Поленов и народный театр.
Письма В.Д. Поленова к Д.А. Толбузину. 1913 – 1923

Авторы: Елена Каштанова, Сергей Окулов
В.Д. Поленов. Статуя Афродиты на фоне моря. Эскиз декорации к опере «Призраки Эллады». Б., акв. 14,5х13,5. Музей-заповедник В.Д. Поленова

«Сцена есть та удивительная площадка, на которой сливаются воедино все искусства. Тут и поэзия, и музыка, и живопись, и пластика, и хореография, сюда может взойти и архитектура, и все прикладные искусства, тут может быть и мимика, и атлетика и т. д.» В.Д. Поленов
Из записной книжки художника

Неоспоримо глубочайшее влияние творчества и личности Василия Дмитриевича Поленова на развитие и возникновение многих явлений в русском искусстве рубежа XIX – XX веков. Живописец и театральный художник, архитектор и музыкант, Поленов в каждом из жанров и видов искусства раскрыл свое дарование, часто предвосхищая поиски художников-современников. Работы Поленова в области театрально-декорационного искусства достаточно известны. «Заслуги его перед народным театром исключительны», что признавали уже современники. Публикация писем художника к Дмитрию Аркадьевичу Толбузину (1877–1927), писателю, юристу, режиссеру Секции содействия устройству деревенских и фабричных театров, и комментарий к ним дают более глубокое представление о роли Поленова в создании народного театра. Музей-заповедник В.Д. Поленова благодарит сотрудников Российской Государственной библиотеки за оказанное содействие при работе в архиве рукописей. Для Поленова театр был едва ли не основной возможностью воплотить свое стремление «сюжетами и обстановкой, взятыми из мира истории и сказки, поднять детей от обыденной жизни в область героизма и красоты…».

Начало работы по созданию Секции содействия народным театрам началось в 1909 году, а венцом стало создание Дома Секции содействия устройству деревенских, фабричных и школьных театров имени академика В.Д. Поленова.

В 1913 году в письме к Коровину Поленов рассказывал: «Я все более и более втягиваюсь в это глубоко интересное дело. <…> Цель этого кружка или секции – распространение искусства среди народа, а главное средство – это сцена. И вот наш кружок поставил себе задачей содействовать устройству фабричных, деревенских и школьных театров. Для осуществления этой задачи, для достижения намеченных целей мы работали над теми отраслями искусств, которые в своей совокупности дают театр. <…> Искусство (а в театре все искусства объединяются) не есть прихоть или праздная забава, это великое культурное дело. Ничто так не смягчает нравы, как оно, ничто так не отвлекает людей... как причастие к искусству». К работе в Секции Поленов вскоре привлек своих друзей: И.Е. Репина, А.М. Васнецова, П.А. Брюллова, В.В. Матэ, Ф.А. Лавдовского, Ф.И. Шаляпина. Большую роль в работе Секции играл знающий и энергичный Д.А. Толбузин, который работал не только как юрист (руководил организационной стороной деятельности Секции), но и как опытный режиссер.

В 1915 году Поленов приобрел участок земли и с помощью друзей, сочувствовавших делу, построил, как он говорил, «театральную лабораторию на всю Россию». В архитектурных особенностях построенного по проекту и на средства В.Д. Поленова Дома театрального просвещения в Москве (архитектор О.О. Шишковский), сохраняется свойственная и ранним проектам художника, любовь к западноевропейскому средневековому зодчеству. На чрезвычайном собрании Секции содействия устройству деревенских и фабричных театров было постановлено выразить благодарность за щедрый дар, просить художника «разрешить наименовать будущее здание Секции Домом имени академика Василия Дмитриевича Поленова». Сам художник продолжал его называть просто Секцией. В этом доме расположились мастерские декорационные и костюмерные, склады декораций, бутафории, реквизита, театральная библиотека и зал для показательных спектаклей, которые шли в декорациях самогó Василия Дмитриевича, который написал около тридцати типовых декораций, а копии с них, сделанные молодыми художниками, давались напрокат всем театральным кружкам. И спрос на них был так велик, что пришлось установить очередь по записи. В Секции разрабатывались особого рода облегченные, мобильные декорации. С 1921 года секция была национализирована и получила название «Дом театрального просвещения имени академика В.Д. Поленова». В 1928 году, когда это уже был Дом народного творчества имени Н.К. Крупской, в помещении Секции произошел пожар, уничтоживший декорации В.Д. Поленова и бóльшую часть театрального имущества.

