Игорь Макаревич – Елена Елагина. В пределах прекрасного. Объекты. Инсталляции

Игорь Макаревич – Елена Елагина.  Выставка

30 ноября — 8 января
пресс-показ 29 ноября в 12.00, вернисаж в 16.00
ГТГ, Крымский Вал, 10, залы 40–42

Игорь Макаревич и Елена Елагина – яркие представители московской концептуальной школы, классики отечественного актуального искусства.

Они входили в «ближний круг» Ильи Кабакова, в 80-е годы были активными участниками группы «Коллективные действия», организованной Андреем Монастырским. Каждый из них – самостоятельная творческая личность. Однако «слияние» в семейный и профессиональный дуэт оказалось для них в высшей степени продуктивным, вывело работу каждого на новый качественный уровень. Находясь в творческом тандеме, художники смогли использовать особый креативный потенциал друг друга, создать развернутые многоплановые эпосы-инсталляции.

«В пределах прекрасного» – собрание пластических и литературных «сочинений» художников за последние годы. Хронологические рамки – с 1987 по 2004 год. Эта музейная акция полно представляет индивидуальные и совместные произведения мастеров. На выставку отобрано около 150 работ из собрания Третьяковской галереи, галереи «XL», Московского музея современного искусства и частных собраний.

Экспозиция четко структурирована. Она состоит из пяти блоков. Первый – это ранние индивидуальные произведения конца 80-х – начала 90-х годов. Второй – «Магия идеологии» – включает три раздела: «Закрытая рыбная выставка» (общая работа И.Макаревича и Е.Елагиной, 1990–1996), «Лаборатория великого делания» (Е.Елагина, 1996), «Рисунки старых советских мастеров» (И.Макаревич, 2000). Центральная часть выставки – «Кладезь жизни» (И.Макаревич, Е.Елагина, 2003–2004). Следующие блоки – «Homo Lignum» (И.Макаревич) и «Паган» (И.Макаревич, Е.Елагина, 2003).

Череда инсталляций (индивидуальных выставочных проектов) представляет грандиозную ойкумену, населенную вымышленными и реальными персонажами. Среди них – Николай Иванович Борисов, скромный бухгалтер, маниакально стремившийся стать деревом («Homo Lignum»), Ольга Борисовна Лепешинская, академик-биолог, проводившая опыты по омолаживанию клеток («Лаборатория великого делания»), Буратино, «продукт материализации солнечного света» и «агент утопических преобразований» («Кладезь жизни»), миколог Р.Г.Вессон, создавший двухтомник «Россия: грибы и история» («Паган») и другие. Все они – герои виртуозных мистификаций и стоят в одном ряду с персонажами И.Кабакова, В.Пивоварова, В.Комара и А.Меламида.

Каждый из проектов целостен и самодостаточен. Каждый был прежде «прокатан» как отдельная выставка. Однако их совместное пребывание в залах Галереи полезно для понимания как сквозных линий, так и литературных, пластических особенностей каждого проекта. Основополагающей чертой высказывания Макаревича и Елагиной стала тщательная литературная разработка концепции. Отдельные проекты сравнимы с развернутыми эпосами. Макаревич утверждает, что для него литература всегда была понятнее изобразительного начала, а их творчество с Елагиной можно рассматривать как поэтическое. Зачастую идеологии и мифы инсталляций художников сопоставимы с тоталитарными идеологиями XX века («Кладезь жизни»). Но отправной точкой практики Макаревича и Елагиной обычно служат не столько глобальные проявления парадоксов социалистической системы, сколько курьезные объекты, артефакты, визуальные клише ушедшей формации. Это и каталог «Закрытой рыбной выставки» Астраханского Дома Партактива, и рисунки довоенных художников («Рисунки старых советских мастеров»), и инструкция с правилами выживания в экстремальных условиях холода («Кладезь жизни»).

Объекты, изображенные в произведениях художников, обычно имеют изъяны и пороки, порожденные либо средой, либо личными переживаниями. Но даже если объект активно одиозен или безобразен (сама Елагина признавалась, что ей было крайне неприятно ассистировать Макаревичу в фиксации изображений для «HOMO Lignum»), форма преподнесения материала всегда искусна. Сказывается высокое «ремесленное» мастерство художников. Они владеют профессиональными навыками в области живописи, офорта, шелкографии, фотографии, скульптуры. Даже постмодернистская симуляция неумения (например, в «Закрытой рыбной выставке»), сознательное использование внешне непрофессиональных навыков, не перекрывают совершенства исполнения. Игорь Макаревич был и остается изощренным эстетом, а Елена Елагина обладает тонким вкусом и чувством как семантики слова, так и визуальных изображений. Потому каждое художественное высказывание тандема всегда остается «в пределах прекрасного».

Игорь Макаревич родился в 1943 году в Грузии в семье архитектора. В 1951 с родителями переехал в Москву. С 1955 по 1962 учился в Московской средней художественной школе, в 1968 окончил Всесоюзный Государственный институт кинематографии (художественный факультет). В дальнейшем занимался книжной графикой, сценографией, монументальной живописью, скульптурой, фотографией. С 1979 по 1989 вместе с Елагиной входил в состав группы «Коллективные действия». Активно выставляется с 1979 года.

Елена Елагина родилась в 1949 году в Москве в семье детского писателя. С 1962 по 1967 училась в Московской средней художественной школе. С 1964 работала в мастерской Эрнста Неизвестного. В 1972–1976 училась на литературном факультете Орехово-Зуевского педагогического института. В 1969–1978 работала иллюстратором в журнале «Знание-сила». С 1988 года – участник групповых и персональных выставок в России и за рубежом.

1981 – свадьба Макаревича и Елагиной; совместное изготовление панно для зала заседаний Политбюро в Кремле. 1990 – первый совместный проект в области актуального искусства и первая парная выставка.

 
Игорь Макаревич – Елена Елагина. Кладезь жизни. Ганимед. 2004. Х., м. 195х155
Игорь Макаревич – Елена Елагина. Кладезь жизни. Ганимед. 2004. Х., м. 195х155
Игорь Макаревич. Кладезь жизни. Заиндевевший орел. 2003. Металл, морозильная установка
Игорь Макаревич. Кладезь жизни. Заиндевевший орел. 2003. Металл, морозильная установка
Игорь Макаревич. Homo Lignum. Круг жизни. 2000. Деревянный шпон, шелкография
Игорь Макаревич. Homo Lignum. Круг жизни. 2000. Деревянный шпон, шелкография
Игорь Макаревич. Homo Lignum. Десять Буратин. 1998. Бумага, шелкография. 76х58
Игорь Макаревич. Homo Lignum. Десять Буратин. 1998. Бумага, шелкография. 76х58
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года