Провинция «мирискусников»

Авторы: Павел Павлинов
Е.Е. Лансере. Нескучное. 1908. Бумага, акварель. 23,5х34. Частное собрание. Публикуется впервые

Изучение русской провинции отечественными и зарубежными художниками, начавшееся еще в эпоху Средневековья и отраженное, например, в иконописи XVII века, активизировалось на рубеже ХIХ–ХХ столетий. Рассматривая наследие мастеров того времени, можно констатировать, что среди них не было ни одного равнодушного к «провинциальной» теме.

Художники группы «Мир искусства» были по-своему увлечены образами русской «глубинки» (1). Настала пора опровергнуть ложное утверждение, что большая часть из них придерживалась открыто прозападных позиций и в рамках русской темы интересовалась лишь XVIII столетием и Петербургом.

Многие из этих мастеров родились и провели детство в провинции, что сыграло важную роль в определении их творческих интересов. Разнообразные по стилю работы художников, принадлежавших «Миру искусства» или близких к нему, объединяет романтика любви к родной природе (2). Тут уместно упомянуть, скажем, об увлечении культурой и видами Русского Севера крупнейших мастеров, близких к «Миру искусства». В августе – сентябре 1894 года К.А. Коровин и В.А. Серов в связи с подготовкой проекта павильона «Крайний Север» для Всероссийской промышленно-художественной выставки в Нижнем Новгороде совершили интереснейшую поездку, известную главным образом по работам, часть которых опубликована в книге Е.Л. Кочетова (псевдоним – Е. Львов) «По студеному морю. Поездка на Север» (М., 1895) (3). Севером был увлечен и И.Я. Билибин (4).

Декоративным пейзажам Билибина вторят композиции Н.К. Рериха (5). Конечно же, и у так называемых «классических мирискусников» отношение к русской провинции было далеко не однозначно-игнорирующим. Значительное внимание исконной русской провинции уделяла А.П. Остроумова-Лебедева (6). Если судить по дневнику художницы, она, проводя лето 1899 года в деревне Анненки около Калуги (вместо поездки с Уистлером в Америку!), именно здесь убедилась в своем призвании гравера-пейзажиста (7).

Вспомним также посещения А.Н. Бенуа его сестры Е.Н. Лансере в имении Нескучное в Малороссии, Тенишевых в Талашкино под Смоленском летом 1896 года. Особенное впечатление осенью 1899 года на Бенуа произвел Киев: «Бродя пешком и разъезжая... по Киеву, я испытывал целыми днями такой силы блаженство, что во мне даже забродили мечты, не перебраться ли нам всей семьей в Киев» (8). Для К.А. Сомова пейзажи русской природы, написанные в Мартышкино, Ораниенбауме, Стрельне, были натурной основой жанровых композиций. Русские пейзажи в 1903−1904 годах писал и Л.С. Бакст (9).

Глубокое восприятие облика и атмосферы русских провинциальных городов характерно для творчества М.В. Добужинского (10). Безусловно, глубже, чем другие художники, стоявшие у истоков группы «Мир искусства», видел и воспринимал русскую провинцию Е.Е. Лансере. Очень показательна эволюция мастера в его работе над этой темой. На протяжении своего творческого пути Евгений Евгеньевич постигает не только своеобразную декоративность и привлекательность провинциальной повседневности, но и значительность образов русской архитектуры, величие национального прошлого. Работа Лансере над этим материалом была многообразна, подробна и глубока: по законченным произведениям, этюдам и путевым зарисовкам можно изучать дореволюционную жизнь усадеб и дач под Петербургом, сельские пейзажи и архитектуру городов.

Русская природа с ранних лет окружала будущего художника. Он родился в Павловске. В 1882 году его отец, скульптор Е.А. Лансере, снял дачу в Кушелевке под Петербургом, а в 1884-м купил имение Нескучное в Курской губернии вблизи границы с Харьковской губернией. Вернувшись из очередной европейской поездки, художник проводит лето 1899 года на даче в Райволово (современное Рощино Выборгского района), рисует развалины изб в соседней Черной речке.

