Ростислав Барто

Ростислав Барто. Женщина

11 апреля — 11 мая
Центральный дом художника
Галерея «АрТекон», галерея «Грааль»

Работы Ростислава Барто входят в основные экспозиции и хранятся во всех крупных музеях страны. Они высоко ценятся специалистами и коллекционерами графики. В данное время интерес к творчеству художника переживает новый подъем.

Свое профессиональное становление, как художник Барто начинал с обучения на графическом факультете ВХУТЕМАСа у замечательных мастеров – Фаворского, Нивинского, Павлинова. Встреча с замечательным живописцем Александром Шевченко привела к тому, что молодой художник переходит на живописный факультет для учебы у мастера. Трудно переоценить то влияние, которое оказал Шевченко на Барто. Пластика, образы и даже технические приемы учителя, впоследствии переосмысленные и переработанные учеником, останутся в его арсенале на всю жизнь. В 1930-х годах Александр Шевченко был увлечен монотипией — одной из разновидностей печатной графики.

Краски (акварель, темпера, масло), нанесенные от руки, на совершенно гладкую поверхность доски впоследствии отпечатываются на влажной бумаге, проложенной с двух сторон картоном. В отличии от гравюры работы в этой технике исполняются только в одном экземпляре. Маститый художник и познакомил своего ученика с монотипией, что определило его место в искусстве графики на всю жизнь. Поиски, эксперименты в различных техниках с введением необычных фактур или иных способов обработки поверхности листа, дали возможность найти Ростиславу Барто свой совершенно особенный творческий почерк. Серии работ, выполненные в технике монотипии, принесли заслуженное признание в кругу исследователей и собирателей графики.

Представленные на выставке работы открывают новые стороны таланта Ростислава Барто. Зрительный ряд представляют, в основном работы, исполненные не только в технике монотипии, таких листов всего несколько, а акварели, сепии и гуаши. Законченные листы, сделанные на одном дыхании, но без спешки позволяют говорить о виртуозной импровизации художника на различные темы. Сюжетный ряд представлен двумя излюбленными художником жанрами – пейзаж и женский портрет. В поле его зрения негромкие мотивы картин увядающей природы в мерцающих приглушенных пастельных тонах, облака, отраженные в зеркале тихих озер, песни ветра, переданные уверенным движением мастихина или черенка кисти. Пейзажи, станковые, натурные, связанны с поездками художника в Крым, Подмосковье. В них легко можно узнать озеро Сенеж и его окрестности, Горячий, Коктебель, берег Черного моря. Художник пишет быстро, размашисто, вероятно, всего за один сеанс.

Интересно, как Барто строит композиции в своих пейзажах: идеально продуманные, они имеют точные ритмические акценты, подчеркивающие музыкальность и гармоничность работ. В них сказывается увлечение художником музыкой Шопена и Грига. Особенно эта музыкальная романтическая составляющая ощутима в гуашах «Буревестник», «Лодки на берегу моря», «Горы», «Цветущий миндаль». Художник задумывается не только о тонкости колористических отношений — ему важны не частности цветовых переходов, а общее состояние работы, ощущение сиюминутности. Он создает работы, где точно выражает свое отношение к происходящему или изображаемому через свои эмоции, объединенные единой пластической идеей.

Женские портреты, представленные на выставке, за исключением «Дамы в вуали» и «Зимнего портрета», не изображения конкретных людей, а некие образы созданные фантазией художника. Эти портреты — типы просты и лаконичны, в них чувствуется влияние учителя художника – А. В. Шевченко, создавшего в 1930-х годах удивительные монотипии портретов крымчанок и аджарок. Поразительно то, что, созданные в 1950-1960-х годах, в этих работах нет ощущения времени. Они смотрятся, как фрагменты каких-то неосуществленных фресок с ярко выраженным декоративным и монументальным началом. Безусловно, это не камерные работы на листе бумаги, а именно эскизы какой-то, в силу определенных причин, неосуществленной фрески: при увеличении такой головки, сразу обращает на себя внимание ее величие и значимость.

Барто строит изображение всего несколькими лаконичными, плавными линиями, которое, далее, усиливает цветом. В портретах, созданных художником, нет ничего лишнего, постороннего – все работает на создание определенного образа и настроения. На первый взгляд кажется, что колорит произведений, очень скупой, ведь художник, как правило, пользуется всего несколькими красками. Подобная цветовая сдержанность, как раз и придает значимость и эмоциональный настрой настроение этим образам.

Данная экспозиция показывает творчество позднего периода жизни Барто, не раскрывая всей его многогранности. Но это только начало, помогающее проложить путь к полноценному открытию и познанию наследия интереснейшего мастера графики ХХ века.

Каталог выставок:

  • С 1929 г. по 1933 г. участвовал в 30 выставках. 1930 г. – в Амстердаме и Стокгольме; 1931 г. – В Париже и Цюрихе; 1933 г. – в Копенгагене, Сан-Франциско, Чикаго, Нью-Йорке.
  • 1929 г.- выставка общества «Бытие»
  • 1933 г. – персональная выставка в Музее изобразительных искусств
  • 1931 г. – принимал участие в коллективной выставке «Социалистическое строительство в советском искусстве»
  • 1932 г. – выставка «Художники РСФСР за 15 лет»
  • 1932 г. – XVIII Венецианское бьеннале, участие в выставке Советского павильона
  • 1942 г. – коллективные выставки:
    «Пейзаж нашей Родины»
    «Работы московских художников в дни Великой Отечественной войны»
    «Всесоюзная выставка живописи, графики, скульптуры и архитектуры «Великая Отечественная война»
  • 1943 г. – выставка монотипий в Экспериментальной афортной студии им. И.И. Нивинского
  • 1956 г. – персональная выставка в зале МОСХа
  • 1971 и 1972 г. – показы в Доме художника на Кузнецком мосту «Акварельные монотипии»
  • 1977 г. — персональная выставка в МОСХе «К 75-летию со дня рождения»
    1-ая посмертная ретроспектива.

 
Ростислав Барто. Гурзуф. Солнечный день. 1958. Б., гуашь, 42х77,5
Ростислав Барто. Гурзуф. Солнечный день. 1958. Б., гуашь, 42х77,5
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года