В краю «высоких вдохновений». Александр Пушкин и Сильвестр Щедрин

Авторы: Наталия Ежерец
С.Ф. Щедрин. Новый Рим. Замок Св. Ангела. 1824. Х., м. Государственная Третьяковская галерея. Москва

Пенсионер Императорской Академии художеств Сильвестр Феодосиевич Щедрин уехал в Италию в 1818 году. Возвратиться ему не довелось – он умер в Сорренто в 1830 году. Александр Сергеевич Пушкин в Италии никогда не был. Художнику и поэту не суждено было лично встретиться. Имена Сильвестра Щедрина и Александра Пушкина не соединяются ни по каким аспектам ни искусствознании, ни в литературоведческой «пушкиниане». Однако есть все основания считать, что творческое соприкосновение двух художников, даже их взаимовлияние существовало.

Более двух веков назад, в 1791году, в России родился художник, которому, казалось бы, следовало родиться совсем в другом краю земного шара – он создал в картинах такой образ Италии, каким его не удалось увидеть никому из современных не только русских, но немецких, французских и даже итальянских художников. Восхищаясь живописью итальянских пейзажей Сильвестра Щедрина, А.Н. Бенуа писал, что он… «в Италии влюбился не во что-либо скрытое в этой красоте, не в тайное «настроительное», а прямо во всю ее внешность, в нежные линии скал, в ритмический плеск зеленого моря, в серебристое журчание каскадов, а главное, в солнце, в божественное солнце!» (1)

В январе 1826 года в Петербурге на Невском проспекте (ныне дом № 46) открылась выставка Общества поощрения художников. В 1827 году выставка продолжалась и пополнялась новыми экспонатами. Общество решило издать «Список художественным произведениям, бывшим в выставке в течение 1826 года и ныне в оной находящимся»; среди них были и пейзажи Сильвестра Щедрина: «Вид моста и Замка Св. Ангела в Риме», «Водопад и лес», «Лес и вдали озеро», «Морской берег» (пейзажи) (2).

Современник, любитель искусства, преподаватель математики А.С. Андреев записывал разные интересные истории, встречи, факты своей жизни. К 1840 году составились «Книги выписок». В одной из них (№ 4) находится заметка: «1827 года в один из дней начала лета я посетил тогда выставку художественных произведений на Невском проспекте <…>. В это время там была выставлена картина, присланная Карлом Брюлловым из Италии, известная под названием «Итальянское утро», <…> я вышел на улицу, и первые особы, мне встретившиеся, был барон Дельвиг и с ним под руку идущий, небольшого роста, смуглый и с кудрявыми волосами. Я с Дельвигом поздоровался, как с хорошо знакомым <…>. Он, указывая на своего товарища, сказал: «Это – Пушкин» <…> ; часто до его приезда я виделся с его матерью Надеждой Осиповной и сестрою Ольгой Сергеевной <…>. Желая быть долее с Пушкиным, я вместе с ними пошел опять на выставку» (3).

Это было в дни 24 мая – 1 июня (4). Однако оказывается, поэт уже знал о Щедрине и его картинах: еще в Москве 4 апреля у его приятеля С. Соболевского, что на Собачьей площадке, М.П. Погодин читал полученный Пушкиным от Дельвига из Петербурга альманах «Северные цветы» за 1827 год (сохранился в библиотеке поэта), в котором были новые произведения Пушкина и статья В.И. Григоровича «О состоянии художества в России» (5). В ней Пушкин прочел восторженную рецензию на картины Сильвестра Щедрина; к статье была приложена прекрасная гравюра с картины «Рим. Замок Св. Ангела» – рисовал В. Лангер, гравировал И. Ческий. Заказал ее «художников друг и советник» – А.А. Дельвиг. Статья была написана в «стиле письма»: «С особенною радостию сообщу тебе, что произведения Гальберга, Щедрина и братьев Брюлловых, бывшие на выставке, подтвердили лестное мнение знатоков о их необыкновенных дарованиях. К сожалению, я не могу послать тебе рисунков с их работ; но, чтобы вовсе не оставить тебя без понятия о бывших на выставке вещах, прилагаю два, какие достать мне было можно: первый с портрета Варника, им самим писанного, и второй с картины Щедрина, представляющей «Вид крепости Св. Ангела с мостом и противолежащим берегом»; …из рисунка с картины Щедрина ты увидишь выбор места. Но тот, кто знает ее, не забудет ни прелестного неба, ни исполинского храма Св. Петра, синеющего вдали, ни Тибра, ни берегов его, ни той милой кисти, которая умела так искусно и свободно подделаться под натуру. Произведение сие так понравилось в Риме, что многие желали иметь его. Художник, как уверяли меня, должен был повторить этот вид восемь раз, но, любя художество и природу, не захотел быть копиистом собственной работы, Всякой раз он изменял воздух и тон картины, и таким образом произвел восемь картин, один и тот же вид представляющих, равно оригинальных. Пример, достойный подражания!»