В течение долгого времени Дом Поленова (улица Зоологическая, 13), жил «чужой» жизнью, но в 2000 году здание отдано Государственному центру современного искусства (ГЦСИ).

20 октября 1913

Глубокоуважаемый и дорогой Дмитрий Аркадьевич, благодарю Вас за Мольера… Иллюстрации к Мольеру очень интересны и вполне годятся для декораций, а Ваши наброски с описанием совершенно достаточны. <…>
Мольера я читал так давно, что теперь как бы заново его читаю. Особенно меня поразило сходство финала Тартюфа с развязкой у наших двух великих бытовых писателей, у одного в комедии, у другого в поэме – Ревизор и Воскресение. У Гоголя после яростного осмеяния всего склада нашей жизни, всего административного строя, городского и помещичьего быта и всего, что вокруг ютится; у Толстого после беспощадного издевательства над всей современной культурой, над гласным судом, над всей нашей идейной работой, нашими стремлениями, мечтаниями, надеждами, превращенными в какое-то бессмысленное убожество, после попрания справедливости, унижения нравственности, торжества случайной нелепости и грубой жестокости… вдруг проявляется высшая правда на земле! В первом случае, т. е. у Гоголя, в лице жандарма, провозглашающего приезд чиновника из Петербурга, во втором, у Толстого, в виде случайного, ничем с жизнью не связанного помилования.
То же самое у Мольера (может быть, они у него заимствовали). <…> Вообще, я заметил, что у большинства великих писателей разных времен и народов, когда дело касается суда, то всегда проявляется к нему какая-то антипатия, даже ненависть.
(Достоевский, Диккенс, Толстой, Гоголь и мн. другие). Один только Соломон был судья праведный, а остальные все неправедные. <…>
До свидания Ваш В. Поленов
P.S. Меня очень порадовала Марья Викторовна, сказав, что она желает поставить у себя в гимназии мою пьесу, я три дня рисовал для нее костюмы и писал музыку.

Мария Викторовна Шемшурина была большим знатоком театрального костюма и располагала огромным литературным и изобразительным материалом в этой области. Она наладила изготовление дешевых театральных костюмов и организовала их прокат. Причем кружки получали не только костюмы, но также рисунки, трафареты, выкройки и наставления, так что могли шить костюмы и сами. Ее муж, Николай Федорович, был великим мастером в области бутафории и различных сценических эффектов: настоящим фанатиком изготовления бутафорских вещей, мебели из самых дешевых материалов. Его стараниями организовался музей, где показывалось, как можно с минимальными средствами построить и оборудовать любительскую сцену.

Речь идет о музыкальной пьесе В.Д. Поленова для детей «Анна Бретонская». Поленов очень любил рассказанную французской писательницей Е. Фоа историю 13-летней герцогини Анны Бретонской (1477–1514), впоследствии французской королевы, которая в костюме крестьянки ходила по деревням и узнавала о нуждах бедноты. В начале 1900-х годов Поленов перевел рассказ Евгении Фоа и написал пьесу, а позднее – детскую оперу, которая была поставлена силами учащихся московской Анастасьинской гимназии, где служила Мария Викторовна Шемшурина. В архивно-рукописном отделе ГЦММК им. М.И. Глинки хранится дар В.Л. Кубацкого – автограф оперы Поленова «Анна Бретонская».

Виктор Львович Кубацкий (1891–1970), виолончелист, солист оркестра Большого театра (1914–1930), там же дирижер (1930–1935); инициатор создания государственной коллекции старинных музыкальных инструментов (1919). Организатор и участник квартета имени Страдивариуса.

28 августа 1915 г.

