«Уистлер и Россия»

Д. Уистлер, Гармония в сером и зеленом: портрет мисс Сесили Александр

8 декабря — 15 февраля
Инженерный корпус ГТГ
Лаврушинский пер., 12

В рамках юбилейной программы «Музеи мира поздравляют Третьяковскую галерею» в Инженерном корпусе ГТГ (Лаврушинский пер., 12) представлен международный проект «Уистлер и Россия», организованный Третьяковской галереей совместно с Британским советом при поддержке Федерального агентства по культуре и кинематографии России и благотворительной организации «Искусство и спорт».

Он дает возможность познакомиться с творчеством одного из самых ярких представителей движения европейского эстетизма второй половины XIX века Джеймса Уистлера. Представлены живопись, графика, фотографии, архивные материалы из более чем 20 музеев и частных собраний Великобритании и США. Произведения из Третьяковской галереи, Русского музея и региональных музеев составляют русскую часть выставки.

Джеймс Эббот МакНилл Уистлер родился в Лоуэлле (штат Массачусетс, США), жил между Парижем и Лондоном, путешествовал. Однако имеется малоизвестный, но существенный факт его биографии, который подсказал идею проекта. В отрочестве Уистлер провел шесть лет в Санкт-Петербурге, куда его отец, военный инженер, был приглашен Николаем I для строительства знаменитой железной дороги между Санкт-Петербургом и Москвой. Пребывание в России (1843–1848) подарило юному Джеймсу Уистлеру первые художественные опыты и яркие зрительные впечатления. Здесь Уистлер брал уроки рисования у А.Корицкого, ученика К.Брюллова.

Позже в порядке исключения мальчик был зачислен в «головной» класс Петербургской Академии художеств, став самым младшим учеником. Из воспоминаний матери известно о ярких впечатлениях сына от посещения Эрмитажа, Царского Села, художественных выставок в Санкт-Петербурге, в том числе от произведений К.Брюллова и И.Айвазовского. В 14 лет Джеймс покинул Россию. Однако, когда на судебном процессе, возбужденном Уистлером против писателя и художественного критика Джона Рескина, его спросили, где он родился, живописец назвал Петербург. В России родилось его желание стать художником.

Окончательное решение профессионально заниматься изобразительным искусством Уистлер принял вскоре после отчисления из военно-инженерной Академии в Вест-Пойнте (США). Точные науки и строгая дисциплина ему пришлись не по душе, но в рисовании он был лучшим. В 1855 юноша поехал в Париж и решил посещать не консервативную Академию, а студию Ш.Глейра, где позднее учились Ренуар и Моне. В Лувре молодой художник писал копии, изучал полотна Веласкеса. В это же время он испытал сильное увлечение японской гравюрой и Востоком в целом. Многие ранние работы художника вдохновлены реализмом Г. Курбе. В 1859 Уистлер обосновался в Лондоне. В 60-е годы он старался избавиться от влияния Курбе, экспериментиро-вал в направлении, близком прерафаэлитам. В 1866 Уистлер отправился на корабле в Чили, где вел журнал морских и военных действий в Вальпараисо. Здесь он написал первый «ноктюрн» – вид из окна отеля на морскую гавань во время заката. Поездка в Южную Америку обострила у художника ощущение цвета.

Мастер прокладывал собственный путь через реализм, зачатки импрессионизма ранних 60-х к интуитивному варианту символизма 90-х. Он обрел свою тему и индивидуальный художественный язык, основанный на музыкальности линейных ритмов и тональных созвучий, гармонии цвета. Сюжет перестал иметь большое значение для произведений Уистлера. Название работ он облекал в форму музыкального или отвлеченного понятия. В пейзажах художник достигал впечатления зыбкой подвижности, «дыхания» атмосферы. Характерной чертой его портретов стала лаконичная обобщенность композиции. С конца 60-х в качестве подписи работ Уистлер ставил характерную монограмму, бабочку, как символ собственного образа – художника, исповедующего «чистое искусство», «искусство для искусства».

