные ручки в виде переплетенных веток коралла.

В XIX веке значительную конкуренцию императорскому фарфору составляла продукция многочисленных частных заводов. Первым из них был завод Гарднера, основанный в 1766 году. В собрании Елены Михайловны продукция завода Гарднера представлена весьма разнообразно и в стилевом, и в типологическом отношении. Здесь можно увидеть ампирную вазу с ручками в виде лебедей, кофейники, кувшины, молочники, чайницы, украшенные знаменитым «гарднеровским» цветком шиповника, чайные пары, изящные флаконы, расписанные в духе «второго рококо».

В коллекции имеются предметы, выполненные на заводе братьев Корниловых (основан в Петербурге в 1835 году): кувшин, чайная пара и флакон (все с фирменной маркой — двуглавым орлом под короной со скипетром и державой и надписью: «Братьевъ Корниловыхъ въ СПетербургъ»). Предметы имеют сложную рельефную поверхность, которой соответствует роспись изящными золотыми медальонами с изображениями птиц и цветов. Шире всего в коллекции представлена продукция завода Попова, по значению второго после гарднеровского частного фарфорового производства в России. Здесь и целая группа чашек с блюдцами, кувшины, тарелки и разнообразные по форме и декорировке флаконы, тулово которых имеет форму четырехугольной подушки, кисточки на углах служат не только украшением, но и ножками. Узкое цилиндрическое горлышко закрывается пробкой, на которую сверху надевается еще крышка в виде такой же подушки, только меньшего размера. Весьма ценно, что в собрании Елены Михайловны Макасеевой представлено большое количество русских частных заводов. Здесь можно найти вазу с цветочной лепниной и маскаронами завода Миклашевского, прекрасную чайную пару и забавную чернильницу в виде туфельки завода Новых, флакон завода Кудинова, фаянсовые тарелки фабрики Широбокова, Киево-Межигородской мануфактуры, завода Храпунова-Нового, Ауэрбаха и т. д.

Истинной жемчужиной коллекции является чашка с блюдцем, выполненная на Юсуповском заводе в Архангельском в 1830 году. Произведения этого завода, являясь достоянием лучших музеев страны, в частных коллекциях и на антикварном рынке весьма редки. Объем производимой на Юсуповском заводе продукции был сравнительно небольшим, так как фарфоровые изделия предназначались лишь для собственного употребления или же для дорогих подарков. Эту продукцию отличало высокое качество росписей и позолоты. Такие вещи берегли как произведения искусства, чем объясняется прекрасная сохранность дошедших до нас редких экземпляров. Чайная пара из собрания Макасеевой выполнена в розовом цвете, в медальоны вписаны пышные букеты роз, всю поверхность покрывает золотой орнамент. Происхождение предметов подтверждает и прекрасно сохранившаяся золотая надпись: «Archangelski 1830 го».

Наряду с фарфором русских заводов в коллекцию Елены Михайловны входят и предметы западноевропейского происхождения. Это итальянская майолика, мейсеновский фарфор, миниатюрный флакончик фабрики «Старый Берлин», тарелка завода Франкенталь, сплошь покрытый золотой сеткой чайник с носиком в виде головы лебедя, изготовленный в Париже в мастерской братьев Дарт, и т. д. Английский фаянс, украшенный печатным рисунком, представлен рядом тарелок знаменитых Веджвуда и Дэвенпорта.

Собирала Макасеева и предметы из стекла. В основном это фигурные флаконы, выполненные из разноцветного глушеного стекла, расписанные эмалевыми красками и золотом. Развитие производства цветного стекла в России в конце XVIII века, а затем возвращение этой моды в 1830-х годах во многом способствовало росту популярности такого трудоемкого и почти ювелирного вида рукоделия, как бисерная вышивка. В коллекции Макасеевой собраны различные сюжетные картины, разнообразной формы кошельки, бумажники, подстаканники, сонетка и чубук. Это небольшие по размерам произведения, выполненные в технике либо вышивания, либо вязания из мелкого разноцветного бисера. Лучшие из этих произведений экспонировались на выставке «Эпоха бисера. Вышивки XVIII — XIX веков из частных коллекций», проходившей в Музее личных коллекций в 2002 году. Среди них была представлена композиция «Плач на реках Вавилонских», выполненная в Германии в середине XIX века. Популярный в то время сюжет сопровождает надпись на немецком языке: «Мы сидели на реках Вавилонских и плакали, когда вспоминали о Сионе».

Серебро представлено в коллекции небольшими столовыми предметами, чарками, кофейниками, вазочками-конфетницами. Особенно привлекает внимание набор из пяти небольших ложек, выполненных в XVIII веке в Голландии. Все они имеют на дне вычеканенное изображение и фигурное навершие на конце ручки. Тема этих украшений — традиционные жанровые сценки и мотивы: сцена в таверне, крестьянин в шляпе, рыбаки в лодке, мельница, аист, корабли... Ряд серебряных табакерок напоминает нам о галантном XVIII веке с его модой на нюхательный табак. На крышке одной из табакерок помещено изображение Медного всадника (кстати, именно Петр I ввел в России моду на табак). Постепенно табакерка из чисто бытового предмета превратилась в символический атрибут, она нередко являлась наградой, дипломатическим даром или интимным подарком. Интересна табакерка в виде лежащего на подушке мопса. Тонкая гравировка воспроизводит шерсть собаки, в качестве глаз вставлены две красные бусинки. Точно такая же табакерка, но только выполненная из золота и украшенная бриллиантами, хранится в Государственном Эрмитаже, когда-то она принадлежала императрице Екатерине II. Во время ее правления различные изображения собачек мопсов приобрели особую популярность, так как они символизировали дамский «Орден мопсов», пользовавшийся покровительством императрицы.

