Piaget: small is beautiful

Авторы: Александр Тихонов

В русском языке трудно найти эквивалент идиоматического выражения «small is beautiful», наиболее полно отражающего и содержание, и форму ювелирно-часовых шедевров, созданных руками мастеров швейцарской фирмы Piaget. Мне не раз приходилось слышать, как это выражение употреблялось и в отношении самой Швейцарии, в одном из глухих уголков которой 130 лет назад началась история престижной марки часов класса люкс, и в отношении Женевы, откуда началось восхождение Пьяже на мировой часовой Олимп.

История развития фирмы Пьяже — может быть, самой «швейцарской» из существующих ныне — как в капле воды отражает историю страны, которая вплоть до начала ХХ века исправно поставляла в императорскую Россию переселенцев1. В том числе и из кантона Невшатель, на северных окраинах которого, в предгорьях массива Жюра на границе с Францией, затерялась небольшая деревушка со сказочным названием Ла Кот-о-Фе (La Cote-aux-FОes). В вольном переводе на русский — это «Склон, на котором живут феи». В XIX веке условия жизни здесь мало чем отличались от условий жизни в российской глубинке. Шесть месяцев под снегом, шесть месяцев — работы на маленьких полях или выпас овец и коров на зеленых просторах. Как сами жители говорили, «полгода — снег, полгода — налоги». Женщины коротали долгие зимние вечера за плетением кружев, как в российской Вологде, мужчины занимались хозяйственными делами. И вот одному из них — 19-летнему Жоржу Эдуарду Пьяже (полдеревни с такой фамилией) пришло в голову попытать счастья не в далекой России, а в более близкой Женеве, известной своим ювелирно-часовым производством. Для этого производства Ж.Э. Пьяже (1855-1931) начинает в 1874 году изготовлять и поставлять сначала отдельные, вручную выполненные детали часового механизма, а с начала ХХ века, когда в дело вошли сыновья и производство стало процветать, — полностью собранные часовые механизмы, которые вставляются в корпуса с марками наиболее известных в то время часовых фирм.

Семь десятилетий совершенствовалось мастерство семейного часового производства, завоевавшего признание женевских королей часового бизнеса. Однако работа в условиях анонимности, хотя и для престижных женевских марок, уже не могла удовлетворять Пьяже. В 1940 году семья регистрирует торговую марку «Piaget», а в 1943-м выходят первые часы с этой маркой. В 1959 году Пьяже открывает свой первый фирменный магазин — и не где-нибудь, а в Женеве, на самой престижной ее улице — Rue de Rhene, 40. Завоевав Женеву, фирма Пьяже начинает завоевание остального мира. На сегодняшний день ювелирно-часовые шедевры Пьяже продаются в 820 магазинах и в 40 собственных бутиках, разбросанных по всему миру. В октябре 2004 года, как сообщил автору Генеральный директор Пьяже Филипп Леопольд-Метцгер, планируется открытие магазина «Piaget» в Киеве, а в скором будущем — и в Москве.

Что же позволило семейным мастерам из глухой швейцарской деревни взойти на мировой часовой Олимп, стать одним из лидеров эксклюзивного, достаточно закрытого рынка часов класса люкс?

Постоянное стремление к совершенству

Несомненно, когда мы говорим о часах, это в первую очередь касается часового механизма. Именно Пьяже создает в 1956 году самые плоские часы с механическим заводом — им в мире не было равных. Представленные на международной часовой ярмарке в Базеле в 1957 году, эти часы «в одно мгновение произвели революционный переворот на часовом рынке, в особенности в том, что касается дамских часов«2. Всего три года спустя Пьяже представляет в Базеле новый шедевр — часы с автоматическим подзаводом, толщина механизма которых была 2,3 миллиметра! В 1976 году в ответ на вызов, брошенный производителям традиционных часов японской индустрией, сделавшей ставку на кварцевые часы, Пьяже выходит победителем в борьбе с японским Голиафом. Причем швейцарский Давид побеждает с помощью оружия своего противника — кварцевого механизма. Одним из первых в Швейцарии Пьяже начинает разрабатывать модели часов с кварцевым механизмом и в 1976 году создает, опираясь на наработанные традиционные технологии, самые плоские кварцевые часы в мире! Несмотря на то, что главным направлением является создание сверхплоских часов с автоматическим подзаводом, в настоящее время на кварцевые часы приходится определенная часть всего часового производства Дома Пьяже. Изготовление часовых механизмов находится там же, где и начиналась история Piaget 130 лет назад — в деревне Ла Кот-о-Фе, в то время как «обрамление» создается в Женеве (в коммуне Plan-les-Ouates), в ультрасовременном комплексе (открыт в 2001 году).

