Объединение «Круг художников». 1926-1932

Объединение «Круг художников».  1926-32

С 28 июня
Корпус Бенуа Русского музея

28 июня в корпусе Бенуа Русского музея открывается выставка «Объединение «Круг художников». 1926-1932». Экспозиция включает более 150 произведений живописи, графики и скульптуры из собрания ГРМ, ГТГ, МИИ Республики Карелия, Псковского ГОИАХМЗ и частных коллекций Москвы и Петербурга.

   Деятельность общества «Круг художников» — одно из самых ярких, своеобразных и, одновременно, характерных явлений своего времени. Будучи объединением сугубо ленинградским, «Круг» органично сочетал приверженность традициям местной школы с устремленностью к новому, провозглашенному ими в декларациях «стилю эпохи». На фоне современных ему объединений («Община художников», Общество художников-индивидуалистов, «4 искусства», ЗОРВЕД, МАИ.) «Круг» выделялся наличием творческой программы и специфическими организационными принципами (коллективное обсуждение работ, предварительный просмотр эскизов, своеобразная программа самообразования, коллективное участие в культурных мероприятиях). Активность «Круга» — творческая и общественная — не имела аналогов в Ленинграде и была близка, скорее, московскому ОСТ (Обществу станковистов, 1925-1932).

«Круг художников», как и ОСТ, — творческий коллектив индивидуальностей, сплоченных общностью целей и совместной работой на протяжении 4–5 лет. За период активной деятельности «Круг» объединял около 50 членов. Основной состав оставался почти неизменным, пополняясь притоком молодых творческих сил. Среди круговцев было немало известных впоследствии мастеров — В.В. Пакулин, А.Ф. Пахомов, А.Н. Самохвалов, А.И. Русаков, Д.Е. Загоскин, В.И. Малагис, Б.Е. Каплянский. Их произведения показывают, в каком направлении развивался «Круг» и насколько лозунги соответствовали реальной творческой практике.

Ядро будущего общества начало складываться еще в 1922-1923 годах,и тогда было совершенно очевидно,что большинство в нем составляли молодые художники, испытавшие влияние «левых» и прошедшие школу авангарда.

   В середине 1920-х годов со страниц прессы все чаще раздавалось официальное требование оптимизма, которое должно быть присуще «пролетарскому искусству». В журналах публиковались статьи, содержащие рассуждения о «новом реализме». Основанное в марте 1926 года восемнадцатью выпускниками ВХУТЕИНа объединение «Круг художников» в своем уставе объявляло о «невозможности участия в существующих в Ленинграде художественных обществах», заявляло об отрицательном отношении к «подчеркнутому индивидуализму, поверхностному этюдизму и литературщине» в творчестве, о стремлении отражать в произведениях наиболее существенные явления современности. В декларации 1928 года «Круг» провозгласил, что в поисках адекватного времени «стиля эпохи» на первый план он ставит «принцип тесно сплоченного коллектива, осуществляющего как общее художественно-идеологическое воспитание своих членов, так и руководство их практической работой». Сегодня, конечно, бросается в глаза марксистский пафос и максималистская директивность установок «Круга», но в 1920-е годы они были данью времени. Круговцы — в большинстве своем недоучившаяся, но сверхактивная провинциальная молодежь — были вынуждены быть старше самих себя и бесстрашно устремляться к новому.

   Основные три выставки «Круга художников» проходили в Русском музее в 1927, 1928, 1929 гг. в рамках деятельности Отдела новейших течений, возглавляемого Н. Н. Пуниным. Всем выставкам общества предшествовал «дискуссионный обзор качеств выставленных вещей». По воспоминаниям, работы обсуждались с такой горячностью, что, случалось, кого-нибудь выбрасывали вместе с его картинами. Контроль «доведенности произведения до высоты классической вещи», провозглашенный правлением «Круга», осуществлял, главным образом, один из инициаторов создания общества — В.Пакулин, его авторитет был непререкаемым. Нередко он «дотягивал» работы своих товарищей.

   В авангарде поисков «Круга художников» шли живописцы.

