Валентин Окороков. «Предмет и вне предмета: 1920 — 1970-е». Живопись и графика из музейных собраний и частных коллекций

27 июня — 3 августа
Государственная Третьяковская галерея
Выставочный зал в Толмачах
Малый Толмачевский переулок, 6, строение 1

Трагический излом истории русского искусства ХХ века, разрыв в несколько десятилетий между первым и вторым авангардом особенно обострил проблему преемственности в художественной среде. Немногие уцелевшие корифеи левого искусства стали для художников последующих поколений живым доказательством того, что русский авангард, уничтоженный или упрятанный в провинциальные запасники, всё же существовал.

Выставочный зал в Толмачах открывает широкой публике и специалистам еще одно «забытое имя» живописца XX века – Валентина Михайловича Окорокова (1891–1974).

Валентин Окороков еще в бытность свою студентом Московского высшего технического училища (теперь МГТУ им. Н.Э.Баумана) пробовал себя в «левом» искусстве, тогда же ему посчастливилось познакомиться с Владимиром Татлиным. После третьего курса Окороков оставил учёбу и стал работать в его мастерской. «Пребывание в техническом ВУЗе не прошло даром: чертежные навыки, помноженные на личные способности, переросли в совершенное владение линией и формой» (В.Преображенская). С началом Первой мировой войны молодой художник был мобилизован и служил под командованием А.Колчака. Вернулся в Москву уже после революции. Татлин снова принял Окорокова в свою мастерскую, скрыв таким образом белогвардейский эпизод его жизни. Вскоре Татлин познакомил Окорокова с Александром Родченко и рекомендовал Валентину Михайловичу попрактиковаться в его мастерской. Окороков интересовался супрематизмом К.Малевича и был лично с ним знаком.

Рубеж 1910–1920-х годов в столице был периодом интенсивного общения творческой молодежи из многочисленных объединений из разных городов. Чувствуя себя носителем нового искусства, полный энтузиазма, Валентин Окороков вернулся на свою родину в Козлов. Художественная жизнь в городе существенно оживилась с тех пор, как он уехал. Основанная в 1918 году Сергеем Герасимовым «Коммуна творчества Козловских художников» вела просветительскую деятельность: читали лекции, организовывали музей. Окороков выступал вдохновителем и участником «левых» выставок. Отзывы о них в прессе, как хвалебные, так и критические, художник хранил в своем архиве. В это время он записывал и зарисовывал свои мысли по поводу композиции цвета.

Вскоре после женитьбы, в середине 1920-х годов, Окороков поселился в подмосковном Лианозово, окончил в Москве курсы художников-графиков и стал работать в «Учпедгизе». Однако вместо того, чтобы корпеть над книжными иллюстрациями, он создавал экспериментальные произведения, не только не приносившие никакого дохода, но и опасные. Работы 1930–1940-х годов никто, кроме самых близких друзей не видел.

Много лет он был почти лишен общения с единомышленниками и в одиночестве создавал свой мир, свою философию. Если в 1920–1930-е годы Окороков разрабатывал характерные для того времени темы движения форм в безграничном пространстве, сверхскоростей, отрыва от земного притяжения, то теперь в беспредметном искусстве его увлекала возможность выхода через малое к великому, от микрокосмоса к Макрокосмосу, к открытию величия мысли, к откровению. Эти идеи оказались актуальными в 1950-е годы, когда при Горкоме графиков возникла Студия Э.Белютина. Валентин Окороков, вступив в нее в 1959 году, оказался, наконец, в той среде, которой ему так не хватало. Он, конечно, не был учеником. Скорее, в Студии он был звеном между прошлым и настоящим, между двумя авангардами. Студийцы устраивали просмотры его работ. Окороков близко сдружился с Люцианом Грибковым и Верой Преображенской, секретарем Студии, с которой был знаком с 1947 года. Именно ей мы обязаны сохранением большей части его наследия. Обмен идеями, выставки, признание в профессиональной среде – все это было крайне важно и для самого художника. Период с 1959 по 1972 год был необычайно плодотворным. Балансируя между абстракцией и фигуративом, Окороков создавал тонкие цветовые композиции почти мистической глубины. Его работы экспонировались на выставках «Русский авангард» на Таганке и легендарной Манежной выставке 1962 года. Юбилейная персональная выставка в Горкоме графиков на Малой Грузинской в 1966 году произвела большое впечатление на зрителей и коллег. В 1971 году Студия организовала еще одну выставку Окорокова в честь его 80-летия. После смерти художника просмотры его работ устраивались еще несколько раз. В 1974 и 1977 годах прошли его посмертные персональные выставки. Однако эти экспозиции всегда включали только работы последних лет, а раннее творчество оставалось в тени, и о самом его существовании знали немногие.

Монографическая выставка Валентина Окорокова в Третьяковской галерее впервые показывает значительные произведения художника начиная с 1920-х годов до позднего периода единым блоком, раскрывая индивидуальные поиски большого мастера в области беспредметности.

На пресс-конференции представителям СМИ будет предоставлен иллюстрированный каталог, в который вошло около 200 произведений Окорокова, воспоминания о нем художников В.Преображенской и С.Некрасовой, статьи критиков.

Текст предоставлен Фондом поддержки искусства и культуры «Старые Годы».

Аккредитация в пресс-службе ГТГ: тел. 957 0792, тел./факс: 953 3375, е-mail: pr@tretyakov.ru

 
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года