В доме Елены Михайловны все эти мелкие вещицы были аккуратно расставлены по полочкам многочисленных витрин, горок, шкафчиков. Стены квартиры украшали прекрасные произведения живописи и графики. Эта часть собрания, безусловно, заслуживает изучения и отдельного разговора. Пока стоит сказать, что среди имен авторов живописных и графических произведений встречаются, например, Франческо Альбани, В.И. Гау, О.А. Кипренский, Ф.А. Малявин и другие. Большая часть графических произведений — это небольшие портретные изображения. Так, например, «Портрет женщины в черном платье» принадлежит кисти Ореста Кипренского. Автор другого женского портрета Алоиз Густав Рокштуль имел прибалтийские корни, был потомственным художником, академиком миниатюрной живописи. В Академии художеств был учрежден специальный класс, где обучали искусству миниатюры. В XVIII — первой половине XIX века миниатюра переживала расцвет, особой популярностью пользовалась живопись на кости. Портретные изображения ближайших родственников, детей, возлюбленных и друзей выполняли роль современной фотографии, их заказывали для того, чтобы возить с собой. Ярким примером такой «дорожной миниатюры» является групповой портрет пяти детей, выполненный М. Альбонези. Он вмонтирован в кожаное портмоне, которое из кошелька легко трансформируется в рамку, на ней написаны имена детей. Миниатюры вставлялись в крышки табакерок, шкатулок, их носили на шее как медальоны. Интересно, что на обороте одного из подобных овальных портретов спрятана прядь волос, принадлежавшая, вероятно, изображенному здесь молодому человеку.

Предметы из коллекции Елены Михайловны Макасеевой, воссоздавая атмосферу ушедших эпох, интересны по отдельности и бесценны в совокупности. Вскоре собрание Макасеевой займет достойное место в постоянной экспозиции Музея личных коллекций.

 
Табакерка в виде лежащего мопса. Россия. Конец XVIII в. Серебро, бисер, литье, чеканка, гравировка, золочение
Табакерка в виде лежащего мопса. Россия. Конец XVIII в. Серебро, бисер, литье, чеканка, гравировка, золочение
Яйцо пасхальное. Россия. Императорский фарфоровый завод. 1840-е гг. Фарфор, надглазурная роспись, позолота, цировка по позолоте
Яйцо пасхальное. Россия. Императорский фарфоровый завод. 1840-е гг. Фарфор, надглазурная роспись, позолота, цировка по позолоте
Флакон с пробкой. Россия. Завод братьев Корниловых. 1840-е гг. Фарфор. Флакон с пробкой. Западная Европа, Франция (?). 1830-40-е гг. Фарфор. Флакон с пробкой и крышкой. Россия. Завод А.Г. Попова.1830-40-е гг. Фарфор.
Флакон с пробкой. Россия. Завод братьев Корниловых. 1840-е гг. Фарфор. Флакон с пробкой. Западная Европа, Франция (?). 1830-40-е гг. Фарфор. Флакон с пробкой и крышкой. Россия. Завод А.Г. Попова.1830-40-е гг. Фарфор.
Чашка с блюдцем. Россия. Завод Н.Б. Юсупова. 1830. Фарфор, надглазурная роспись, позолота
Чашка с блюдцем. Россия. Завод Н.Б. Юсупова. 1830. Фарфор, надглазурная роспись, позолота
М. Альбонези. Групповой портрет детей. 1834. Кость, масло. Кожа, шелк, тиснение золотом
М. Альбонези. Групповой портрет детей. 1834. Кость, масло. Кожа, шелк, тиснение золотом
Ваза. Европа, 1830-е гг. Фарфор, надглазурная роспись, позолота, цировка по позолоте
Ваза. Европа, 1830-е гг. Фарфор, надглазурная роспись, позолота, цировка по позолоте
Чайник с крышкой. Россия. Завод А.Г. Попова. 1840-е гг. Фарфор, надглазурное крытье, позолота.Чашка с блюдцем. Россия. 1830-40-е гг. Фарфор, надглазурное крытье, надглазурная роспись, позолота
Чайник с крышкой. Россия. Завод А.Г. Попова. 1840-е гг. Фарфор, надглазурное крытье, позолота.Чашка с блюдцем. Россия. 1830-40-е гг. Фарфор, надглазурное крытье, надглазурная роспись, позолота
"Плач на реках Вавилонских". Германия (?). 1840-50-е гг. Вышивка мелким бисером по холсту
Столик-консоль. Россия. 1830-е гг. Карельская береза с отделкой черным деревом.
Столик-консоль. Россия. 1830-е гг. Карельская береза с отделкой черным деревом.
Ложки. Голландия. XVIII в. Серебро, литье, чеканка, гравировка, пуанцировка
Ложки. Голландия. XVIII в. Серебро, литье, чеканка, гравировка, пуанцировка
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года