Дорогой Дмитрий Аркадьевич.
Я вполне разделяю Ваш взгляд, нам определенно надо достроить наш домик. Ведь пройдет же ужас, пройдут теперешние бедствия, останутся люди и станут продолжать наше дело, оно необходимое, оно и теперь приносит несказанную пользу. <…>
Наше тарусское художественное предприятие (1) или, как я их называл, художественные минуты, имеет, кажется, успех. Три спектакля одной и той же вещи, причем, казалось бы, мало понятной, были полны, также и концерт. Под конец мы устроили выставку с педагогическим отделом, что заинтересовало тарусских граждан.
Мне особенно хотелось узнать, какое впечатление произвела «Эллада» на простых зрителей с наивной душой. 2-й спектакль был им посвящен, это рабочие, солдаты, прислуга, беженцы и другие неимущие. <…>
От Л. Кандаурова (2) я получил письмо, которое меня очень порадовало: «Когда начинаешь подводить итоги году, то чувствуешь, как много получаешь от Тарусы и тех, кто там создает атмосферу, дающую запас энергии на целую зиму.
Думая об опере, я останавливаюсь на фабуле и всей разработке сюжета. Мне кажется, что эта сторона удалась». <…> Он относится ко мне как к автору, ибо 2/3 текста написаны мной. Савве Иванычу принадлежат стихи и то не все. Как-нибудь я Вам подробно это расскажу.
Посылаю экземпляр «Эллады», одобренный цензурой, и прошу Вас передать его в библиотеку Секции. <…>
Искренне Ваш В. Поленов

(1) «Призраки Эллады» – опера В.Д. Поленова (либретто С.И. Мамонтова). Впервые была поставлена в 1894 году в Москве в зале Благородного собрания для съезда художников в виде живой картины под названием «Афродита» на фоне превосходной декорации В.Д. Поленова: греческий храм, за ним море и цепь покрытых снегом гор, в центре – статуя Венеры Милосской. Переработанная в оперу, она шла в Москве в Большом зале консерватории в 1906 году под названием «Призраки Эллады». Летом 1915 года была поставлена на сцене Народного дома в Тарусе.

Действие оперы происходит на острове Милосе, вблизи храма Афродиты, во II веке до Р.Х. Главные действующие лица: Данаэ – молодая жрица храма и Агесандр – художник. Агесандр при создании статуи Афродиты придал ей черты жрицы Данаэ. По решению суда это – преступление, и Агесандр должен покинуть остров. Данаэ с вечной мечтой о любимом Агесандре остается на острове хранить созданное им произведение искусства. Эта простая и трогательная драма разворачивается на фоне ярких массовых сцен – обрядов, гимнов, танцев.

(2) Леонид Васильевич Кандауров (1877–1962) родился в дворянской семье, тесно связанной с художественной жизнью Москвы. Окончил Московский университет. В конце 1890-х годов Кандауров знакомится с Поленовым, становится его близким другом и домашним учителем детей.

18 августа 1918 г.

Дорогой Дмитрий Аркадьевич, то, что Вы мне пишите про нашу Секцию, в высшей степени утешительно. Наше чудное дело не глохнет, напротив, развивается, и именно так, как было нами намечено. Нашей мечтою было посредством искусства вывести народ из его темноты и дать ему руководящий идеал, словом, открыть ему дорогу к свету. Конечно, задача несказанно трудная, но мы твердо и неуклонно идем по этому пути. То же самое стараемся мы проводить и здесь (1), и, несмотря на то, что мы весь день теперь на лугах и полях, вместе с крестьянами, в свободные минуты с ними все вместе готовим к осени несколько постановок. Мы стали им и они нам настоящими товарищами. Никогда отношения не были такими добрыми, искренними, хорошими.
Мы им помогаем, но и они не остаются в долгу. Наталия Васильевна говорит, что прямо трогательно, как они внимательны и благодарны. Я, который находил, что всякий думает исключительно для себя, теперь вижу, что если дела его добрые и полезные, то оплата за них также добра и полезна.
<…> Очень рад, что Ник. Влад. Скородумов (2) опять у нас и работает. Мой сердечный ему привет. <…>
Душевно Ваш В. Поленов

(1) В 1911 году Поленовы построили школу в соседнем с усадьбой Борок селе Страхове. Василием Дмитриевичем в 1912 году для школы была оборудована разборная сцена, а классы спланированы с раздвижной перегородкой, превращавшей их в зрительный зал. В 1913 году на этой сцене был поставлен первый спектакль – «Аленький цветочек». С этого времени и можно вести отсчет жизни поленовского крестьянского театра.
Самое яркое свидетельство очевидца и участника первой постановки на сцене Страховской школы – это письмо старшей дочери Поленова, Екатерины Васильевны, написанное Л. Веберу, мужу Марии Васильевны Якунчиковой-Вебер, замечательной, рано умершей русской художницы. Мария Васильевна и Наталья Васильевна Поленова, жена художника, были сестрами. Письмо из архива Е.А. Поленовой, внучки художника, публикуется впервые.