Пушкин видел и гравюру этой картины, и ее оригинал. (Гравюра позволила определить, что оригинал находится сейчас в собрании Третьяковской галереи. (6)) Далее Григорович писал: «…и другие произведения Щедрина, бывшие на выставке, также прекрасны, и в том числе один превосходный пейзаж, принадлежащий Ея Сиятельству Графине Нессельроде» (7). Сюжет ее автор не описал.

Вторая картина по «Списку…» – «Водопод и лес» из серии « Водопады в Тиволи» (8). Третья в «Списке…» называется «Лес и вдали озеро». Сегодня известна одна картина с таким сюжетом (Государственный Русский музей) под названием «Озеро Альбано в окрестностях Рима». Тенистая верхняя аллея – galleria di sopra – идет по берегу: в аллее путники и две альбанки в национальных костюмах отдыхают под деревом, в глубине – озеро, и за ним – гряда гор (9). Однако анонимный автор брошюры «Щедрин» (1842) сообщает о трех вариантах вида озеро Альбано: «Тенистые аллеи и озеро в кратере угасшего вулкана», «Вид озера Альбано» (на выставке в Академии Художеств 1833 года) и «для Перовского» (поэта, друга А.С. Пушкина. – Н.Е.) «Вид верхней аллеи и Альбанское озеро с горою Каво» (10).

Последний сходен по описанию с картиной собрания Русского музея, которая, однако, со времени Александра I и до 1897 года была в Эрмитаже (11). Сам В.А. Перовский писал в 1825 году, что картина «Альбанское озеро», выполненная для него, – совершенство; о ней же (и других на выставке в Обществе поощрения художников) Щедрин беспокоился, что видно из письма к брату: «Напиши, в рамках ли выставлены мои картины… и, как я уже писал тебе, желал быть извещенным о своих картинах, писанных для В.А. Перовского, ибо там вид Альбанский, который я почитаю лучшей картиной, что я до сих пор писал в сем роде» (12). Картина пленэрна и декоративна по сочности красок, камерно-интимна, лирически-поэтична по композиции. Слова капризного во вкусах Перовского и редкая оценка художником своей работы говорят, вполне возможно, о том великолепном экземпляре, что хранится в Русском музее. Очевидно, было как минимум два варианта, один – у Перовского и другой, вероятно, сходный с ним.

Последним в «Списке…» стоит «Морской берег (пейзажи)». Дат и имен владельцев, как в предыдущих случаях, нет. Поскольку выставка открылась в начале 1826 года и продолжалась в 1827-м, все эти пейзажи должны были быть написаны не позже 1826 года. В статье В.И. Григоровича, как сказано выше, есть сведение о владелице одного из них, которое для нас особенно важно: «превосходный пейзаж, принадлежащий Ея Сиятельству Графине Нессельроде». Это сведение позволило определить сюжет «превосходного пейзажа». Среди корреспонденции художника есть два письма к скульптору С.И. Гальбергу в Рим, из которых ясно, как выглядел этот «Морской берег»; 26 января 1826 года художник сообщал: «…в бытность графини в Риме (т. е. в 1825) ей угодно было иметь от меня картину». А 23 марта1827 года он просил о ней же адресата: «Картину вид Сорренто с Тассовым домом», тот самый, который прошедшего году Вы отправили к графине Нессельроде, удержите при себе… оная принадлежит А.М. Корсаковой» (13).

