Норман Фостер. Пространство и время

Британский музей, Лондон, 1994-2000. Норман Фостер

25 апреля — 2 июля
ГМИИ им. А.С. Пушкина, ул. Волхонка, 12
Ежедневно 10.00 — 19.00 кроме пн
Тел. 203-7998, 203-9578;

Замысел и музей

Одной из главных задач организаторов выставки — ГМИИ им.Пушкина и стала попытка обеспечить достойное и адекватное представление творчества Нормана Фостера в контексте истории изобразительного искусства. Отобранные для экспозиции модели, макеты, фотографии и рисунки мастера отражают все основные направления и периоды в биографии Фостера. При этом в отношении характера и особенностей экспозиции ставилась задача подчеркнуть — всеми возможными способами — эстетические, а не только функциональные, свойства экспонатов, принимая во внимание особенности музейных залов.

Выбор Пушкинского музея в качестве первой в России площадки для представления Фостера российскому зрителю представляется идеальным — ГМИИ им. А.С.Пушкина изначально создавался как музей, охватывающий всю мировую культуру (фундаментальной частью которой является архитектура), и ставящий перед собой обширные просветительские задачи. Пожалуй, одной из важнейших сторон выставки «Норман Фостер. Пространство и время» как раз и является музейный контекст истории изобразительного искусства, который дает возможность увидеть в Нормане Фостере художника и понять, наконец, в чем состоит истинное величие современной архитектуры.

Всемогущество и хай-тек

Говоря о творческом пути Нормана Фостера, необходимо в первую очередь отметить, что начальный отрезок этого пути относят к периоду, который у старшего поколения ассоциируется с аббревиатурой НТР (научно-техническая революция), с верой во всемогущество индустриального разума. Архитекторы круга Фостера, в том числе один из его старших товарищей — Бакминстер Фуллер, а также Прайс, Роджерс или, скажем, Гримшоу, пытались связать образы научной фантастики с возможностями новых технологий. Оттого и сам стиль, который они создали, стал позднее называться high tech. Придание структурам здания и его функциям — например, таким, как вентиляция, — экспрессивной формы стало квинтэссенцией британского хай-тека, прародителем которого является Фостер.

История и метафора

Анализируя процесс эволюции идей Нормана Фостера, понимаешь, что примеры из истории архитектуры превращались для него из предмета подражания, переосмысления, опровержения или полемики в нейтральный «каталог мотивов» (Джереми Мелвин). Из этого каталога он черпал свои идеи, избегая «драмы экстраординарных форм», в которую были погружены его коллеги, увлекавшиеся идеями деконструктивизма. Тем не менее Нормана Фостера не следует жестко связывать с апологетами технического могущества или представлять сторонником тотальной власти консумеризма. Скорее напротив, он сумел различить признаки уязвимости и хруп- кости современной цивилизации, которые метафорически воплотил, скажем, в проекте Millenium Bridge (совместно со скульптором Энтони Каро) — изящном, но довольно шатком сооружении, перекинутом через Темзу по соседству со знаменитой Tate Modern.

Звезда и вечность

Лорд Норман Фостер — не только главная звезда современной архитектуры, но одновременно и человек, стоящий над ней, переосмысливающий ее принципы. Отличие Фостера от прочих современных архитекторов в том, что он пытается строить надолго. Он не работает в формате быстротечной моды, его архитектура старается не быть аттракционом-однодневкой. В свою очередь, его выставки проводятся в музеях старого искусства — нынешней выставке в ГМИИ предшествовала выставка в Британском музее в Лондоне. Это принципиально: он пытается ввести архитектуру в долгую историю, не туда, где царствуют последние выпуски газет и еженедельников, но туда, где царят многотомные истории искусства от античности до сегодняшнего дня.

Изобретатель и совершенство

Норман Фостер изобретает все, из чего состоит архитектура. Заново изобретаются стены, окна, крыши, конструктивные каркасы и ограждающие поверхности. Там, где единственная функция стены — ограждение, у Фостера чаще всего появляется витраж — зачем строить стены, а потом долбить в них дыры для окон? Правильнее сразу строить прозрачные стены. Фостер заново изобретает отношения здания и города. Здание есть отделенное от города пространство, город есть собрание таких отделенных мест. А офис есть собрание отделенных друг от друга мест в одном здании. Офисы Фостера — самое гуманное изобретение современной архитектуры за все время ее существования. Офис становится сложным пространством, городом, площадью, улицей с домами. С одной стороны, он изобретатель, с другой — перфекционист. Любую вещь, которую он делает, он доводит до высшей степени технического совершенства. Для него экологический аспект архитектуры является едва ли не ключевым. «Почему мы постоянно вводим искусственный свет, когда можно проектировать здания, полные естественного света? Зачем нужны дорогостоящие системы кондиционирования там, где можно попросту открыть окно?».