Жизнь вне столицы притягивает его все больше: уже с 1900-го вплоть до начала 1910-х годов художник почти каждое лето, а иногда и зиму проводит в имении, рисует крестьян, пейзажи, делает натурные зарисовки животных как в самом Нескучном, так и в окрестностях. Интересно с точки зрения увлеченности крестьянским бытом, его неповторимым очарованием описание ярмарки в близлежащем селе Муром: «Ездили мы из Нескучного в этот самый Муром на ярмарку − там русские, не хохлы. Что за неистовая, свирепая пестрота красок! Напомнило воскресенья в Мартышкине у кирхи. Только здесь интереснее, красивее сам покрой одежды, «саянов». Попадаются и кокошники, но довольно бедные, хотя и большие. Было яркое солнце и сильный ветер, и все эти юбки, платки, ленты трепетали и переливались ядовитыми, кричащими красками. Здоровые, грубые смеющиеся рожи баб и набеленные и нарумяненные девок» (11).

Именно жизнь в Нескучном дает художнику особый творческий импульс − здесь он работает над заставками с изображениями сельских пейзажей для журнала «Мир искусства» (1900), а также для третьего тома «Истории царской и императорской охоты на Руси» Н. Кутепова (1901−1902), для книги «Царское Село в царствование Елизаветы Петровны» (1910). Пройдет время, и, вспоминая усадебную жизнь, в 1934 году он создаст иллюстрации к «Обломову» И.А. Гончарова. Этим роль Нескучного в творческой истории семьи не исчерпалась: имение вдохновляло и сестру Евгения Евгеньевича, З.Е. Серебрякову, получившую его в качестве приданого в 1905 году и покинувшую его только в ноябре 1919-го. Здесь было создано большинство ее работ дореволюционного периода.

Пребывание в провинции, погружение в особый, успокоительный ритм ее жизни формировали мастера на протяжении целых этапов его творческой биографии. В 1910-х годах Лансере чаще живет в имении Усть-Крестище Курской губернии (12) (в 1913−1916 годах по проекту его брата Н.Е. Лансере здесь был построен деревянный дом). Художник посещает ближайшие города и имения родственников и знакомых. В 1904-м он заезжает в Воронеж, в июле 1905-го − в имение Веневитиновых Горожанка в Воронежской губернии, в июле 1908 года − в Лазаревку (Курская губерния) к Алферовым, в июне 1912-го − в город Тим. После переезда из Грузии в Москву в 1934 году заменой имению Лансере послужила дача в Песках Коломенского района, построенная в 1939−1940 годах по его собственному проекту. Здесь, на втором этаже, в мастерской с большими окнами художник работал во время войны.

Водный простор был душевно необходим Евгению Евгеньевичу (недаром с середины 1880-х Лансере увлекался парусными судами). Именно поэтому особенное место в жизни мастера заняли плавания по Волге и Каме. Впервые он увидел Волгу во время путешествия, совершенного 6−14 июня 1893 года вместе с дядей − архитектором Л.Н. Бенуа. Колоритные дневниковые записи 17-летнего юноши рассказывают о приезде в Рыбинск после пересадки в Бологом: «Меня здесь отчего-то и невольно, так сказать, удивила чистота русской речи, и вообще, что здесь говорят по-русски. Но вслед за этим впечатлением я опомнился и сообразил, что здесь центр России и что здесь везде и всюду одни русские, поэтому я был опять удивлен… увидя чухонца капитаном парохода и немцев-пассажиров.

Волга! здравствуй, царица рек русских! Но она меня поразила не величавостью, но оживлением, массою громадных судов, барок, пароходов, шлюпок... Но ни единого паруса!». Заметно, как в этом путешествии формируется не только интерес к живой повседневности, но и − исподволь − к старинной архитектуре. На барке «Аляска» проплыли Романов-Борисоглебск «со многими церквами и с самыми красивыми колокольнями из всех виденных мною (русских)», приплыли в Ярославль. Евгений Евгеньевич пишет о нем: «Город − настоящий провинциальный: сады, заборы, одноэтажные с зелеными крышами дома, мостовая. Мы остановились в «гостинице Кокуева», против одноэтажного театра на площади... Вторник 8 июня. Встали в 6 ч. утра, пили чай и со всеми вещами поехали к церкви Ильи Пророка. Церковь старая и живописная... Иконостас весь золотой, точеного дерева, с маленькими колонками, голландской работы времени Петра I, вовсе не русский; очень красивый, но, конечно, совсем не подходит к остальному...