Раскрытие этого сюжета открывает дорогу к Пушкину…
«Сорренто – земля прелестнейшая, вообрази себе леса апельсинные, лимонные, под тенью которых прогуливаешься», – восхищался художник (14). В этой связи следует вспомнить, что еще в Лицее в 1814–1815 годах на лекциях профессора А. Галича юный Пушкин слышал: «Любимая красота в романтическом искусстве – есть живописная» (15).

Сильвестр Щедрин интуицией чувствовал, что Природа – непревзойденный художник. Он писал «пейзажные портреты» сразу на натуре, без этюдов, ничего не героизировал, даже Везувий. В его произведениях все соразмерно человеку и обжито им: исторические памятники в Риме, гавани Сорренто, уютные бухты и гроты, вид на остров Капри с берега Сорренто с дождем, пронизанным золотом солнечных лучей, аллеи, озеро, сказочное Амальфи, виды Сорренто, «террасы» и «веранды» на берегу, близ Неаполя… В одной такой «Веранде» блаженствует в тени лаццарони в живописных лохмотьях; о них художник писал: «прислонил корзину к стене и дрыхнет в ней или, лежа в оной, смотрит с презрением… если он не умирает с голоду, то он счастливейший человек в свете» (16).

Русский романтик Сильвестр Щедрин искал живописного выражения художественной ценности «картин Природы». Но «Сорренто с Тассовым домом» была особая «картина» – это был город поэта Торквато Тассо. Вид «с домом Тассо» заказывали наперебой и любители, и коллекционеры. (Итальянский поэт Тассо родился в Сорренто в 1544 году и часто жил там (17).) «На скалистом берегу отвесно над морем стоят на мощных камнях причудливой формы старинные дома. Одно из этих зданий молва еще во времена Сильвестра Щедрина связывала с именем Торквато Тассо. В действительности дом, где родился великий поэт, еще в давние времена обрушился в море вместе с частью берега. Однако легенда о том, что дом сохранился, продолжала жить» (18). Один из «Видов Сорренто с Тассовым домом» находится в ГТГ под названием «Малая гавань в Сорренто» (19).

«Адриатические волны», «Волшебный край» – изображение рая на земле, воплощение мечты поэтов и художников романтической эпохи и самого Пушкина не могли не остановить глаз поэта. Морская атмосфера была Щедрину особенно интересна живописной красотой – серебристо-голубой общей тональностью неба и всего сущего на земле: при всей красочности костюмов фигуры, помещенные в тень или против света, не вырываясь, вписываются в серебристый по общему тону пейзаж. Благодаря статье Григоровича точно определяется, что среди пейзажей «морского берега» поэт Пушкин видел на выставке и пейзаж «с домом Тассо», поэзией которого увлекались художники Карл Брюллов, Орест Кипренский, Феддор Бруни, поэт Константин Батюшков и сам Пушкин. Откликов Пушкина на пейзаж Сильвестра Щедрина ни в его письмах, ни в статьях нет. Но у поэта был зоркий глаз на изобразительные искусства. Когда-нибудь «эхо» впечатлений должно было откликнуться.

С 1977 года в Государственном Музее А.С. Пушкина хранится великолепная миниатюра австрийского мастера М.М. Даффингера – «Портрет графини М.А. Мусиной-Пушкиной» (20). Урожденная княжна Урусова первым браком – с 1822 года была замужем за графом И.А. Мусиным-Пушкиным; по свидетельству князя П.А. Вяземского, поэт одно время был сильно ею увлечен и посвятил ей стихотворение «Кто знает край, где небо блещет» (21). М.А. Цявловский установил, что стихотворение относится к концу 1827-го или к 1828 году, когда поэт встречался в петербургском свете с Марией Александровной, вернувшейся из Италии (22).