Авангардный дизайн

Достигнув совершенства в производстве механизма и утвердившись на равных с женевскими грандами на мировом часовом Олимпе, Дом Пьяже, точнее, его дизайнеры, начинает искать свой стиль в оформлении и подаче часовых механизмов. Искать то, что впоследствии будет называться «Piaget look». Глобальное решение было найдено в соединении часового и ювелирного искусства. Благодаря освоенной технологии производства сверхплоских часов появилось гораздо больше возможностей для украшения увеличившегося в размере циферблата. И в 1964 году Пьяже начинает выпуск часов с циферблатом из полудрагоценных и поделочных камней: малахита, коралла, оникса, тигрового глаза и др. Тридцать вариантов камней — на выбор титулованных заказчиков. Точнее, заказчиц, ибо эти часы пользовались большой популярностью у женщин. Один экземпляр таких часов, с циферблатом из нефрита, ранее принадлежавший первой даме Соединенных Штатов Жаклин Кеннеди, сейчас находится в музее Пьяже, который насчитывает 650 экспонатов.

Но это еще не были ювелирные часы. Лишь когда циферблат, а затем корпус и браслет стали инкрустироваться бриллиантами, тогда началась эра ювелирных часов, как дамских, так и мужских. Интересны в последнем случае могут быть часы из знаменитой серии Polo, у одной из моделей которых и циферблат, и корпус, и браслет украшены бриллиантовыми снежинками. Эта модель могла бы считаться самой «русской» моделью Piaget, дизайн которой, казалось, навеян «русскими» зимами швейцарской деревни Ла Кот-о-Фе. Дамские часы-манжета, выпускающиеся ежегодно в одном, каждый раз новом, экземпляре, в этом году в честь 130-летия марки были исполнены в «снежном» варианте. Иногда на некоторых из этих поистине ювелирно-часовых шедеврах практически невозможно найти сами часы. Как, например, в уникальной модели «часы с секретом» — браслета, покрытого 572 сапфирами (в 90 карат) и 316 бриллиантами (в 40 карат), среди которых, точнее, под которыми и находятся часы, открывающиеся взору при нажиме на секретную кнопку. Подобные маленькие шедевры создаются практически в каждой рожденной фантазией дизайнеров серии. Будь то Possession, Limelight или Magic Reflections. В последней, высшей категории ювелирного и ювелирно-часового искусства Дома Пьяже такой же загадкой являются дамские часы-перстень, в которых собственно часы скрыты бриллиантовыми листьями. Этот список можно было бы продолжить. Но конца у него не будет. Ибо команда дизайнеров (4-5 человек, которым предоставляются неограниченные возможности для проявления творческой фантазии) находится в постоянном поиске. Чем дизайнеры удивят завтра, держится пока в секрете (так же, как и имена художников) — до очередного Женевского Салона.

Линию авангардного дизайна руководство Дома Пьяже поддерживает не только в своих мастерских в Женеве, но и в Парижской школе украшений, поощряя учащихся и выпускников, руководствуясь девизом: «Передать наши знания и обеспечить реализацию ваших страстей». При таком подходе недостатка в талантливых дизайнерах у Пьяже в обозримом будущем не будет.

