Ирина Алавердова. «Березовый клавир Баха»

Ирина Алавердова. «Березовый клавир Баха»

4 — 26 апреля 2009
Государственный музей А.С. Пушкина
Денежный пер., 55\32

Композиция и цвет, ощущение и понимание света и пространства являются для художника уникальным способом переложения партитуры чувств и мыслей, визуальных и звуковых ассоциаций на язык живописи. Ирина Алавердова в своем творчестве умело использует классические каноны «числа и циркуля», подобно тому, как великий Иоганн Себастьян Бах виртуозно подчинял своей музыкальной фантазии и вдохновению «нотную грамоту».

В «Березовом клавире Баха», рожденном творческим воображением Ирины Алавердовой, мы видим сложносочиненную систему зрительной, визуальной трансформации сочинений для органа гениального немецкого композитора. Опыт живописно-пластической интерпретации музыкальной полифонии фуг и кантат сам по себе уже заслуживает серьезного, пристального отношения и взыскательного суждения. Не оспаривая права на подобную дерзость, оправдываемую искренностью и душевной потребностью автора, отметим стремление художника, используя ее собственное изречение «слушать глазом», видя – слышать. Более того, ее березовые аллеи Павловска носят аллегорический характер. Меняясь по цветовой гамме в зависимости от времени года, состояния природы и освещения, от угла зрения и настроения автора, пейзажные мотивы, стволы деревьев, их кроны, уходящие вглубь, бесконечность, скрытую от нас линией горизонта, превращаются волею воображения живописца в хоральный дивертисмент. Ряды берез смещаются, точка, определяющая перспективу композиционного пространства, как мерцающая в космической бесконечности звезда, появляется то в центре, то удаляется от него влево, либо вправо. Деревья воспринимаются одновременно и как трубы органа, имеющего свою архитектонику и звуковые регистры, и как вестники, свидетельствующие о течение времени. Колорит живописной сюиты «Березовый клавир Баха» являет исключительную тонкость музыкального слуха Ирины Алавердовой и изысканность живописных модуляций ее палитры. В своем искусстве она становится все более и более многогранной, чуткой и глубокой личностью, устремленной в будущее.

В экспозицию вошли более 80 картин музейного уровня из собрания частных коллекций и мастерской художника

.

 
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года