Графика Анны Леон

Графика Анны Леон

15 ноября – 15 января
Усадьба Вязёмы

ИГРУШКИ – ВСЕМ ВОЗРАСТАМ!

Зевес, балуя смертных чад,
Всем возрастам дает игрушки…
Александр Пушкин. «Стансы Толстому»

Проезд в усадьбу Вязёмы:
Из Москвы с Белорусского вокзала до станции «Голицыно»,
далее автобусами 38 или 39, или маршрутным такси 38, 41 до остановки «Институт».
Автомобилем — 44 км по Можайскому шоссе.
Телефон: 598-42-04

Эта выставка появилась благодаря содружеству музея с художницей Анной Леон. Ей предложили написать сюжеты из старой усадебной и, что важно для нас, детской жизни, с ее играми и игрушками. Ведь мы давно занимаемся их собиранием, особенно для Захарова – имения бабушки Пушкина, где летом в детстве отдыхал будущий великий поэт. С приходящими в музей детьми мы сами играем в старинные игры.

А на этой выставке показываем одновременно и музейные предметы, и современную графику – соединяем эпохи. Куклы-экспонаты обладают осязаемой вещностью, но лишены очаровательного контекста, в котором жили. А вот графические фантазии их оживляют.

Графика Анны Леон, как раньше говорили — «кабинетная», для уютных комнат и интеллигентного зрителя. Художница может мастерски сделать портрет в духе романтизма, реализма или оставить часть листа пустой, недосказанной. Своеобразие ее стиля – в сочетании контрастов, в виртуозной эскизности.

Дети — главные, но не единственные персонажи выставки — показаны в разных возрастах и в разных бытовых сценках. То группой и за столом, то наедине, «не по-детски серьёзными» и чем-то опечаленными. То возле дома, то на дереве. То вместе с мамой-папой или домашними животными, то спящими, и, конечно же, с куклами и игрушками.

Именно в русской усадьбе 19 века детство было «открыто», как важная и самостоятельная часть жизни человека — и осознанно введено в культуру. Пушкин писал не только для взрослых, сочинял сказки, Толстой трилогией «Детство», «Отрочество», «Юность» положил начало литературе о детстве.

В последние годы все чаще музеи и частные галереи собирают «детские проекты». Нам важно вырастить детей в подлинно культурной среде, с духовными и национальными традициями. Необходимо, чтобы дети росли в атмосфере живой связи с прошлым, и, по слову Пушкина, «гордились славою предков». Однако, выставка не только об игрушках детства, но и о путешествиях, познании далеких стран, которые можно назвать «играми взрослых». Здесь четыре раздела: Тува, Иран, мир бедуинов-арабов и Индия.

Портрет Василия Яна, классика исторической литературы, одного из основателей движения скаутов России, напоминает о том, что последние годы он жил и умер в Звенигороде. Портреты Бунина и Достоевского также побуждают нас вспомнить о «детских страницах» их произведений.

Выставка Анны Леон в усадьбе Вязёмы порадует всех, кому дороги игрушки, наивные и серьезные — и взрослых и детей.

Портреты писателей:

Три портрета русских классиков – лишь часть из большого цикла, над которыми постоянно работает Анна Леон. Иван Бунин изображен на фоне губернской архитектурной перспективы. Он как никто иной, воспел красоту детства в усадьбе. И недаром он открыл «Жизнь Арсеньева» такой архаичной цитатой: «Вещи и дела, аще не написанiи бываютъ, тмою покрываются и гробу безпамятства предаются, написавшiи же яко одушевленiи ...» Иначе говоря, все неописанное словом, или ненарисованное художником – исчезает!

А вот Федор Достоевский сам оценил начало своей жизни, как «оскорбленное детство». Неслучайно в его творчестве так много боли, слез и сострадания к страдающим детям, особенно в пронзительном рассказе «Мальчик у Христа на елке». Не случайно на портрете Анны Леон он предстает столь экспрессивным – это «мучительный образ».

Василий Ян стал классиком русской литературы в жанре исторических повествований, особенно для юношества. Мало кто помнит, что он был одним из основателей движения скаутов в России, а последние годы жил и умер в Звенигороде. На портрете он изображен в академической шапочке на фоне гор Тувы. Его отец был знатоком древних языков, привил сыну любовь к путешествиям. Ян стал выдающимся странником и писателем, в Средней Азии ему приснился Чингис-хан, за трилогию о монгольском нашествии он получил Сталинскую премию. Быт кочевников Центра Азии Ян узнал в Туве в 1920-ые годы.

Тува:

Почему на этой выставке – вдруг Тува? Потому, что в русской усадьбе воспитывался человек крайне любознательный и увлеченный путешествиями!

