Сергей Шаблавин. «Исчезновение»

Сергей Шаблавин. Прибытие (ж.д.) 2000, холст/масло125х125 см

17 апреля – 27 мая
ГАЛЕРЕЯ “ФАЙН АРТ”

Между авангардом и китчем

В отличие от своего западного собрата, нарочито порвавшего с традиционной визуальностью в пользу «искусства после философии» (Дж. Кошут), а точнее «вместо философии», московский концептуализм в большинстве случаев не изменял «пластическим ценностям», решая традиционные для художника задачи даже в экстремальном случае акций группы «Коллективные действия», соматически инсценировавшей художественное пространство в чистом поле. Ну а у Ильи Кабакова доотъездного периода, Эдуарда Гороховского, Эрика Булатова или Олега Васильева именно эссенция «оптического» оказывалась искомым результатом брутальных экспериментов с картиной или рисунком.

Убежденного живописца Сергея Шаблавина принято считать прямым последователем Булатова и Васильева, хотя физик-автодидакт вполне самостоятельно, повинуясь описанной национальной традиции, пришел к эстетике и проблематике мэтров. Да, Шаблавин тоже препарирует привычный реалистический мотив, подвергая его геометрическим или колористическим деформациям, но его «натура» разнится от социо-идеологических банальностей Булатова или лирического автобиографизма Васильева. Он работает с чистыми сущностями, освобожденными от всякого эмоционального или общественного контекста. Шаблавин принципиально аполитичен (в широком смысле слова).

Константные, кочующие из картины в картину пейзаж, городской, сельский или морской, прибывающая электричка или уезжающий автомобиль у него словно бы «закавычены», лишены реалистической подлинности и семантически обесценены. Это иконографические эйдосы, оттого-то они с такой легкостью поддаются жестоким артистическим манипуляциям офтальмологического свойства.

Квадраты, сферы, горизонтали, спектральные рамки, ракурсные искривления — арсенал художника, аналогичный содержимому шкафа в операционной. Ну а обязательный для Шаблавина мерцающий свет, обволакивающий изображение порой до полного «исчезновения» (см. название нынешней экспозиции) оного, напоминает бинт или вату. Хирургические ассоциации не должны смущать или пугать — оперируемым сюжетам не больно по причине их невзаправдашности. И хотя изображения имеют своих прототипов (обнаженная, погружающаяся в картину, — жена художника, сидящая полупрозрачная дама — актриса с немецкой открытки 50-х годов, поезд — это поезд), для зрителя их обнаружение станет излишним знанием.

Оттого не случайно утонченный Шаблавин вдруг впервые (не считая небогатого соц-артистского опыта) на этой выставке вводит в свои работы прямые цитаты, да еще практически срамного свойства — марину Айвазовского и туристический вид на египетские пирамиды. Его героине все равно куда «входить», по-магриттовски преломляя привычное картинное пространство. Художнику все равно чем воздействовать на зрительскую перцепцию, увлекая смотрящего внутрь холста как в черную (в данном случае цветную) дыру. Булатов проверял на прочность свою от Фаворского идущую маэстрию на броских идеологических штампах, Васильев упражнял в эстетическом красноречии собственную память — Шаблавин предоставил «оптическое» самому себе, лишив его сюжетных костылей. Изомотив здесь нарочито расхож и невинен, он старомодно пошловат, но именно из сюжетного сора растут визуальные геометризованные стихи. Просчитанные с остротой скальпеля.

В 1939-м году последний американский модернист-теоретик Клемент Гринберг, в своем манифесте «Авангард и китч» призывал художников отказаться от предметности и содержательности как атрибутов низкого искусства. Однако в итоге родился абстрактный экспрессионизм Поллока, размноженный бесчисленными последователями (в том числе и в России) и давно ставший китчем. Бинарные оппозиции плохо работают в живой культуре, склонной к синтезу, а не селекции. И именно принципиальная китчевость нарраций Шаблавина, их вящая предметность делает работы художника авангардными. И современными — до сих пор.
Федор Ромер.

 
Сергей Шаблавин.Свежий ветер. Из серии «Вхождение в картину»,  2004, холст/масло,120х80 см
Сергей Шаблавин.Свежий ветер. Из серии «Вхождение в картину», 2004, холст/масло,120х80 см
Сергей Шаблавин. Растворение. Из серии «Вхождение в картину»,  2005-2006, холст/масло,120х80 см
Сергей Шаблавин. Растворение. Из серии «Вхождение в картину», 2005-2006, холст/масло,120х80 см
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года