Ювелирная точность механизма в ювелирных часах

Не забыты и мужчины, для которых только у Пьяже можно заказать к часам соответствующие запонки на каждый из пяти рабочих дней недели. В случае если у вас двойное гражданство, на каждой запонке будет флаг — из драгоценных камней — соответствующей страны. Вмонтированные в запонку часы будут показывать время: на правой руке — страны А, а на левой — страны Б. Только у Пьяже — и это высший часовой класс — вы сможете любоваться самыми плоскими (3,5 мм) в мире часами с турбийоном, десять экземпляров которых было выполнено в розовом золоте и десять — в белом. У Piaget Emperador Tourbillon механизм турбийона, позволяющий нейтрализовать эффект гравитации на точность хода часов, состоит из 42 элементов и весит всего 1 карат, то есть 0,2 грамма. Такая же модель, но без турбийона (Piaget Emperador), вам обойдется почти в десять раз дешевле. Что-то около десяти тысяч долларов. И если мы упомянули цену, то применительно к дамским ювелирным часам Пьяже можно употребить следующее сравнение: изделия серии Possession вам обойдутся в цену готового платья от Диора; Limelight — «Мерседеса» или BMW; а Magic Reflections — виллы в предместье Женевы на 4-5 спален.

Большой успех в свое время имела такая дизайнерская разработка: поместить часовой механизм в золотую монету, что и было воплощено в жизнь. Причем нигде на монете нельзя было увидеть следов проделанной операции. Все было на грани реального и нереального. Неудивительно поэтому, что знаменитый сюрреалист Сальвадор Дали тут же предложил Пьяже выпустить часы — золотые монеты «Le Dali dOr» с его портретом достоинством в 0,5; 1; 2 и 5 Дали. Или обновление престижной серии Miss Protocol введением в браслет таких элементов, как перья. Причем в зависимости от сезона браслеты, а с ними и перья, могут меняться. Так и хочется сказать по-русски об этой серии «Пух-перо».

Производство часов класса люкс для публики класса люкс

С первых дней производства часов под собственной маркой девизом Пьяже было «Люкс и точность» (Lux et prеcision). В 1957 году с выходом Пьяже на мировой рынок девиз был сформулирован по-английски: «Piaget, the Watch of the International Elite» (Пьяже — часы международной элиты). Не будем забывать о том, что маленькая Женева с момента создания Лиги Наций в 1920 году на протяжении многих десятилетий, вплоть до настоящего времени, являлась самым крупным в мире центром многосторонней дипломатии. Главы государств, правительств, парламентарии, министры и другие высокопоставленные чиновники национальных администраций со всего мира — неотъемлемая часть женевской повседневной жизни. Не говоря уже о коронованных особах, представителях международной финансово-промышленной элиты, в последние годы — многочисленных состоятельных русских:

Именно на эту, говорящую преимущественно по-английски публику и сделал свою ставку во второй половине 1960-х годов Дом Пьяже. Поэтому часы «Пьяже» всегда выполнялись только в золоте и платине. И ограниченными сериями. Если в середине 60-х годов Пьяже вышел на уровень производства и продажи в 10 тысяч единиц, то в 2004 году этот уровень удерживается в рамках 20 тысяч. То есть и в прошлом веке, и в нынешнем вероятность увидеть ваш «Piaget» на запястье участников престижнейшего бала Красного Креста в Монако, вечеринки «Jet Set» в Порто Черво на южной оконечности Сардинии в Италии или на лыжных трассах Сент Морица или Гштадта близка к нулю.

Для удовлетворения запросов элитной клиентуры, не стесненной в средствах, Пьяже в начале 1960-х годов берет курс на превращение часов в ювелирное произведение высочайшей пробы. В начале 80-х годов японский коллекционер заплатил 3,5 миллиона швейцарских франков за часы «Phoebus», на изготовление которых пошло 154 грамма платины, 296 бриллиантов общим весом в 87,7 карата, среди которых выделялся бриллиант голубого цвета в 3,85 карата. Два года напряженной работы ювелиров-часовщиков Дома Пьяже ушло на изготовление этого маленького чуда. Для своего времени это были самые дорогие часы в мире. (В эти же «безумные» 80-е годы японцы покупали импрессионистов, доведя цены на их произведения до немыслимых высот — в десятки раз выше цены, заплаченной за «Phoebus».) Основную же массу покупателей ювелирно-часовых шедевров Пьяже составляли в 70-80-е годы разбогатевшие на нефти арабские принцы, эмиры и шейхи, для которых Женева является местом отдыха. И часто они оставляли Пьяже заказы для всей семьи. Так, один из арабских аристократов, заказав и получив часы, циферблат которых украшал фамильный герб, выполненный из бриллиантов, рубинов и изумрудов, оставил заказ на исполнение — в дамском варианте — таких же часов для каждой из своих двенадцати дочерей.