С кочевниками Центра Азии Пушкин столкнулся в Калмыкии – здесь жили племена, откочевавшие в 17 веке из Западной Монголии в дельту Волги. «И друг степей калмык» — ближайший родственник тувинцев, обитающих у истоков Енисея за Саянами. Это колыбель тюркской цивилизации. В 1920-ые годы там жил и копил образы для описания Монгольской эпохи Василий Ян. Кстати, он во время странствий по северу Ирана был принят в шатре предводительницы местных амазонок Биби Гюндюз – эту экзотическую встречу изобразила Анна Леон.

В 1950-ые годы в Туву из Московского университета уехал Севьян Вайнштейн, посвятивший 50 лет изучению этой загадочной земли. Анна создала «двойной портрет» ученого и его супруги (кстати, это давняя усадебная традиция – писать портреты мужа и жены с единой концепцией).

В витрине лежит только что изданный фолиант «Тува: словарь культуры», составленный мужем художницы Сергеем Маркусом. На обложке использованы ее пастели, а в тексте много иллюстраций к статьям о музыкальных инструментах Тувы.

Культуры древних народов нередко справедливо называют «детством человечества». Тувинец и в наши дни не забыл, что такое «язык птиц» и «разговор с природой». А мы это утратили.

Иран

Русских писателей и поэтов всегда тянуло в Персию, но даже Есенину там не удалось побывать. Первые «окошки на Восток» прорисовал Пушкин – в «Бахчисарайском фонтане», в стихах и заметках о Кавказе и Крыме. «Персидская княжна», «персидские мотивы», как и ковры и кошки – атрибуты русского образа изысканного и таинственного Востока.

Анна Леон дважды побывала в этой стране, причем с выставками. Ее тепло и радостно приняли: удивлялись психологизму серии «Экспрессия Аятоллы», где она в цикле портретов передала многозначную, сложную натуру имама Хомейни. Этот цикл остался в Тегеране.

Но еще художницу привлекают и природа, и люди, и архитектура этой древней земли. Ее многокрасочность и теплота. Взаимное тяготение русских и иранцев лучше всего видно из общепринятых оборотов: у нас говорят «она прекрасна, как персидская красавица!», а в Иране – «она прекрасна, как россиянка!»

Анна Леон по сути продолжает высказанную экс-президентом Ирана Мухаммадом Хатами идею «Диалога цивилизаций», которая противостоит идеям и практике американцев, заявивших через своего философа Сэмюэля Хантингтона о «неизбежности столкновения цивилизаций».

Арабский мир:

Мир бедуинов сначала позвал художницу Анну Леон во сне: портрет на черной бумаге передает этот вещий сон. Много лет спустя она прониклась мыслями и чувствами «Алхимика» Паоло Коэльо, а еще позже оказалась в Марокко. Затем была выставка «Быть бедуином – блаженство» в марокканском Посольстве в Москве.

Ее легкие силуэтные зарисовки арабской жизни – с ее молитвами и пальмами, чаепитием и блаженным ничегонеделанием, верблюдами и соколиной охотой – предельно условны. Сделаны они молниеносно. Так лаконично работал лишь Анри Матисс.

Кстати, своими учителями в рисунке Анна считает французского классика Жана-Огюста Доминика Энгра и армянского рисовальщика 20 века Рудольфа Хачатряна. Да, она подражала им в начале пути. А сейчас легко меняет манеру и стиль – в этом редкость ее дарования.

Индия:

«Волшебный край! Очей отрада!» — воскликнул Пушкин, увидев южные земли Российской империи. Что бы он сказал, очутившись в Индии? Это ведь только кажется, что Индия – одна страна. На самом деле это целый материк с разнообразным климатом, с множеством народов, языков, культур и религий. Анна Леон не стремится «объять необъятное», но поэтапно осваивает и горный холод буддийских вершин, и жар индуистских образов, и тонкости индийского мусульманства.

На выставке представлены, если угодно, «индийские двойники» пушкинских героев — вот красавица-вышивальщица, девицы-подруженьки, а вот индусский жрец, чем не волшебник-чародей? А вот «сиддху» — помните юродивого, у которого «отняли копеечку»? Достоевский в речи о Пушкине заявил о «всемирной отзывчивости русской души» — и мы хотим продолжать эту традицию. Недаром Министерство иностранных дел России сейчас, вместе с Испанией и Турцией, выступает не просто за «Диалог цивилизаций», но за «Альянс цивилизаций», то есть, за сотрудничество, деловое и культурное.

«Зевес, балуя смертных чад, Всем возрастам дает игрушки…» — Пушкин был мудр и ироничен.

Что ж, если мы с детства научились играть в солдатиков, которые побеждают зло (русская классика учит только этому!) – пусть и наши «взрослые игрушки» тоже принесут добро. У кого-то «игрушки» — банки, заводы, реальные солдаты. А у Анны Леон – ее графика. И она играет с нею по-пушкински.

Кураторы выставки:
Михаил Гладилин, научный сотрудник музея «Захарово»
Сергей Маркус, культуролог.

 
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года