«Бехово 17го янв.
1913 года
<…> Мы все провели Рождество в Бехове. Устраивали елку у себя дома и в школе (которую ты видел, когда ехал со станции). Но самое интересное был спектакль. <…> Я придумала сделать реальные костюмы из эпохи детства Аксакова (раннее empire), как будто это случилось именно в то время, как ключница Пелагея рассказывает ему сказку. Фантастическая сторона: замок, слуги зверя и зверь, когда он делается принцем, – все это в эпохе возрождения, потому что было заколдовано150 лет назад. Боб играл купца (у него большой сценический талант), Наточка – Аленушку (la Belle), Мариша и Оля – сестер, Оля же – зверя и принца, Володя Вульф – слугу зверя. Папа написал декорации. Наточка в белом кисейном платьице empire с синей бархатной шапочкой и рыжими локонами, затерянная в роскошном парке с возвышающимся дворцом, была очень трогательна. Когда появился зверь весь театр начал кричать: «Он ее съест». Долго не давали зверю говорить, но когда черный страшный зверь обратился в молодого красавца, одетого в черный бархат с белым пером, и он вдохновенно благодарил Аленушку за ее доброту и любовь, которая спасла его от чар колдуньи, – был неописуемый восторг. У многих были слезы на глазах. И общее мнение гласило, что Елена всех лучше, потому что она решила за всех пострадать. Спектакль был в той же школе (папа летом вызвал столяра из Москвы и сделал великолепную сцену). Играли два раза, и оба раза было так полно, что яблоку негде упасть. Сошлись жители всех окрестных деревень. На втором представлении в антрактах мужики придумали петь хоровые песни. А после спектакля вышел депутат и сказал речь: «Глубочайшую нашу благодарность приносим глубокоуважаемому Вас[илию] Дмитриевичу и глуб[око] ув[ажаемой] Нат[алье] Вас[сильевне] и августейшему их семейству». Семейство стояло на сцене при поднятой занавеси и когда услыхало, что оно «августейшее», то младшие представители с искаженными от усилия не улыбаться лицами исчезли за кулисами и оставили бедных старших проглатывать свой смех. После речи грянуло многолетие, и тогда все актеры вышли и поклонились хору и публике, а им бешено аплодировали.
Теперь все уже давно в Москве, а я осталась здесь вдвоем с папой …
Твоя Катя»

(2) Н.В. Скородумов – деятель народного театра, автор книги «Новый метод упрощенных постановок. Устройство сцены и декораций», изданной Секцией в 1914 году. В книге, кроме репродукций с типовых декораций В.Д. Поленова, есть и три статьи художника: «Первоначальные правила перспективы», «Краткие сведения о декорациях» и «Некоторые указания для деревенского театра». Многие сельские и городские любительские театры использовали в своей работе эскизы и указания В.Д. Поленова.

30 апреля 1923 г.

Многоуважаемый и дорогой Дмитрий Аркадьевич, я очень рад, что Вы в Москве и вместе с Марией Викторовной опять составляете центр нашего театрального кружка, прежней дорогой Секции.
Дочери сообщили мне, что Марья Викторовна нездорова и даже в постели, надеюсь, что теперь ей лучше. Осень бы мне хотелось побывать в Москве и всех Вас повидать, да сил еще мало, хотя доктор уверяет, что они вернутся. Такая на меня наскочила осенью гадость, что я чуть было не отправился к прародителям.
Теперь медленно поправляюсь, и силы понемногу возвращаются.
Мне передавали, что товарищи желают отметить мой юбилей, но они ошибаются, думая, что мне 80 лет. Я моложе, поэтому прошу Вас отговорить это делать. Если буду в силах, то постараюсь сам приехать и со всеми с Вами повидаться. Но, во всяком случае, не раньше осени. По крайней мере, доктор так обнадеживает. Но какое счастье, что наша затея не погибла, а существование ее было подтверждено правительством. <…>
От всей души Вам преданный
В. Поленов.