Ты знаешь край?..
Вильгельм Мейстер

По клюкву, по клюкву,
По ягоду, по клюкву…

Кто знает край, где небо блещет
Неизъяснимой синевой,
Где море теплою волной
Вокруг развалин тихо плещет;

……… Где пел Торквато величавый;
Где и теперь во мгле ночной
Адриатической волной
Повторены его октавы;
Где Рафаэль живописал;

……… Волшебный край, волшебный край,
Страна высоких вдохновений,

…… На рай полуденной природы,
На блеск небес, на ясны воды,
На чудеса немых искусств
В стесненье вдохновенных чувств
Людмила светлый взор возводит,

……… Стоит ли с важностью очей
Пред флорентийскою Кипридой,

…… В молчанье смотрит ли она
На образ нежный Форнарины,
Или Мадонны молодой,
Она задумчивой красой
Очаровательней картины…

…… Чья кисть, чей пламенный резец
Предаст потомкам изумленным
Ее небесные черты?

…… Ты, вдохновенный Рафаэль?

…… Пиши Марию нам другую,
С другим младенцем на руках
(23).

Лишь в последних строках Пушкин назвал ее имя. Первый эпиграф взят поэтом из песенки Миньоны в романе И.-В. Гете «Вильгельм Мейстер». Второй связан с тем, что «красавица, вернувшись из Италии, капризничала и раз спросила себе клюквы в Большом Собрании» (24).

Модный венский мастер-миниатюрист представил графиню с «задумчивой красой», с томной «капризностью» и во всем блеске – «Grande-Dame». Поэтика и содержание стихотворения и картина «Вид Сорренто с домом Торквато Тассо» художника Сильвестра Щедрина в их сопоставимости до сих пор не оказывались в поле внимания специалистов. Описание мест, где путешествовала «Людмила», конкретные имена поэта, художника (назван даже современник «Людмилы» скульптор Антонио Канова (1757–1822); стих о Киприде Медицейской (25) – все это говорит не только о поэтической образности, но и о том, что Пушкин слышал рассказ самой путешественницы.

В Италии, где путешествует графиня М.А. Мусина-Пушкина, русский художник Сильвестр Щедрин пишет пейзажи, в том числе с видом дома Тассо. Эту картину видит на выставке в Петербурге поэт Пушкин. В то же время вернувшаяся в Россию прекрасная «Людмила» рассказывает при нем о своем путешествии, поэт пишет стихотворный романс об этом и, слушая «Людмилу», «видит» Италию глазами романтика Сильвестра Щедрина. В 1838 году Мария Александровна выходит замуж вторично – за князя А.М. Горчакова, лицейского товарища Пушкина, и читает его стихи, посвященные ей, уже после гибели поэта, в «Современнике», изданном П.А. Плетневым (26). «Бывают странные сближенья», – заметил однажды Пушкин.

В конце 1827-го – начале 1828 года в Петербурге были и другие места, где Пушкин, бесспорно, видел работы Щедрина. 1 сентября 1827 года в Академии художеств брат художника выставил его картину «Вид Соррентского берега» (из собрания А.Д. Влодек) и писал ему, что «в журнале ее похвалили» (27). На этой выставке был знаменитый портрет А.С. Пушкина работы О.А. Кипренского 1827 года. Не приходится сомневаться, что вернувшийся 16 октября того же года из ссылки Пушкин был на выставке.

В Петербурге было еще одно место, особое для поэта, где были картины Сильвестра Щедрина, – дом А.Н. Оленина. В 1825 году художник сделал для старшей дочери Оленина акварель «Вид из окошка его дома», а в 1828-м для младшей, Анны Олениной, – «Ночное извержение Везувия» (28). Возможно, эта работа была в исчезнувшем альбоме Анны Олениной 1828 года, в котором был и знаменитый автограф «Я Вас любил». И, безусловно, приятельские отношения Пушкина и В.А. Перовского (поэт, друг А.С. Пушкина; они были на «ты») не оставляют сомнений, что картины Щедрина поэт видел в его доме, а Перовский, конечно, знал, что вид в Сорренто связан с именем Торквато Тассо. Пушкин вернулся в Петербург после ссылки в Михайловское 23 мая 1827года. В Петербурге он был с 23 мая по 27 июля и с 16 октября 1827-го по 19 октября 1828 года (29).