Реконструкция и развитие

Один из самых поразительных проектов Фостера — Swiss Re. В мире существуют тысячи небоскребов, Фостер построил первый небоскреб с энтазисом (скульптурным расширением ствола колонны, подчеркивающим действующие внутри нее тектонические силы). Благодаря энтазису, фостеровский небоскреб не выглядит как техногенная форма. Он кажется естественным, как античная дорическая колонна. Таким образом, становится ясно, что изобретательство и перфекционизм переосмыслены у Фостера еще одной категорией, которая вовсе не свойственна ХХ веку. В архитектуре Фостера, благодаря его «зеленым идеям», на свет неожиданно выходит забытая сегодня категория — гармония. По сути пытаясь сделать здание более экологичным, он занимается ничем иным, как гармонизацией архитектуры и ее окружения, ищет гармонию соединения здания и природы. И именно это встраивает его в перспективу европейского искусства от античности до сегодняшнего дня. Отсюда же рождается одно из наиболее интересных направлений архитектуры Фостера — его реконструкции.

Принцип жесткого противопоставления нового, сегодняшнего пласта, и старой архитектуры сегодня принят во всей Европе (кроме России), и Фостер ему следует. Однако только у него новый, техногенный архитектурный пласт не выглядит агрессивным оружием, а исторический — израненным экорше, как это принято в большинстве радикальных реконструкций. В большинстве проектов ему удается удерживать их в состоянии равновесия. Нет более удивительной в своей точности реконструкции, чем двор Британского музея — один из главных шедевров Фостера.

Вызов и ответ

Главное слово в архитектурном словаре Фостера — sustainability, что означает одновременно независимость и устойчивость к внешним воздействиям, своего рода «самостояние». Этот термин олицетворяет формулу классики по Винкельману — «благородная простота и спокойное величие», что, собственно, и является развернутой формулировкой фостеровских идей. В наши дни архитектура парадоксальным образом возвращается к этому идеалу.

Норман Фостер

Норман Фостер является основателем и главой компании «Фостер и партнеры». Основанная в 1967 году, на данный момент эта компания имеет всемирно известную практику с мастерскими в более чем 20 странах. За последние 4 десятилетия компания разработала и воплотила в жизнь большое количество поразительно разнообразных проектов, начиная от генеральных планов городов, общественной инфраструктуры, аэропортов, гражданских и культурных зданий, офисов и производственных помещений до частных домов и дизайна изделий. Фостер заслужил международное признание своими разнообразными проектами, такими как реконструкция Рейхстага в Берлине, Банк Гонконга и Шанхая в Гонконге, Коммерцбанк во Франкфурте и Центр изобразительных искусств в Сайнсбери, Норидж. С момента начала своей деятельности компания уже получила более 400 различных наград и грамот за превосходное мастерство и выиграла более 65 международных и национальных конкурсов.

Его текущие и недавние проекты включают огромные строительные объекты — аэропорт Пекина, виадук Мило во Франции, башня Свисс Ре и реконструкцию Британского музея в Лондоне, офис корпорации Херст в Нью-Йорке, Бостонский музей изобразительного искусства, исследовательские центры для Стенфордского университета в Калифорнии, реконструкция Дрезденского вокзала.

В 1999 году он стал лауреатом 21-ой Притцкеровской премии, в 2002 ему была присуждена награда Архитектурной ассоциации Praemium Imperiale. В 1994 он был награжден Золотой медалью AIA-Американского Института архитектуры, в 1983 — Королевской Золотой медалью за вклад в архитектуру, в 1991 — Золотой медалью Французской Академии архитектуры. В 1990 по случаю дня рождения королевы он стал баронетом, а в 1999 — пожизненным пэром с титулом «Лорд Фостер берега Темзы».

 
Норман Фостер
Норман Фостер
Небоскреб
Небоскреб "Свисс Ре", Лондон, 1997-2004. Норман Фостер
Новая Голландия, проект реконструкции, 2005. Норман Фостер
Новая Голландия, проект реконструкции, 2005. Норман Фостер
Свободный Университет, Берлин, 1997-2005. Норман Фостер
Свободный Университет, Берлин, 1997-2005. Норман Фостер
Мост Миллениум, Лондон, 1996-2000. Норман Фостер
Мост Миллениум, Лондон, 1996-2000. Норман Фостер
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года