Ростов 8 июня, с 12 ч. дня по 12 ч. ночи... Кремль битком набит совершенно одинаковыми церквами. Были в Белой палате (музей), в княжьих теремах (здесь очень уютно), ходили по крутым лестницам, в узких и низких коридорах, поднялись на башню (вид на озеро и очень сильный ветер). Встретили... археолога Шлякова... Он нам показывал придел св. Леонтия в Успенском соборе, открытый и реставрированный им... После этого мы отправились на тройке в тарантасе в Борисоглебский монастырь... Интересны в нем ворота… но они невозможно выкрашены (белое, синее, желтое, ультрамарин) и, может быть, были бы живописны с другой краской». 9−13 июня, после посещения Москвы, а затем Владимира, приехали в Гусь-Хрустальный, где по проекту Леонтия Николаевича возводился величественный Георгиевский собор.

Последующие водные путешествия, совершенные в разные периоды жизни, были более продолжительными. В июне − июле 1896 года вместе с другом своего отца Россоловским Лансере по Волге и Каме отправился водным путем в имение Аксаковых Мусино Уфимской губернии; с 13 августа по 1 сентября 1935-го художник плыл пароходом «Память Покровского» из Москвы в Уфу (13). Лансере был поражен красотой старинных волжских и окских городов. Между Рязанью и Коломной вечером 31 августа он записывает свои впечатления в письме Остроумовой-Лебедевой: «На некоторых недолгих остановках успевал побегать по старым городкам. Какой непочатый угол для сюжетов эти старые провинциальные городки. И Кустодиев, и Добужинский, и Рерих, и Лукомский так мало еще «отобразили» русскую старину!». (14). И продолжает в своем дневнике: «Какую бесподобную серию этюдов-картин можно (и даже должно) было бы сделать в этих старых городках, вокруг рушащихся памятников старины! Именно в их теперешнем запустении,− вот она, поэзия русских руин! Это под впечатлением Рязанского кремля с интереснейшим собором, облицованным в XVII столетии, − мне, как последователю Шуры, он милее, может быть, и самого XII−XIV столетия».

Очевидно, что такая позиция художника начала складываться раньше. Ее иллюстрируют некоторые графические работы еще дореволюционного периода: виньетка на обложке серии монографий «Русские города» с надписью «Что город − то норов» (1909) или знак «Общества защиты и сохранения в России памятников искусства и старины» (1910). Однако подлинная любовь к истории русской провинции и ее архитектуре окончательно сформировалась у Лансере именно в 1930-е годы, когда столь многое из исторического наследия было трагически и бесповоротно утрачено. В августе 1934-го он рисует в Коломенском, в июле 1937-го − в лавре, в августе − начале сентября 1938-го − в Юрьевце на Волге, где провел целый месяц, и в Ярославле: «Утро 3-го сентября: сильнейший туман на Волге... В 10−10.30 в Ярославле: Илья Пророк, краеведческий музей... Церковь Рождества Христова − восторг. Колокольня напомнила Шартр». В июне 1939 года, будучи председателем дипломной комиссии Киевского художественного института, Е.Е. Лансере изучал памятники и музеи украинской столицы: «28-го. Утром подробный осмотр Софийского собора, а потом в Украинском музее». 21−25 сентября 1942-го вместе с А.В. Щусевым и сыном, Е.Е. Лансере, мастер изучал следы разрушения в Истре (15). Это − свидетельство подлинной творческой эволюции: ведь в период «первого» «Мира искусства» Лансере, как уже говорилось выше, была присуща большая увлеченность пейзажами и жанровыми сценами русской провинции, нежели ее архитектурными памятниками (16).

Путь «погружения в провинцию» был длительным и плодотворным. И тут нельзя мысленно не возвратиться к ранним годам мастера, к наиболее впечатляющей своим географическим охватом русской провинции поездке Лансере − его путешествию в Сибирь и на Дальний Восток (затем − в Маньчжурию и Японию) (17), совершенному с 4 июня по 11 августа 1902 года вместе с Леонтием Бенуа. Во время поездки художник создал большое количество выразительных бытовых и пейзажных зарисовок и этюдов (например, вид Японского моря по пути из Цуруоки во Владивосток), причем некоторые были переработаны в законченные произведения (18). Здесь − виды Западной и Восточной Сибири («В равнинах Западной Сибири», «Станция Карымская Забайкальской ж. д.»), пейзажи Енисея (экспрессивная «Гроза над Енисеем») и озера Байкал, через которое до завершения Кругобайкальской железной дороги в 1905 году приходилось перебираться на пароме. Архитектурные впечатления ярки («Иркутск. Крестовая церковь»), но больше художника привлекали тогда, как уже говорилось, живые сцены, непосредственно воспринятые («Забайкалье. Этапный пункт», «Челябинский дилижанс и старый цирк»).

