Разгонов Сергей. Дым Отечества. Вечера на хуторе близ Хмелиты. М.: Инкомбук, 2004

Авторы: Виктор Леонидов

Когда-то усадьба «Хмелита» , один из шедевров западнорусской архитектуры, принадлежала знаменитому на всю округу хлебосолу и гурману Алексею Федоровичу Грибоедову. С него, судя по всему, и «списал» его племянник образ Фамусова. Будущий гений русской литературы, автор «Горя от ума» проводил здесь в детстве и юности каждое лето.
Судьба усадьбы в ХХ столетии была, увы, достаточно типичной. Революция, коллективизация, Отечественная война, кровавым катком прокатившаяся по этим полям…

И автор книги Сергей Николаевич Разгонов, и ее главный герой Виктор Евгеньевич Кулаков всегда были людьми, близкими известному спасителю исторических памятников, реставратору Петру Дмитриевичу Барановскому. В страшные годы сталинщины Барановский обмерял храмы, восстанавливал их, ходил по инстанциям, убеждая не сносить. Именно благодаря Петру Дмитриевичу сохранился собор Василия Блаженного. Великого реставратора сажали в тюрьму, ссылали, но остановить его не могло ничто. Глаз у Барановского был поразительно точен. Он мог посмотреть на кирпичную стену и сказать: «Расчищайте здесь». И через некоторое время на указанном месте, как в сказке, появлялся старинный наличник. Такое же чутье было у него и на людей. Вот и разглядел он в молодом автослесаре Викторе Кулакове, которого повстречал возле старинного смоленского городка Дорогобужа, будущего знаменитого на всю Россию директора заповедника «Хмелита».

Сергей Разгонов во времена этой встречи был уже известным журналистом, одним из наиболее популярных авторов газеты «Советская культура». Своими статьями он без устали боролся, протестовал против варварского сноса старинных зданий и искажения облика древних городов.

Давно покоится Петр Дмитриевич Барановский на кладбище Новодевичьего монастыря рядом со своим любимым историком Ключевским, а дело его продолжает жить в деяниях других, преданных Отечеству людей. Ведь и сегодня, к сожалению, надо доказывать, что нельзя пренебрегать памятниками родной истории. Творческий союз его любимцев Виктора Кулакова и Сергея Разгонова длится уже не один десяток лет. И вот недавно в издательстве «Инкомбук» Сергей Разгонов выпустил прекрасно оформленную книгу − «Дым Отечества. Вечера на хуторе близ Хмелиты». Книга посвящена подвигу жизни Виктора Кулакова, поднявшего из руин родовую усадьбу Грибоедовых и создавшего там музей автора «Горя от ума».

«Хмелита» пережила все бедствия, выпавшие на долю Смоленщины в ХХ веке. Но окончательно она погибла в начале шестидесятых: в доме хранили лыко, и однажды подгулявшие сторожа забыли погасить папиросу. Пожар уничтожил все. Кулаков сумел сделать невозможное. На старой машине он чуть ли не каждый день ездил в Москву, убеждал, доказывал, говорил о необходимости создания музея А.С. Грибоедова на Смоленщине. На себе таскал материалы, спорил, ругался и все-таки добился постановления правительства о создании музея-заповедника. Как по волшебству, сначала возникли стены, потом кровля. На обугленном пепелище по архивным чертежам, рисункам, по свидетельствам очевидцев постепенно, год за годом, воссоздавал Виктор Евгеньевич чудо смоленского барокко. И невозможное произошло. Но музей − это не только здание, а еще и фонды, и экспонаты, и сотрудники. Ведь Александр Сергеевич Грибоедов полжизни провел в дороге, и от его личных вещей почти ничего не осталось. Надо было воссоздать колорит, атмосферу эпохи. Кулаков покупал, уговаривал подарить тот или иной экспонат, а будущих сотрудников музея − переезжать в глушь Смоленщины. Так появились специалисты, а в собрании − уникальные рукописные списки «Горя от ума», огромная и все пополняющаяся коллекция гравюр и портретов первой половины XIX века.

Вскоре Виктором Кулаковым рядом с усадьбой Грибоедовых был открыт музей великого флотоводца Павла Степановича Нахимова (он родился совсем неподалеку, в деревне Городок). Дом, где появился на свет герой Севастополя, не сохранился, но Кулаков создал мемориальный музей, на открытие которого съехались представители всех военно-морских флотов России. Однако легендарному директору и этого было мало. Он строит музей великого православного философа Алексея Хомякова и бьется за то, чтобы здесь же был мемориал памяти тех, кто в октябре 1941-го попал в кольцо фашистских войск и все-таки задержал их наступление на Москву.

Обо всем этом и пишет в книге «Дым Отечества» Сергей Разгонов, на протяжении многих лет − и автор, и заведующий отделом архитектуры и изобразительного искусства газеты «Советская культура». Он же долгое время возглавлял альманах «Памятники Отечества». Перу Разгонова принадлежат прекрасные книги о древнерусской архитектуре, о Павле Корине и Василии Баженове. Мы обратились к Сергею Николаевичу с вопросом о его личном участии в спасении памятников архитектуры и искусства в советские годы. И вот что он ответил: «Почти каждая статья в то время была результатом борьбы. Без ложной скромности могу сказать, что я очень помог спасению Соловецкого кремля, да и вообще памятников архитектуры северной Руси. Для их реставрации не хватало белого камня, и я опубликовал большую статью «Кирпич преткновения», где написал о необходимости производства большемерного кирпича, выпуск которого впоследствии был налажен в Архангельске. В городе Уральске я смог организовать восстановление музея Емельяна Пугачева. Там все разобрали до фундамента, но мы сумели воссоздать этот культурный центр. Помню, ездили по всем окрестным деревням и собирали лес для строительства. В Москве, конечно, борьба за памятники велась рука об руку с Петром Дмитриевичем Барановским. Перечислять можно очень долго. Здесь и дом Даля, и Крутицкое подворье, и дом Щепкина. А какая яростная атака велась на Коломенское! Планировалось, что по нему пройдет Пролетарский проспект. Можно вспомнить спасение и церкви Симеона Столпника на Поварской, и Гранатного двора, и многое, многое другое… Кроме того, мне приходилось заниматься проблемами градостроительной ситуации, ведь существовали планы, грозившие уничтожить исторический облик Вологды, Великого Устюга. А сколько сил было положено на спасение Саввино-Сторожевского монастыря! Все упомянуть в короткой беседе просто невозможно». … Есть общеизвестная цитата: «Рукописи не горят». Оказывается, не горит вообще все, к чему обращены человеческая память, труд и любовь.

 
Руины усадьбы Хмелита
Руины усадьбы Хмелита
Обложка книги
Обложка книги
Дворец возрожденной усадьбы Хмелита
Дворец возрожденной усадьбы Хмелита
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года