На протяжении всей творческой жизни этот яркий художник и человек был успешен и популярен: его произведения выставлялись на лучших европейских площадках, получали заслуженные награды, находили покупателя и заказчика; он был избран членом и главой нескольких авторитетных художественных институций. Однако не всегда современники принимали смелые формальные эксперименты Уистлера. Известен нашумевший в свое время конфликт и судебная тяжба Уистлера с Рескиным, охарактеризовавшим «Ноктюрн в черном и золотом: падающая ракета» (1875, Институт искусств, Детройт) как «банку краски, выплеснутую в лицо зрителю».

Художественная деятельность Уистлера с такой полнотой впервые показывается отечественной публике, поэтому значительная часть его произведений выделена в самостоятельную часть экспозиции. Это позволяет зрителям составить целостное представление о творчестве мастера. К периоду расцвета относится один из главных шедевров выставки «Гармония в сером и зеленом: мисс Сисeли Александер» (1872–1873, Галерея Тейт, Лондон). За созданием этого образа стоит титанический труд – художнику потребовалось 70 сеансов с моделью, чтобы добиться решения поставленной задачи. Такие работы, как представленная на выставке «Аранжировка в сером и черном, №2. Портрет Томаса Карлайла» (1872–1873, Художественное собрание Городского Совета Глазго), исследователи называют переводом Веласкеса на язык XIX века и одновременно предвосхищением геометрической абстракции века XX.

В разделе экспозиции «Семья Уистлеров в России» демонстрируются виды Петербурга и его окрестностей, где бывала семья Уистлера, а также мемориальные экспонаты. Здесь представлены и произведения, аналогичные тем, которые оказали на юношу эмоциональное воздействие – пейзажи М.Воробьева, марины И.Айвазовского, работы художников, экспонировавшиеся на академической выставке 1846 года, которую он посещал.

Искусство Уистлера оказало влияние на русских мастеров рубежа XIX–XX веков. С.Дягилев привозил его работы на выставки в Петербург. Наибольшее увлечение Уистлером переживали члены объединения «Мир искусства», работы которых (А.Бенуа, К.Сомова и др.) включены в раздел экспозиции «Уистлер и русские художники». В этом же разделе можно увидеть полотна И.Репина, входившего в состав жюри Всемирной выставки в Париже 1900 года, подтвердившей международное признание Уистлера. Высшие награды, Гран-при, были вручены В.Серову, К.Коровину и Уистлеру.

Небольшой раздел выставки «Притяжение Востока» отражает восприятие восточного искусства художниками рубежа веков (В.Борисов-Мусатов, А.Рябушкин и др.). У Уистлера увлечение Востоком приобрело завершенность эстетической концепции и получило рафинированное выражение.

Часть экспозиции, посвященная графике, демонстрирует офорты ранней «Французской серии» Уистлера, в которой чувствуется «дыхание Рембрандта», изображения Венеции, полные воздуха и пространства, благородно выразительные виды Темзы, живые жанровые наброски и элегантные декоративные работы. Экспонируется большое число графических произведений единственной русской ученицы Уистлера – А.Остроумовой-Лебедевой. В 1898 году она приехала в Париж в Академию Кармен учиться у Уистлера живописи, однако сумела оценить и перенять редкое мастерство своего наставника как великолепного мастера графических техник.

Шоумен, полемист и литератор, яркая, эксцентричная фигура художественной жизни, реформатор искусства оформления книги, интерьеров и выставочного дизайна – таким был Уистлер. Выставки его произведений, организуемые им с начала 1880-х годов, стали революцией. Уистлер составлял сценарии открытия, придумывал одежду смотрителей, способы привлечения внимания прессы и т.п. Он первым отказался от шпалерного принципа повески работ и красил стены соответственно тональности экспонируемых работ.

В экспозицию включена условная реконструкция знаменитой «Павлиньей комнаты» (1876–1877), созданной Уистлером по заказу промышленника Лейланда, – одного из первых примеров синтетического подхода к художественному оформлению частного дома. Эта работа сопоставлена с проектом русского мецената князя С.Щербатова «Современное искусство», где в создании серий интерьеров и оформлении экспозиций произведений высокого искусства участвовали известные художники.

Автор идеи и куратор проекта со стороны Третьяковской галереи – кандидат искусствоведения Г.Андреева. Куратор с британской стороны – профессор М.МакДональд, руководитель проекта по изучению офортов Уистлера, университет Глазго (Шотландия).
К выставке издан альбом-каталог на русском и английском языках.

 
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года