Высокопрофессиональное управление производством и сбытом

Признанием достижений трех поколений Пьяже являлось избрание представителя четвертого поколения — Ива Пьяже — президентом «ComitО International de la Haute Horlogerie» (Международного Комитета Высокого Часового Искусства), который организует и проводит престижный Международный часовой салон (SIHH) в Женеве. В 1988 году Дом Пьяже объединился со всемирно известным Домом Картье. В настоящее время Piaget наравне с Cartier и рядом других престижнейших марок (Vacheron Constantin, Baume&Mercier, Jaeger-LeCoultre, Van Cleef&Arpels) входит в группу Richemont International S.A. (Женева), являющуюся одним из лидеров на мировом рынке изделий предметов роскоши, прибыль которой в секторе производства предметов роскоши в 2003/2004 финансовом году составила 238 млн. евро3. Какая часть этой прибыли приходится на Piaget, можно только догадываться. Да и столь ли это важно для тех, кто не смог устоять перед сказочным очарованием Склона, на котором живут феи, что в кантоне Невшатель, помноженным на блистательность и роскошь интернациональной Женевы. Традиции и дух страны нашли свое концентрированное воплощение в ювелирно-часовых шедеврах чисто швейцарского Дома Piaget, о которых по-английски можно сказать: «small is beautiful».

 
Эскиз кольца из коллекции \
Эскиз кольца из коллекции \"Magic Reflections\". Архив Дома Пьяже
Эскиз часов с секретом
Эскиз часов с секретом
Часы с секретом. Бриллианты, сапфиры. Выполнены в единственном экземпляре
Часы с секретом. Бриллианты, сапфиры. Выполнены в единственном экземпляре
Часы с нефритовым циферблатом и сверхплоским часовым механизмом. Принадлежали Жаклин Кеннеди, ныне - в музее Дома Пьяже
Часы с нефритовым циферблатом и сверхплоским часовым механизмом. Принадлежали Жаклин Кеннеди, ныне - в музее Дома Пьяже
Дамские часы из коллекции \
Дамские часы из коллекции \"Miss Protokol\". Золото, бриллианты, перья
Эскиз двустороннего колье из коллекции \
Эскиз двустороннего колье из коллекции \"Magic Reflections\". Архив Дома Пьяже
Филипп Леопольд-Метцгер, Генеральный директор Дома Пьяже.
Филипп Леопольд-Метцгер, Генеральный директор Дома Пьяже.
Часы-запонки \
Часы-запонки \"Флаг Японии и флаг Швейцарии\" из коллекции \"Limelight\". Белое золото, бриллианты, рубины
Эскиз броши в форме сердца, принесенный в дар женевской благотворительной организации \
Эскиз броши в форме сердца, принесенный в дар женевской благотворительной организации \"Action Innocence\"
Брошь в форме сердца - дар Дома Пьяже  дар женевской благотворительной организации \
Брошь в форме сердца - дар Дома Пьяже дар женевской благотворительной организации \"Action Innocence\". Бриллианты, аметист
Двустороннее колье из коллекции \
Двустороннее колье из коллекции \"Magic Reflections\". Белое и желтое золото, бриллианты, сапфиры
Часы-манжета \
Часы-манжета \"Снежные хлопья\". Бриллианты, сапфиры
Кольцо из коллекции \
Кольцо из коллекции \"Magic Reflections\". Белое золото, бриллианты
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года