В своей деятельности Поленов, как и прежде, исходил из потребности человека (как он ее понимал) видеть в искусстве «нечто поднимающее над тяжелой действительностью, хорошее, красивое, идеальное», что отвечало программе такого стиля как модерн с его лозунгом «искусство вместо революции».

 
В.Д. Поленов. Дом театрального просвещения в Москве. Осуществленный проект здания. Б., граф. карандаш. 17,8х19,5. Музей-заповедник В.Д. Поленова
В.Д. Поленов. Дом театрального просвещения в Москве. Осуществленный проект здания. Б., граф. карандаш. 17,8х19,5. Музей-заповедник В.Д. Поленова
Иллюстрации из книги Н.В. Скородумова «Новый метод упрощенных постановок» (1914)
Иллюстрации из книги Н.В. Скородумова «Новый метод упрощенных постановок» (1914)
В.Д. Поленов. Анна Бретонская. Эскиз костюма. Б., акв., граф. карандаш. 13,8х8,8. Музей-заповедник В.Д. Поленова. Публикуется впервые
В.Д. Поленов. Анна Бретонская. Эскиз костюма. Б., акв., граф. карандаш. 13,8х8,8. Музей-заповедник В.Д. Поленова. Публикуется впервые
В.Д. Поленов. Рыцарь. Эскиз костюма. Б., акв., граф. карандаш. 13,8х8,8. Музей-заповедник В.Д. Поленова. Публикуется впервые
В.Д. Поленов. Рыцарь. Эскиз костюма. Б., акв., граф. карандаш. 13,8х8,8. Музей-заповедник В.Д. Поленова. Публикуется впервые
Фрагменты из спектакля «Аленький цветочек» на сцене Страховской школы. Фотографии. 1913. Музей-заповедник В.Д. Поленова   Купец – Б. Вульф, Чудовище – О.В. Поленова, дочь художника
Фрагменты из спектакля «Аленький цветочек» на сцене Страховской школы. Фотографии. 1913. Музей-заповедник В.Д. Поленова Купец – Б. Вульф, Чудовище – О.В. Поленова, дочь художника
Фрагменты из спектакля «Аленький цветочек» на сцене Страховской школы. Фотографии. 1913. Музей-заповедник В.Д. Поленова  Вверху. Купец – Б. Вульф, Чудовище – О.В. Полен Слева направо: Купец – Б. Вульф, Аленушка – Наталья
Фрагменты из спектакля «Аленький цветочек» на сцене Страховской школы. Фотографии. 1913. Музей-заповедник В.Д. Поленова Вверху. Купец – Б. Вульф, Чудовище – О.В. Полен Слева направо: Купец – Б. Вульф, Аленушка – Наталья
Фрагмент постановки оперы «Призраки Эллады» в Тарусе. Фотография. 1915. Музей-заповедник В.Д. Поленова
Фрагмент постановки оперы «Призраки Эллады» в Тарусе. Фотография. 1915. Музей-заповедник В.Д. Поленова
В.Д. Поленов. Помещичий дом (с. Страхово). Эскиз типовой декорации для Секции. Б., акв. 13,3х21,1. В этом доме в первые годы после революции под руководством В.Д. Поленова и членов его семьи работал страховский театральный кружок. Музей-заповедник В.Д. По
В.Д. Поленов. Помещичий дом (с. Страхово). Эскиз типовой декорации для Секции. Б., акв. 13,3х21,1. В этом доме в первые годы после революции под руководством В.Д. Поленова и членов его семьи работал страховский театральный кружок. Музей-заповедник В.Д. По
В.Д. Поленов. Ледоход на Оке. 1918 (?). Х., м. 30х77,5. Музей-заповедник В.Д. Поленова
В.Д. Поленов. Ледоход на Оке. 1918 (?). Х., м. 30х77,5. Музей-заповедник В.Д. Поленова
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года