«Алексей Кравченко. Грани романтизма»

«Алексей Кравченко. Грани романтизма»

12 апреля — 10 июня
Галерея «Наши художники»
г. Москва

Последняя большая выставка Алексея Кравченко состоялась почти 20 лет назад в Третьяковской галерее. Несмотря на то, что произведения художника включены в собрания всех главных музеев страны, его имя хорошо знают лишь специалисты и любители искусства, а от внимания широкой публики оно со временем стало ускользать.

Две выставки, намеченные накануне 120-летия со дня рождения художника, должны всем напомнить об этом большом мастере, создавшем более 300 живописных полотен и 100 гравюр. Осенью 2009 года ГТГ откроет его обстоятельную ретроспективную выставку, а проект в «Наших художниках», предваряющий музейную ретроспективу, посвящен одной стороне творчества художника, впрочем, самой яркой и для него характерной, романтизму.

В советском искусствоведении считалось, что А.И.Кравченко прославился, прежде всего, как гравер и книжный иллюстратор. Выставка в галерее «Наши художники» представляет этого мастера в первую очередь как замечательного живописца и показывает, что присущий ему романтизм возник и развился именно в живописи. Живописный талант художника высоко ценился коллекционерами уже в 1910-е годы, среди его почитателей были и члены царской семьи. В 1920 – 30-е годы художник отдал предпочтение книжной иллюстрации, стремясь сохранить свой художественный стиль в эпоху политического заказа в искусстве. Виртуозное мастерство гравюр, офортов и рисунков А.Кравченко, о котором так много писали, смогут оценить и посетители выставки.

В экспозиции будет представлено более 40 живописных, а также около 100 графических работ художника.

1889-1940

Родился в 1889 году Е Покровской слободе (ныне г. Энгельс), расположенном на левом берегу Волги напротив старинного города Саратова.
С 1904 по 1911 годы учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества у Б.А. Серова, А.В. Васнецова, А,Е. Архипова, К.А. Коровина.
В 1905 году занимался в мастерской Шимона Холлоши в Мюнхене. Был членом «Товарищества передвижников» (с 1915) и объединения «Четыре искусства» (с 1925).
В первую мировую войну был корреспондентом на передовой в составе санитарного отряда, рисовал для газет и журналов, потом переводил рисунки в офорты. Первоначально работал в Саратове (1918-1921) — как художник сцены и праздничного агитпропа, — затем обосновался в Москве.
В 1920-х годах стал лидером романтического направления в отечественной гравюре.
Заняв одно из первых мест среди графиков XX века, всегда продолжал писать картины.
В своем творчестве ему удалось соединить традиции классических школ русского и европейского искусства.
Поездка на Восток (Индия, Цейлон, Япония) открыла художнику новые возможности в живописи и цветной гравюре. В разное время посетил Италию, Индию, Францию и США.
На выставке декоративных искусств в Париже в 1925 году получил высшую награду — Гран-при. Был профессором Московского художественного института (ныне МГАХИ имени В.И. Сурикова).
Оставил большое творческое наследие. Им создано около тысячи гравюр на дереве, множество офортов, линогравюр, рисунков, акварелей, более 300 живописных работ.
Произведения художника находятся в Государственной Третьяковской галерее, Государственном Русском музее, ГМИИ имени А.С. Пушкина, Метрополитен-музее в США, Британском музее, во многих музеях и частных коллекциях у нас в стране и за рубежом.

«Мне кажется, что разъединение мастерства живописи, рисунка и гравюр разъединение искусственное, возникшее на основе академических консервативных построений классических методов педагогики, и по своему существу глубоко вредит художнику. Живописец должен быть рисовальщиком, уметь владеть материалом и инструментами так же, как и кистями. А потому и я в течение всего периода работы над материалами дерева и металла писал маслом. Причем это писание маслом было для меня подлинным праздником, необычайно прекрасным отдыхом и самым любимым делом.
Конечно, остается пожалеть только о том, что на долю моей живописи в условиях моих трудных дней оставалось очень небольшое время. Потому все мои живописные работы носят на себе характер прерывности и, пожалуй, случайности, в которых живописные проблемы решались разными заинтересовавшими меня методами».
Из воспоминаний А.И.Кравченко

«Кравченко пленяет своей виртуозностью, романтизмом, страстностью. Он не просто делал иллюстрации, а создал оригинальную живописную гравюру на дереве. Его творческое наследие и по настоящее время сохраняет свою непреходящую ценность, и не только как опыт прошлого, но и как наглядный урок владения формой».
ФА.Константинов, народный художник РСФСР

«Произведения Кравченко – большой дар нашей стране, нашему времени. Вдумчиво пересмотреть данный им огромный графический материал – значит не только получить большое умственное и эмоциональное наслаждение, но почерпнуть своеобразный урок жизни. Такие мастера, как Кравченко, могут быть воспитателями. То, что воспитывает в чуткой публике Кравченко, это прежде всего чувство серьезности жизни, в ее радостях и горестях, ее монументальной ценности, многосодержательности каждого ее момента. Жить в мире Кравченко – это значит участвовать в непомерном, всегда текучем, играющем всему красками трагедии и комедии процессе, шумный бег которого и диалектическая преходящесть как раз и делают его вечным, ибо все частное, мгновенное неразрывно сплетается, входит в великое единство и выходит из него.
Превосходный художник, Кравченко является в то же время, может быть только полусознательно, для себя, подлинным поэтом-философом».
А.В. Луначарский

«И вот Вс.Влад /Воинов/ показал мне все эти крохотные листочки, на которых, как у Калло, зажил и задвигался целый мир маленьких живых людей, ожил Гофман, пахнуло романтикой – волнующей, неожиданной, из яркого света с переходами бархатных полутонов до глубокой и так говорящей у Вас черной тени».
(из письма Б.Кустодиева А.И.Кравченко)

«Цель живописи Кравченко в ней самой. Можно представить, какое удовольствие доставляла ему сама работа, казалось бы, легкая, непринужденная, забывающая о технических трудностях и академической одышке, в чем-то уподобленная рождению лирического стихотворения, внешне столь простого надо лишь нужное слово поставить на нужное место. И в этом поэтическом лиризме, в легкости, в лукавой простоте, в спонтанности, в благородстве, в артистичности самобытность и очарование полотен Кравченко».
Н.Сапего, искусствовед. 1997 год

«Талант и мастерство Кравченко-колориста в живописи помогали ему достигать впечатления многоцветности изображений и находить безупречные градации тона в офортах и ксилографиях».
В.С.Кеменов, доктор искусствоведения. 1936 год

«Кравченко подлинный мастер световых решений в гравюре. Он умеет погружать фигуры и предметы в темноту, чуть намечая их абрисы белым штрихом, умеет зажигать ослепительный солнечный свет и призрачно лунный, умеет с удивительным мастерством использовать выразительные световые контрасты черного и белого, создавая всем этим определенное эмоциональное состояние».
С.В.Разумовская, искусствовед. 1986 год

 
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года