1824 год: в Италии (с 1822 года) 29 июня 1824 из Сорренто Александр Брюллов пишет отцу в Петербург: «…дом его стоит в месте уединенном» – и рисует Перовского в этом доме. Акварель находилась на выставке «Тень Пушкина меня усыновила» в 1999 году в Москве (собрание ПД. – Музей) (30). 1825год: 19 апреля А.П. Брюллов сообщил из Неаполя родителям: «Перовский вчера уехал отсюда и может быть через два месяца в Петербурге». Даты одновременного пребывания в Петербурге в 1820-е годы Пушкина и Перовского можно проследить, сопоставив данные различных источников. Они и дают ответ на вопрос, когда же конкретно были встречи старых друзей. Перовский был в Петербурге в период с конца мая 1825-го примерно до середины декабря 1827 года (31). В середине зимы, в декабре 1827-го – начале января 1828 года Перовский был отправлен императором сначала в Черноморье «исследовать беспорядки», а затем оттуда – в середине апреля – на театр военных действий с Турцией (32).

Пушкин мог не единожды побывать в доме своего старинного приятеля: с 24 мая 1827-го по 18 июля и с 16 октября до середины декабря и, конечно, видеть у него картины Щедрина: «Тибр», «Альбанское озеро» (одну из реплик); бесспорно также – виды Неаполя и Сорренто. А поскольку Перовский жил в Неаполе до апреля 1825 года, то и – «Сорренто с домом Тассо», вид, который Щедрин писал неоднократно и в 1825–1826 годах, также «Рим. Замок Св. Ангела» – любимый вид Перовского, вероятно, один из «Водопадов Тиволи». Из письма Щедрина 16 июля 1826 года к Перовскому следует, что у него уже тогда было много картин художника (33).

«Национальный романтизм» Сильвестра Щедрина сродни пушкинскому, о котором Н.В. Гоголь писал: «Он при самом начале своем уже национален, потому что истинная национальность состоит не в описании сарафана, но в самом духе народа. Поэт даже может и тогда национален, когда описывает совершенно сторонний мир, но глядит на него глазами своей национальной стихии» (34). В описании итальянской природы слог стиха Пушкина живописен; ритм и звукопись, как у Сильвестра Щедрина, – в колеблющемся движении, в ритме музыки волн моря в неаполитанских баркароллах и романсах, как в живописных морских «баркароллах» Щедрина. В стихотворении создан романтически-красочный пейзажный образ страны, в которой поэт никогда не был. Из всех художников, писавших Италию в конце XVIII – начале XIX века, только образ одного, и притом русского, современника поэта вызывает в памяти пушкинская стихотворная картина – образ именно Сильвестра Щедрина.

В пушкиноведении давно замечено особое свойство поэтического воображения Александра Сергеевича – видеть внутренним зрением те страны, в которых он не был; это особый дар воображения и перевоплощения. Но пейзаж Италии он не только воображал созвучно Щедрину. Представляется, что в стихотворении «Кто знает край...» имело место и творческое воздействие, в том числе и прямом отражении сюжета, романтика Щедрина, музыки его живописи на музыку слов романтика Пушкина.

Такое творческое художественное воздействие могло произойти только потому, что как художник Щедрин формировался в лоне русской культуры, в гармоническом времени «зари пушкинской поры». Пленительно-лирический живописный язык мира природы в картинах Щедрина лучезарен и гармоничен, как пушкинский стих. Итальянские по мотиву пейзажи Сильвестра Щедрина принадлежат культуре пушкинской эпохи. Италия – существующий в реальности романтический идеал, мир, в котором человек испытывает эстетическое наслаждение, ощущает радость бытия, идеальный мир для свободного самочувствия человека в нем и источник творческого вдохновения.

