Трэш-glamour

П.Аксенов. Цветы зла

19 мая – конец июня
Галерея RuArts
1-й Зачатьевский пер., д.10
Тел. 201-4475, Факс 201-7481

(П.Аксенов, А.Бартенев, Н.Счастливая, С.Ануфриев, Д.Шорин, Д.Кожухарь, Л.Уланцева, В.Дубосарский, А.Виноградов)

Слово «гламур» появилось в русском языке в 1997 году, однако, широкое распространение получило лишь с 2001. Этимологически, слово «glamour» берет свое начало от старого шотландского «gramarye» — понятия, обозначавшего магию, некромантию и прочие оккультные учения. Если говорить о социально-культурном контексте, то английские историки Р.Бакли и Э. де ла Хэй определяют гламур как искусственно сконструированный образ реальности, призванный стимулировать потребление; как понятие, означающее близость к общепринятым стандартам роскоши.

Что такое «трэш» – формально определить несложно: мусор, то, что нарушает общепринятые представления о хорошем вкусе, нечто сделанное наспех, без уважения к материалу и теме. Трэш противопоставляет себя рекламе и, как правило, импонирует интеллектуалам. Сам по себе, трэш-арт не является плохим или непризнанным искусством. Ему, скорее, подойдет название «альтернативное искусство», созвучное arte povera и противостоящее коммерческому мэйнстриму. Привлекательность трэш-арта отчасти объяснима исходящей от него брутальной энергетикой, его непредсказуемостью. В его контексте случается, что ошибки выглядят, порой, как прозрения.

Взаимодействие трэша и гламура означает конфликт их идентичностей и декдеконструкцию последнего. Гламур приобретает черты, присущие трэшу: неловкость, агрессию, маргинальность. В то же время, трэш широко использует поэтику гламура, иронизируя над ней и саботируя ее.

Зародившись в средствах массовой коммуникации последней четверти прошлого столетия, трэш и гламур быстро превратились в коды визуальной культуры. Поэтому вполне логичным выглядит появление трэш-гламура, их гибрида в актуальном искусстве. Его образы заимствованы из фотографического или кинематографического контента, что и определяет их не-живописный эстетизм.

«Ведь говорить об эстетизме в фотографии можно лишь двусмысленно: когда фотография превращается в живопись, то есть в композицию или визуальную субстанцию, сознательно обработанную или вылепленную, она делает это либо с тем, чтобы обозначить себя как искусство (как в пикторальной фотографии начала 20 века), либо с тем, чтобы внушить зрителю нечто более тонкое и сложное, чем это возможно при других коннотативных приемах…» (Ролан Барт. Фотографическое сообщение. Эстетизм)

Исторически сложилось так, что сильной стороной реалистического искусства всегда считался его психологизм, позволявший художнику передать нечто скрытое и увлечь внимание зрителя за грань поверхностного восприятия. Но проблема состоит в том, что невозможно точно определить – где находится эта грань. Казалось бы, с возвращением интереса к фигуративному должны возродиться и традиционные формы создания образов, но «прекрасный мир искусства», искусства академического, некой таинственной науки, умозрительной и регулируемой, безвозвратно канул в лету. В современной нам художественной жизни поиск и коллекционирование повседневного материала и последующее представление его художником в биографической или исповедальной форме уже неактуальны. На смену пришел здоровый интерес к фотографии и медиальному – продуктом художественной переработки которого и является трэш-гламур.

Среди различных аспектов возвращения к фигуративности в контексте трэш-гламура следует особо отметить новый характер взаимодействия художника со средствами массовой коммуникации, использование канонов и структур академического искусства наряду с инструментами, заимствованными из компьютерной графики.

Одним из наиболее ярких примеров этой новой фигуративности является Д.Шорин, который в своих работах часто обращается к методу «кроппинга», который делает его картины одновременно реалистичными и абстрактными. Зрителю предоставляется возможность «читать» сюжет его картин. Поэтому тщательно выписанные на переднем плане руки или крошечная игрушечная машинка в углу картины важны для общего понимания не меньше, чем портреты персонажей. Композиция его работ кинематографична, они сюжетны и напоминают крупные планы кинофильмов.

Кинематографичны и образы проекта “Цветы Зла” Петра Аксенова. Его произведения панорамны и основаны на вполне конкретном историческом материале: на мироощущении героев фильма «Гибель Богов» Лукино Висконти. Однако, эта кажущаяся документальность намеренно провоцирует зрителя на то, чтобы почувствовать скрытую в них историю, задуматься о том, что все, что мы видим, рано или поздно превращается в свою противоположность. Основной темой проекта можно считать иллюзорность красоты и предчувствие гибели. В то же время, фотографы, экспериментирующие в области трэш-гламура, считают, что следует делать такую съемку, чтобы ее «никогда не опубликовали буржуазные глянцевые издания». Именно поэтому Наталья Счастливая в своем проекте “UltiMate” пренебрегла классическими канонами журнальной съемки. Намеренно небрежная съемка предполагает, что автор не навязывает своего отношения к предмету. Буквальный перевод слова UltiМate — «конечный, окончательный, абсолютный». Но в нем заключено еще одно слово, mate, которое переводится, как «самка (самец)». Иронизируя над сложившимися стереотипами женской сексуальности, Наталья Счастливая пытается понять, что же “прячется” в тех, кого она снимает.

 
Н.Счастливая. Ульматум
Н.Счастливая. Ульматум
Д.Шорин. Подарок
Д.Шорин. Подарок
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года