Кимико Йошида. Marry Me!

Кимико Йошида. Marry Me!

9 ноября – конец декабря
Галерея актуального искусства «RuArts»
1-й Зачатьевский пер., д. 10

КИМИКО ЙОШИДА (KIMIKO YOSHIDA)
Серия портретов из проекта: “Одинокие Невесты”

Река чувств в движении
Эта серия автопортретов создает последовательность идентичностей, множество образов, следующих один за другим, возникающих один из другого, как цепочка мыслей. Это река чувств в движении, где жизнь трепещет, подобно воздуху в небе. Моей целью было представить эту серию как внутренний монолог – знаменитый «поток сознания» в «Улиссе» Джеймса Джойса. Именно в этом потоке сознания субъективные пространство и время принимают конкретную форму.

Эта парадоксальная репрезентация, стремящаяся к потусторонности образа, каждый раз представляется как невозможность, бессилие и хрупкость. Именно этот эффект незаконченности отрицает конечное значение образа в его запредельности.

Выражая непостоянство вещей и неосязаемый взор сознания На большинстве фотографий одинокая невеста закрыта вуалью, покрывалом, фатой, чадрой. Этот покров, скрывающий ее от взглядов до благословения союза, определяет момент, когда брак еще не заключен, именно он заявляет об обещании выявления и раскрытия. Эта хрупкая ткань, которую скоро поднимут и уберут, странным образом соединяет в себе не только невыполнение обязательств и разочарование, но даже проклятие. Она выражает ощущение уникальности, тонкой чувственности, неуловимой соблазнительности и непостоянства вещей. Так свадебная фата, которая присутствует во многих культурах, является не только символом девственности – она символизирует стирание и исчезновение, нематериальность и неосязаемость.

Бесконечность цвета и бесконечность времени
Ни в коей мере не ограничивая цветовое поле, стремление к монохромности демонстрирует чувствительность к бесконечности цвета. Через бесконечные переходы слоев монохромность придает оттенок, нарастает и ослабевает, она раскрывает множественность и бесконечность пластов цвета, которые даже пристальный взгляд не в состоянии сосчитать. Количество цветов, из которых создается полихромный образ, обычно ограничено; их можно пересчитать. Напротив, монохромность дает цветовую бесконечность, которая являет собой также и бесконечность временную. <…> Единственный цвет завлекает глаз в бесконечность. Это чистое воплощение длительности, где растворяются все образы и повествования. И здесь, в бесконечном цвете, взгляд встречается с бесконечностью времени.

Раскрывая страхи детства, неправильный окольный путь
Я сбежала из Японии, потому что я была мертва. Я нашла пристанище во Франции, чтобы спастись от этой тоски. Однажды, когда мне было три года, моя мать выкинула меня из дома. Я ушла, схватив коробочку со всеми моими драгоценностями. Я отправилась в городской парк. Полиция обнаружила меня там на следующий день. С тех пор я всегда чувствовала себя кочующей, блуждающей, скрывающейся. Когда я приехала во Францию, мне пришлось учить язык, подобно ребенку, который только что появился на свет. С новым мировосприятием, которое я обрела благодаря смене культур, и с той свободой, которую дает французский язык и структура французской мысли, в настоящее время я работаю над фотопроектом «одиноких невест», в котором раскрываю – неправильным окольным путем – страхи запуганной маленькой девочки, которая обнаруживает наследственные оковы устроенных браков и унизительной судьбы японских женщин. Как можно забыть тот секрет, который хранила моя мать, который я узнала, когда мне было восемь лет, и который так ужаснул меня? Тогда я неожиданно обнаружила, что мои родители впервые увидели друг друга в тот самый день, когда поженились – этот брак был полностью устроен их семьями.

Кимико Йошида, 2003

Вдохновение для своих работ Йошида черпает в воспоминаниях о своем тяжелом детстве в Японии. Она называет то время «затянувшимся трауром». Видимо, это и заставило фотографа переехать жить во Францию.

В центре ее творчества — скитающаяся душа, испытывающая потребность пустить корни. В ее работах чувствуются отзвуки философии Дзен, считающей, что бытие человека склонно соединяться с его окружением. Портреты Кимико Йошиды создают ансамбль слившихся воедино восточных культур. Чувственные образы эротичны и нежны.

Все попытки проникнуть в японскую культуру ограничиваются теми рамками, которые установили для нас ее создатели. Любое произведение японского искусства привлекает своей загадочностью и магическим притяжением. Но даже проникнув в него, вы чувствуете недосказанность и некую недоступность. Таковы и фотографии Кимико Йошиды.

Жан Пьер Фрамбуа о творчестве Кимико Йошида

 
Кимико Йошида. Marry Me!
Кимико Йошида. Marry Me!
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года