Сравнивая произведения круговцев и отмечая разнообразие их почерков, можно убедиться и в присущей им некой общности. Это и стремление к типажности образов, и преобладание крестьянской темы (в понимании которой заметен опыт прямых и косвенных учителей — К. С. Петрова-Водкина и К. С. Малевича), хотя на второй и третьей выставках темы спорта, революционных событий и праздников прозвучали на равных — и ощутимые тенденции монументализма в станковой картине. Программный характер носила показанная на первой выставке картина Пакулина «Жница». На обороте художник помещает текст, в котором поясняет цель, которую ставил перед собой. Это создание символического образа, которое заставляет его отказаться от конкретности в изображении модели. В своем творчестве Пакулин подвергал апробации разные явления современного искусства и одновременно со «Жницей» создал «Даму с веером», напоминающую полотна Ренуара. Внимание на выставке привлекали также произведения Пахомова («Работница» («Портрет в голубом»), Самохвалова («Щебенщики»), Русакова («Порт»), Загоскина («Натюрморт»), Иванова («Желтые стены»), Орехова («Кузнецы»).

   Вторая выставка — апогей деятельности «Круга». Она отличалась большим единством и широтой в показе современной тематики. Пакулин выставил «Женщину с ведрами» (ГРМ), напоминающую «Жницу», и написанные в более экспрессивной манере картины «Женщина в красной шляпе» и «Матрос (В кабачке)» (ГРМ). Малагис в картинах «Автопортрет» и «Мальчик с яблоком» (ГРМ) продолжил традиции искусства учителя — К. Петрова-Водкина. Психологические портреты, необычные для круговцев, предпочитавших портреты-типы, выставил Русаков («Портрет режиссера Стабового», «Портрет В. Макса (Максимова)». Для Самохвалова 1927-1928 годы — решающие в становлении творческой манеры. Он создал такие произведения, как «Молодая работница» (ГРМ), «Спартаковка» (ГТГ), «Человек с шарфом» (ГРМ). Но более всего на второй выставке запомнилась его «Кондукторша (Трамвайная кондукторша)» (ГРМ) — «советская Мадонна», впечатлявшая своим пространным символизмом.

   Третья выставка дала возможность судить о расширении тематического диапазона показанных работ. Пакулин в картине «Террор» (ГРМ) следовал тенденции, наметившейся в его «Матросе», тогда как картина «Да здравствует Международный день работниц» (эскиз в ГРМ) возвращала к традициям древнерусской живописи. Несомненный интерес вызвали картины Пахомова («Мальчик (Крестьянский мальчик)» (ГРМ), «Девушка в голубом» (ГРМ), «Детский дом на пляже» (ГТГ). О неизменности творческих принципов Русакова говорили «Портрет художника Якова Шура» (частное собрание, Москва) и «Женщина за столом (Т. И. Купервассер)» (ГРМ). Программной является работа скульптора Каплянского «Портрет матери».

К концу 1929 года состав общества почти наполовину обновился. Той органической связи, которая существовала среди круговцев в первые годы, уже не было. Последние из пришедших в самостоятельных выставках «Круга» принять участия не успели. В 1930 году «Круг» организовал в Киеве экспозицию, составленную из работ, известных по другим выставкам общества. Именно этот год явился рубежом активного периода существования «Круга». Творческая практика объединения вливается в общий поток культурного строительства. Как все советские художники, круговцы оказались охвачены движением, связанным с выездами в творческие командировки на заводы и фабрики, в колхозы. Последнее выступление «Круга художников» состоялось на выставке «Художники РСФСР за ХV лет» в Русском музее (1932).

Впрочем, к этому времени отношение к «Кругу» изменилось. Если в 1920-е годы критики отзывались о круговцах в основном благожелательно, то в начале 1930-х годов отрицательная оценка их деятельности стала доминировать. «Формализм» и «буржуазный» — эти слова прозвучали обвинительным приговором объединению. На долгие годы «Круг» был предан забвению, за это время было утрачено творческое наследие ряда его участников. Лишь в конце 1960-х годов были сделаны попытки реабилитировать «Круг» с оговорками, что в силу молодости участников объединения имела место «левизна» и склонность к «формализму». Во второй половине 1980-х — 1990-е годы искусство первой четверти XX века было «восстановлено в правах». Это относится и к творчеству членов «Круга художников», которым удалось создать произведения, ставшие настоящей эпохой в истории искусства — эпохой «советского романтизма».

 
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года