Все сказанное убеждает: русская провинция «мирискусников» огромна как по географическому охвату, так и по отражению ее быта, природы и архитектуры. Ее воздействие на каждую творческую личность − и прежде всего на Е.Е. Лансере − многообразно, а то и противоречиво. Провинция стала источником уникальных впечатлений, питавших искусство мастеров этого круга.

Примечания
1.
Стоит сразу уточнить, что речь пойдет в основном о «ранних мирискусниках», то есть тех, кто стали членами группы до 1903 года, и, в виде исключения, о племяннице Александра Бенуа Зинаиде Серебряковой.
2.Лирические пейзажи А.П. Рябушкина (родился в Станичной слободе Тамбовской губернии), М.В. Якунчиковой, С.П. Яремича (родился в с. Галайки Киевской губернии), В.В. Переплетчикова, В.Г. Пурвита, полотна с видами Башкирии М.В. Нестерова (родился в Уфе), написанные в широкой манере пейзажи А.А. Рылова (родился в с. Истобенском Вятской губернии), О.Э. Браза (родился в Одессе), импрессионистичные пейзажи Дугино И.Э. Грабаря, «мозаично-декоративные» пейзажи 1908–1910 годов А.Я. Головина, работы уроженца Омска М.А. Врубеля «К ночи», «Сирень», написанные на хуторе Н.Н. Ге Плиске и являющиеся одними из лучших в его наследии, − вот далеко не полный перечень того, что было создано этими замечательными мастерами под воздействием «провинциальных» впечатлений.
3.Художники доехали на поезде до Вологды, на дрезине − по строящейся архангельской дороге до сказочного с. Шалукта с многокупольной деревянной церковью, по Сухоне и Северной Двине добрались до Архангельска, далее на пароходе «Ломоносов» посетили мыс Святой Нос, Новую Землю, города Варде и Тромсе в Норвегии, Мурман, откуда на лошадях добрались до Трифонова-Печенгского монастыря. В 1897 году они совместно ездили по Вологодским землям. Особенное впечатление на них произвел Спасо-Каменный монастырь на Кубенском озере. Полюбив Север, Коровин нередко посещал свой деревенский дом около станции Итларь Ярославской железной дороги. Серов часто бывал на даче в Ино близ Териок (на Финском заливе).
4.И.Я. Билибин родился в с. Тарховка Петербургской губернии. В 1902–1904 годах он совершил несколько поездок в северные губернии, откуда привез коллекцию произведений художественных ремесел, впоследствии вошедшую в основу этнографического отдела Русского музея.
5.Они созданы в результате изучения лесных курганов под Петербургом в 1901-м и поездок 1903–1904 гг. по старинным городам Новгородской, Псковской, Ярославской и Владимирской губерний.
6.Сразу заметим, что, определяя само понятие провинции применительно к России в период между Русско-турецкой войной 1877−1878 гг. и Второй мировой войной, а также учитывая географический размах страны, мы исключаем из рассмотрения территории, вошедшие в состав Российской империи начиная с правления Петра Великого (Прибалтика, Финляндия, Крым, Кавказ, Средняя Азия).
7.«Русские» странствия Остроумовой − это, кроме того, поездки в Новгородскую губернию (1893), Константиноградский уезд Полтавской губернии (1896). Летом 1900-го она посетила Область войска Донского, летом 1909-го и 1910-го жила в Бобровке у Рачинских (Тверская губерния). После революции, в 1928-м, работала в Рыбинске, в 1932 и 1950 гг. − в Гусь-Железном, в 1935-м − в окрестностях Невеля, в 1936-м − в селе Борок на Волге, в 1939-м − в Тарусе.
8.Бенуа А.Н. Мои воспоминания. М., 1980. Т.2. С. 276.
9.Возможно, что натурные впечатления художник черпал из посещений Третьяковых в Куракино, имения Юргенсона под Москвой (июль 1904 г.).
10.М.В. Добужинский родился в Новгороде. Произведением, отражающим мирискуснический «пассеизм», является его ироническая «Провинция 1830-х годов» (другое название − «Город в николаевское время»), созданная в 1907−1909 гг. для серии издательства Гросмана и Кнебеля «Картины по русской истории». Второй вариант работы исполнен в 1918 г.
11.СР ГРМ. Ф.137. Д. 321. Л.15.
12.Имение, расположенное в двухстах километрах к северу от Нескучного, получено в приданое за его женой Ольгой Константиновной, урожденной Арцыбушевой, в 1904 году.
13.Здесь он навестил С.Н. Тройницкого, работавшего над «Всемирной историей прикладных искусств», и М.В. Мусатову (дочь В.Э. Борисова-Мусатова).
14.РНБ. Ф.1015. Д. 685.
15.Позже Е.Е. Лансере оформил книгу А.В. Щусева «Проект восстановления города Истры» (М., 1946).
16.Яркий пример: в июне − июле 1903 вместе со своим братом, Н.Е. Лансере, Яремичем и В.А. Щуко Евгений Евгеньевич ездил по Псковской, Новгородской и Киевской губерниям. В письме А.Н. Бенуа от 28 июня художник писал: «Псков живописен, насколько может быть живописен русский город с его вечными ужасными обывательскими домиками под зелеными и красными крышами. Старина, которой очень много (т.е. церквей и руин башен), нищенски убога, вся буквально на один лад и скорее интересна археологу, чем художнику. Впрочем, я еще не видел роспись Мирожской церкви и внутренность главного собора». СР ГРМ. Ф. 137.
17.Значительная часть путешествия проходила по недавно открытой Китайско-Восточной железной дороге, где управляющим в это время служил Д.Л. Хорват, родственник Бенуа, а позже инженерами путей сообщения служили мужья сестер Е.Е. Лансере − Даниель и Калачев.
18.Восемнадцать из них в 1904−1906 гг. были воспроизведены на открытках Общины св. Евгении.