Примечания

1Бенуа А.Н. История живописи в XIX веке. Русская живопись. СПб., 1901. С. 52–53.
2Список художественных произведений в учрежденной от Общества Поощрения Художников выставке, бывшим в течение 1826 года и ныне состоящим. СПб., 1827. С. 15; в ГТГ и ГРМ: «Новый Рим. Замок Св. Ангела».
3Пушкин А.С. в воспоминаниях современников. М., 1895. Т. II. С. 328, 508–504; Летопись жизни и творчества А.С. Пушкина. М., 1999. Т. II. С. 269–270; Автограф А.С. Андреева. ИРЛИ/ПД. Ф. 244. Оп. 17. «А.С. Андреев № 1. «Встреча с А.С. Пушкиным».
4Летопись жизни и творчества Александра Пушкина в 4 томах. Т. II. 1825–1828. Сост. М.А. Цявловский, Н.А. Тархова. М., 1999. С. 268, 272.
5Там же. С. 254, 257. В альманахе были опубликованы сочинения А.С. Пушкина: «Письмо Татьяны», «Ночной разговор с няней» / «Евгений Онегин» / «К ***» / «Я помню чудное мгновенье» / «19-е октября».
6Инв. ГТГ – 5197: «Новый Рим. Замок Св. Ангела». 1824. Приобретена в 1925 г. из Румянцевского музея (собрание Ф.И. Пряшникова).
7Статья подписана: «В…» // «Северные цветы» на 1827 г. С. 19–23.
8Инв. ГТГ – 184/1822 г. /; инв. РМ-ж-3570/1823 г. и др.
9Инв. ГРМ – ж-5108; пост. из ГЭ в 1897 г., в Эрмитаже был уже при Александре I. См.: Императорский Эрмитаж. Каталог картинной галереи. СПб., 1895. Сост. А. Сомов. Т. III. С. 133. № 1620; Государственный Русский музей. Живопись XVIII – начала XX веков. Каталог. Л., 1980. № 6356.
10Оттиск «СПб. 1842» // «Памятник искусства» 1841. Тетрадь 10. С. 8, 20, 23. Автор брошюры, вероятно, брат художника – Апполон Феодосиевич Щедрин.
11Императорский Эрмитаж… № 1620 под старым названием «Озеро Неми».
12Архив Брюлловых, принадлежащий В.А. Брюллову. Сообщил И. Кубасов. СПб., 1900. С. 189–190; Письма из Италии. Сост. и прим. А. Эфроса. 1932. С. 219.
13С.И. Гальберг отправлял картины Щедрина из Рима в Россию // Сильвестр Щедрин. Письма. Сост. и автор вступительной статьи Э.Н. Ацаркина. М., 1978. С. 110 и 135.
14Сильвестр Щедрин. Письма. Указ. изд. С. 105.
15Галич А. Опыт науки изящного. СПб., 1825. С. 104.
16Сильвестр Щедрин. Письма из Италии. Вступит. статья, редакция и примечания Абрама Эфроса. М.–Л., 1932. С. 123. Номера картин: инв. ГТГ – 187, 183, 189, 5196.
17Краткая литературная энциклопедия. Т. 7. М., 1972. С. 397.
18Михайлова К.В. Сильвестр Щедрин. Л., 1984. С. 45–46.
19Инв. ГТГ – 188. Картина много раз меняла название: см. об этом выше в статье В.И. Григоровича и письмах Сильвестра Щедрина; каталоги живописи ГТГ за 1952 и 1984 годы также отражают смену названия; в книге Ацаркиной Э.Н. «Сильвестр Щедрин» (М., 1978) под иллюстрацией № 30 и в списке произведений художника на с. 186: «Малая Гавань в Сорренто (с домом Тассо)» автором внесены в название слова художника из его письма к С.И. Гальбергу от 23.03.1827 г., и в соответствии со статьей В. Григоровича. Ацаркина Э.Н. в работе над монографией использовала сведения, полученные ею из Италии, относительно вида названной картины.
20ГМП. Инв. № 8217 – с 1977 г.; до 1977 г. – в ГРМ «Портрет молодой женщины в тюрбане», атрибуция Певзнер Л.И. Газета «Литературная Россия». 1975. № 39.
21Альманах «Прометей». X. 1974. С. 380–381.
22Цявловский М.А. Статьи о Пушкине. М., 1962. С. 369–378; «Прометей». X. 1974. С. 380.
23Пушкин А.С. Полное собрание сочинений в 6 томах. Т. 2. Стихотворения. Сказки. Поэмы. М., 1938. С. 47–49.
24Модзалевский Б.Л. Пушкин. 1929. С. 341–342.
25Мифы народов мира. Энциклопедия. Т. I. М., 1987. С. 135; С. 134, ил. № 2. Героиня стихотворения видела Киприду Медицейскую, т. е. из собрания Медичи (Флоренция). Ее прототипом была Афродита Праксителя (по копии мраморной – Венера Капитолийская), собр. Капитолия.
26«Прометей». X. 1974. Указ. изд. С. 381; Напечатано в «Современнике» 1838 г. П. Плетневым. Т. IX. Кн. I. С. 143–145.
27Письма из Италии. С. 380–381.
28Ацаркина Э.Н. Сильвестр Щедрин. М., 1978. С. 189; Сильвестр Щедрин. Письма. С. 165; Письма из Италии. С. 247, 372; Оленина А.А. Дневник воспоминаний. СПб., 1999. С. 326.
29Летопись. Указ. изд. Т. II. С. 268–287, 310–427, 354.
30«Тень Пушкина меня усыновила…» Каталог выставки. СПб., Болонья–Кембридж, 1997. С. 78, ил. 258.
31Архив Брюлловых. Указ. изд. С. 190; Сильвестр Щедрин. Письма. С. 123–124, 214; Письма из Италии. С. 243.
32Р.А. 1878. Кн. I. Вып. 3. С. 374; РБС. Т. 13. СПб., 1902. С. 532.
33Сильвестр Щедрин. Письма. С. 105. Письмо брату 1 сентября 1825 г.: «За картины, писанные для Василия Алекс… Перовского заплачено за каждую по 32 червонца, которые он (Сапожников – член ОПХ – Н.Е.) может у него видеть».
34Гоголь Н.В. «Несколько слов о Пушкине». Собр. соч. в 7 т. Т. 6. Статьи. М., 1978. С. 64.

