Михаил Соколов (1885–1947). К 120-летию со дня рождения художника

Михаил Соколов. Осенний пейзаж. I половина 1940-х. Б., тушь, перо, кисть, размытый кр. карандаш, мел. 6,2х6,9

23 декабря — 22 января
ГТГ, Лаврушинский, 12 (Инженерный корпус)

Имя уроженца г.Ярославля Михаила Ксенофонтовича Соколова (1885–1947) хорошо известно любителям искусства. Не примыкавший к художественным группировкам 1910–1920-х годов, он смог сохранить творческую независимость, создавая собственный фантазийный мир в работе над циклами: «Прекрасные дамы», «Цирк», «Французская революция»… Особую известность ему принесли графические миниатюры, выполненные в сталинских лагерях.

На выставке представлены живопись и графика из Третьяковской галереи, Ярославского художественного музея и частных собраний

Выставка произведений Михаила Ксенофонтовича Соколова в Третьяковской галерее приурочена к 120-летию со дня рождения художника. Ее давно ожидали знатоки, критики, коллекционеры. Соколов получил признание уже при жизни, но оно было ограничено узким пространством ценителей, искусствоведов. В настоящее время круг почитателей его творчества неизмеримо увеличился, и Соколов ныне известен как один из самых ярких, оригинальных и красивых российских художников первой половины ХХ века.

Человек простого происхождения, он не получил никакого системного образования. Между тем всю свою жизнь он тянулся к культуре не просто высокой, но аристократически-рафинированной. Всю жизнь он оставался художником совершенно независимым, который сумел сохранить свою творческую свободу в условиях сурового времени, в котором Соколову-человеку выпали на долю нищета, лагерь, ссылка. На столичную художественную сцену Соколов попал довольно поздно, когда ему было под 30. Это случилось в середине 1910-х. До того он некоторое время учился в Московском Строгановском училище, которое не закончил; затем попал на военную службу и служил во флоте. Он долго искал свою манеру письма. Его тогдашние художественные увлечения – это Михаил Врубель и художники-эстеты из объединения «Мир искусства». В начале следующего десятилетия Соколов, как и многие другие, переживает увлечение кубизмом. Однако кубизм в его творчестве постепенно вытесняется влиянием искусства европейских мастеров, причем не только последнего времени, что было довольно распространено для той эпохи, но и совсем старых, от ренессанса и барокко до романтизма. Уже в конце 1910-х – начале 1920-х Соколов берется за такую тематику, которая делает очень заметным его постепенный отход от кардинальных путей движения современного ему искусства. В духовных и пластических поисках он был близок художникам объединения «Маковец» и ее лидеру В.Н.Чекрыгину. Значительное место в творчестве Соколова занимает в эти годы образ святого Себастьяна, что представляет собой едва ли не первый опыт обращения к этому образу русского художника вообще. Для того чтобы придать ему некоторую актуальность Соколов часто привносит в изображения святого элементы кубизма – неожиданные сопоставления треугольных плоскостей, срезы и отсечки.

К середине 1920-х вырабатывается его неповторимый стиль. Работая короткими, нервными, «цепляющими» штрихами в графике и примерно такими же мазками в живописи, Соколов словно стремится удержать открывшийся ему образ, в котором есть нечто невыразимое. Он готов был помногу раз вызывать его из небытия, дабы он мог раскрыться перед ним как-то по-другому. Поэтому полноценнее всего Соколов мог передавать свое понимание образа в длинном ряду произведений, связанных одним мотивом и нередко (но отнюдь не всегда) выполненных и в живописи, и в графике. Он называл их циклами, подчеркивая тем самым важный для него момент кругового вечного возвращения к идеалу, который некогда был явлен ему. К его самым известным живописным и графическим циклам относятся «Страсти», «Французская революция», «Музыканты», «Всадники», «Прекрасные дамы», «Уходящая Москва», а также циклы миниатюр, выполненных им в лагере, куда он попал в конце 1930-х.

В экспозицию включено свыше 200 графических листов и около 50 живописных полотен Соколова, архивные материалы. Помимо работ из Третьяковской галереи, на выставку поступили произведения из Ярославского художественного музея и частных коллекций.

К выставке издан каталог. Содержание:

  • В.И. Ракитин. Судьба романтика в реально-ложном мире.
  • И.А. Лейтес. Незамеченный временем. Художник Михаил Соколов.
  • Н.П. Голенкевич. Из истории творческого наследия М.К. Соколова.
  • Т.М. Левина. О пространствененом языке живописи М.К. Соколова.
  • Т.А. Лебедева. М.К. Соколов — иллюстратор.
  • Н.М. Тарабукин. Колористичность и живописность в работах художника Михаила Соколова. Доклад прочитан в ГАХНе в 1929 году.
  • Д.С. Недович. Стиль и стилизация в искусстве Михаила Соколова. Доклад прочитан в ГАХНе в 1929 году.
  • А.В. Бакушинский. Конспект доклада, прочитанного в ГАХНе в 1929 году.
  • А.М. Эфрос. Выставка незамеченных.
  • ПЕРЕПИСКА М.К. СОКОЛОВА. 1933 — 1947
  • Письма М.К. Соколова к Н.Н. Малыгину из Москвы в Ярославль. 1933 — 1934
  • Письма М.К. Соколова к А.И. Шугрину со станции Тайга в Москву. 1940 — 1941
  • Письма Н.М. Тарабукина к М.К. Соколову из Москвы в Рыбинск. 1944 — 1947
  • Письма В.Н. Лазарева к М.К. Соколову из Москвы в Рыбинск. 1944 — 1946
  • Письма Г.В. Жидкова к М.К. Соколову из Москвы в Рыбинск. 1945 — 1947
  • ВОСПОМИНАНИЯ О М.К. СОКОЛОВЕ
  • Т.Ф. Панкова
  • В.Р. Никитина
  • Е.Г. Эйгес

Е.Г. Эйгес — жена художника С.К. Эйгеса. В свое время Эйгес обучался в студии Д.М. Кардовского, затем во Вхутеине, где его учителями были А.Д. Древин и С.В. Герасимов. Однако наиболее близким себе по духу учителем, у которого он, однако, не проходил никакого курса, Эйгес считал Соколова. Их познакомил историк В.С. Городецкий. На одном из портретов (находится в собрании семьи Эйгес) — рисунке углем, Эйгес изобразил М.К. Соколова, и тот в знак признания написал на этом портрете «Подтверждаю» и поставил свою подпись.

Воспоминания Е.Г. Эйгес, написанные в 1980 году, были предоставлены для каталога ее дочерью Натальей Сергеевной. О творчестве С.К. Эйгеса читайте: Александра Струкова, Наталья Эйгес. Романтик Сергей Эйгес. «РИ» № 2/2005.

 
Михаил Соколов. Шарлотта Корде. 1933. Б., тушь, кисть, перо, акв. 31,5х21,1
Михаил Соколов. Шарлотта Корде. 1933. Б., тушь, кисть, перо, акв. 31,5х21,1
Михаил Соколов. Портрет дамы с веером. 1930-е. Б., акв., тушь, кисть, перо. 29,8х18,6
Михаил Соколов. Портрет дамы с веером. 1930-е. Б., акв., тушь, кисть, перо. 29,8х18,6
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года