1. Е.Е. Лансере. Нескучное. 1908. Бумага, акварель. 23,5х34. Частное собрание. Публикуется впервые 2. Е.Е. Лансере. Заставка к седьмому разделу журнала «Мир искусства». 1900 3. Е.Е. Лансере. Виньетка для обложки серии «Русские города». 1909 4. Е.Е. Лансере. Муром. 1935. Бумага, акварель. Частное собрание. Публикуется впервые 5. Е.Е. Лансере. Озеро Байкал. 1902. Бумага, акварель. 23х31,5. Частное собрание. Публикуется впервые 6. Е.Е. Лансере. Kotsu Maru. Tsuruga − Vladiwostok. (Волны от корабля по пути из Японии во Владивосток). 1902. Бумага, акварель. Частное собрание. Публикуется впервые 7. Е.Е. Лансере. Черная речка. 1899. Частное собрание. Публикуется впервые

 
Е.Е. Лансере. Черная речка. 1899. Частное собрание. Публикуется впервые
Е.Е. Лансере. Черная речка. 1899. Частное собрание. Публикуется впервые
Е.Е. Лансере. Заставка к седьмому разделу журнала «Мир искусства». 1900
Е.Е. Лансере. Заставка к седьмому разделу журнала «Мир искусства». 1900
Е.Е. Лансере. Виньетка для обложки серии «Русские города». 1909
Е.Е. Лансере. Виньетка для обложки серии «Русские города». 1909
Е.Е. Лансере. Озеро Байкал. 1902. Бумага, акварель. 23х31,5. Частное собрание. Публикуется впервые
Е.Е. Лансере. Озеро Байкал. 1902. Бумага, акварель. 23х31,5. Частное собрание. Публикуется впервые
Е.Е. Лансере. Озеро Байкал. 1902. Бумага, акварель. 23х31,5. Частное собрание. Публикуется впервые
Е.Е. Лансере. Озеро Байкал. 1902. Бумага, акварель. 23х31,5. Частное собрание. Публикуется впервые
Е.Е. Лансере. Kotsu Maru. Tsuruga − Vladiwostok. (Волны от корабля по пути из Японии во Владивосток). 1902. Бумага, акварель. Частное собрание. Публикуется впервые
Е.Е. Лансере. Kotsu Maru. Tsuruga − Vladiwostok. (Волны от корабля по пути из Японии во Владивосток). 1902. Бумага, акварель. Частное собрание. Публикуется впервые
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года