 
П.В. Басин. Портрет художника С.Ф. Щедрина. 1822. Х., м. Государственная Третьяковская галерея. Москва
П.В. Басин. Портрет художника С.Ф. Щедрина. 1822. Х., м. Государственная Третьяковская галерея. Москва
С.Ф. Щедрин. Новый Рим. Замок Св. Ангела. 1827.  Гравюра на меди с картины С.Ф. Щедрина 1824 г. рисовал В. Лангер, гравировал И. Ческий для альманаха «Северные цветы» 1827 года.
С.Ф. Щедрин. Новый Рим. Замок Св. Ангела. 1827. Гравюра на меди с картины С.Ф. Щедрина 1824 г. рисовал В. Лангер, гравировал И. Ческий для альманаха «Северные цветы» 1827 года.
С.Ф. Щедрин. Озеро Альбана в окрестностях Рима. Не позднее 1825 г. Х., м. © Государственный Русский музей. Санкт-Петербург
С.Ф. Щедрин. Озеро Альбана в окрестностях Рима. Не позднее 1825 г. Х., м. © Государственный Русский музей. Санкт-Петербург
С.Ф. Щедрин. Малая гавань в Сорренто близ Неаполя (с домом Торквато Тассо). 1826. Х., м. Государственная Третьяковская галерея. Москва
С.Ф. Щедрин. Малая гавань в Сорренто близ Неаполя (с домом Торквато Тассо). 1826. Х., м. Государственная Третьяковская галерея. Москва
М.М. Даффингер. Портрет гр. Марии Александровны Мусиной-Пушкиной. Миниатюра. Конец 1820-х – начало 1830-х гг. Кость, акварель, гуашь. Государственный музей А.С. Пушкина. Москва
М.М. Даффингер. Портрет гр. Марии Александровны Мусиной-Пушкиной. Миниатюра. Конец 1820-х – начало 1830-х гг. Кость, акварель, гуашь. Государственный музей А.С. Пушкина. Москва
П.С. Иванов (с оригинала В.С. Садовникова. 1829–1830). Панорама Невского проспекта. Фрагмент. 1835. Литография, акв. 20х54. Государственный музей А.С. Пушкина. Москва  Пушкин переходит Невский проспект около здания Голландской церкви. Там экспониров
П.С. Иванов (с оригинала В.С. Садовникова. 1829–1830). Панорама Невского проспекта. Фрагмент. 1835. Литография, акв. 20х54. Государственный музей А.С. Пушкина. Москва Пушкин переходит Невский проспект около здания Голландской церкви. Там экспониров
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года