Борух (Борис Штейнберг). «Свобода — Несвобода». Выставка к 70-летию художника

Борух (Борис Штейнберг). «Свобода - Несвобода». Выставка к 70-летию художника

6 июня — 11 июля
Музейный центр РГГУ
Музей «Другое искусство»
ул. Чаянова, 15

Борух – творческий псевдоним художника Бориса Аркадьевича Штейнберга (1938-2003). Так его стали называть, когда в доме Штейнбергов в Тарусе появился еще один Борис – приехал из лагеря после освобождения друг отца, художник Борис Петрович Свешников. В дальнейшем Борух оставил себе это имя, чтобы его не путали с братом художником Эдуардом Штейнбергом и отцом Аркадием Штейнбергом, известным филологом, переводчиком, поэтом, художником и музыкантом.

Борух — нонконформист с рождения. Он был сыном «врага народа»(Аркадия Акимовича не миновала участь сотен тысяч людей в сталинское время: десять лет он провел в лагерях). Восьмилетним мальчиком Борух восстал против травли в школе (травили за то, что еврей и за то, что отец – врага народа) и после жестокой драки с директорским сыном перестал посещать занятия.

Затем, получив блестящее образование лишь в 14 лет от вернувшегося Аркадия Акимовича, Борух начинает писать рассказы и стихи. Его семья тогда живет в маленьком городке Тарусе, которая постепенно превратилась в «островок интеллектуалов». Отец и интереснейший круг его друзей оказали на Боруха большое влияние. В конце 50-х — начале 60-х среди литераторов и художников складывается так называемая «Тарусская группа» ( Аркадий Штейнберг, его сыновья, Константин Паустовский с семьей, Надежда Мандельштам, Николай Заболоцкий, Анастасия Цветаева-Эфрос, художники Борис Свешников, Дмитрий Плавинский, часто приезжают Анатолий Зверев, Александр Харитонов). В 1957 году Борух знакомится с приехавшими на практику студентами художественного факультета ВГИКа Игорем Вулохом и Виталием Каневским. После этого он делает свои первые ташистские работы.

Уже в Москве в 1963 году Борух прекращает занятия литературой и увлекается визульным творчеством. После первых поп-артистских работ (ассамбляжей), в конце 1960-х Борух начинает создавать «металлические» картины.

Материалом для своих творений он избирает производственные отходы от штампа – перфорированную металлическую ленту . «Я пытался отнять у картины статику и придать ей фиктивное движение таким образом, чтобы в обработанных металлических деталях отражалась окружающая среда. Таким образом, работы переставали быть неподвижными». Получались удивительные пластичные работы, с абстрактным или фигуративным сюжетами. При помощи столь сложной фактуры можно было создать и портрет, и пейзаж, и геометрическую композицию. Это уже картины-объекты — тенденция, характерная для искусства авангарда 70-х, но даже в этом, как и в осмыслении наследия конструктивизма, Борух — новатор. Для него всегда была чрезвычайно важна фактура. Его работы часто трехмерны и до конца понять замысел можно только при внимательном рассмотрении произведения. Фотографии и репродукции искажают, упрощают восприятие.

В самом конце 1970-х Борух, находясь в больнице, начинает заниматься графикой. В отличие от внешней нарочитой жесткости металлических работ, его рисунки воздушные и тонкие – созданы с помощью мельчайших точек темперой, гуашью, тушью или фломастером. В этих работах появляется разнообразие цвета– от пастельно-нежных до люминесцентно-ярких красок. Внимательно изучив «Книгу знаков» Рудольфа Коха, он создает серии на библейские темы, используя систему древних религиозных символов. Параллельно с графикой точками, в начале 1980-х создаются яркие работы фломастером. Одновременно Борух не бросает и металл. Избранные им сюжеты нередко переосмысляются и в живописной абстракции, где переплетаются и обретают новый смысл геометрические формы и знаки.

Через все творчество художника проходит тема свободы и несвободы. В жизни – прямой, вспыльчивый и горячий, Борух в своем искусстве никогда не высказывался прямолинейно, ведя, скорее, спокойный философский разговор о внутренней свободе личности.

Он участвовал в важнейших политических акциях советских художников-нонконформистов в 1970-е: в так называемой «Бульдозерной выставке», в выставке в Измайлово, в павильоне «Дом Культуры» на ВДНХ, многочисленных квартирных выставках. С 1970-го года его работы участвовали в выставках за границей и лишь впервые были показаны на родине в 1991 году на выставке «Другое искусство» в Государственной Третьяковской галерее. Выставка в музее «Другое искусство» Музейного центра РГГУ приурочена к 70-летию со дня рождения художника. В экспозицию войдут работы из музея «Другое искусство», собрания семьи, частных коллекций и галереи «Романовъ».

Юлия Лебедева,
куратор выставки

 
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года