Об орденах и их собирателях

Авторы: Елена Степанян, Сергей Левин

Коллекция орденов Государственного Исторического музея, особые исторические обстоятельства, при которых орденская традиция укоренилась в России на рубеже XVII–XVIII веков, судьбы замечательных людей, чьи собрания легли в основу коллекции, – об этом рассказывается в беседе Елены Степанян с Сергеем Левиным, ведущим научным сотрудником отдела нумизматики музея.

Елена Степанян. Сегодня чрезвычайно актуально и модно, насколько мне известно, стало собирание орденов, медалей и наградных знаков. Хотелось бы, чтобы Вы рассказали о характере, специфике этой коллекционерской деятельности. Итак, в чем же эта специфика?

Сергей Левин. Да, коллекционирование орденов очень модно. И с издержками этой моды мы, конечно же, сталкиваемся − цены на предметы такого рода растут, в собирание наград вовлекаются люди неподготовленные, к ним попадают вещи без провенанса или с сомнительным провенансом, − одним словом, это коллекционирование переживает свой «дикий» период. А что касается специфики коллекционирования, то она диктуется, конечно же, самим характером материала. Ордена − понятие корпоративное, следовательно, системное, связанное с религией, историей, социологией, политикой, то есть требующее к себе системного подхода…

Е.С. Поясните, пожалуйста.

С.Л. За видимыми предметами − орденскими знаками − сокрыты и многовековая история рыцарства и католической церкви, и история восприятия Россией к началу XVIII века орденской традиции. Структура и наименования орденов, святые покровители, знаки и девизы, традиции милосердия и благотворительности − все это связано с историей христианства и его символикой. Восходящее к средним векам выражение «стать кавалером ордена» означало не только «быть принятым в члены рыцарского ордена» − во многом религиозного братства, но также и клятвенное принятие на себя серьезных нравственных обстоятельств.

Е.С. Иными словами, коллекционирование вообще должно быть культурным, просвещенным, научно подкрепленным, а коллекционирование орденов − тем более?

С.Л. Конечно. Итак, рыцарские ордена были созданы во времена Первого крестового похода. В средние века слово «орден» (от лат. ordo) сочетало в себе множество значений: от высочайшей святыни − до принадлежности к той или иной социальной группе. Монашеский или рыцарский орден − объединение монахов и рыцарей в организации, имевшие свой устав (ordinis). Атрибутами принадлежности к этим объединениям являлись орденские знаки (цепи, подвески, ленты, одежда), к которым и восходит современное значение слова «орден» − государственная награда за особые заслуги.

Е.С. Как зародилась орденская традиция в России?

С.Л. Петр Великий учреждает первые российские ордена, когда на Западе орденский знак начинает обосабливаться от знака принадлежности корпорации и превращается в собственно награду, знак отличия. Так, орден Св. Апостола Андрея Первозванного введен императором в 1697 году, причем государь уделял большое внимание «религиозной легитимизации» ордена: во вводной части к проекту он писал, что, помимо реализации собственно наградных функций, орден учреждается, чтобы «… сему первому нашему Христианскому наставнику и Апостолу Российской земли (Андрею Первозванному. − С. Л.) воздвигнуть тем более именитую память…».

Е.С. Уже само начало нашей беседы говорит о том, что такую необъятную тему нам не уместить в тесные рамки журнального интервью. Давайте хотя бы вкратце побеседуем о коллекции орденов Исторического музея. Выберите какой-нибудь аспект этой большой темы и расскажите нам, пожалуйста, об этом собрании, но под определенным углом зрения.

С.Л. Возможно, в количественном отношении коллекция Государственного Исторического музея в российской своей части покажется не очень большой (около 400 орденских знаков), но по именам людей, которым принадлежали эти награды, она не уступит собраниям крупнейших музеев мира. В наградном списке кавалеров – императоры Александр I и Александр II, Наполеон I; знаменитые русские полководцы А.В. Суворов, П.И. Багратион, М.Д. Скобелев; государственные и общественные деятели, деятели науки и культуры, наконец, «рядовые» участники событий…

Е.С. Коллекция − это коллекционеры. Давайте поговорим о тех замечательных людях, которым Исторический музей обязан своим собранием орденов. Кого Вы назовете первым?

С.Л. Я хотел бы рассказать о коллекциях Бахрушина, Щукина и Зубова, но прежде еще раз повторю: ордена − понятие корпоративное, и само бытование орденов в обществе определено этим обстоятельством. Ордена выдавались капитулом орденов и до 1857 года туда же возвращались по смерти награжденного. Другое дело − так называемые кабинетские подарки (например, украшенные бриллиантами знаки отличия).

Е.С. А что, их можно было продать?

С.Л. Во всяком случае, в XIX веке это уже было возможным.

Е.С. Да, в самом деле, орден как-то необыкновенно тесно связан с личностью награжденного. А теперь вернемся к личностям тех, кто ордена коллекционировал.

С.Л. Ну, вот хотя бы Алексей Петрович Бахрушин (1853−1904), двоюродный брат известного «театрального» Алексея Александровича Бахрушина. Он рано почувствовал интерес и вкус к собиранию древностей, свободное время проводил на Сухаревском толкучем рынке, у антикваров. Он знал всех собирателей старины, даже составил «энциклопедию» коллекционирования − написал книгу «Кто что собирает» (вышла в свет после смерти автора, в 1916 году). В ней Бахрушин так охарактеризовал самого себя: «Этот человек теряет сон и аппетит, если увидит хорошую вещь (какую бы то ни было) в чужих руках, тотчас же старается ее приобресть, в этом отношении он очень завистливый человек». О Бахрушине говорили, что он «избегает общественного шума», «живет словно в прошлых веках».

Е.C. Каков же был результат этого самоотреченного собирательства? Что из себя представляло его собрание?

С.Л. Оно было очень многообразно: медали, живопись, рисунки, фарфор, книги, стекло, бронза… Домашний музей размещался на втором и третьем этажах бахрушинского особняка, в застекленных витринах хранились наиболее ценные раритеты − табакерки, печати, рукописи и, конечно же, медали. После смерти этого замечательного человека все его собрание (свыше 22 тыс. предметов) поступило в качестве дара в Императорский Российский Исторический музей, где были созданы два зала его имени. Он заложил основу коллекции орденов, принадлежащей Историческому музею. В его собрании имелись не только ордена, но и интереснейшие знаки всех видов, например денежные. В 1904 году в музей поступила и его библиотека, состоящая примерно из 25 тысячи томов. Необходимо, конечно же, сказать и о Петре Ивановиче Щукине (1853−1912), потомственном почетном гражданине и действительном статском советнике, представителе славного рода купцов − собирателей и меценатов. Это был маньяк собирательства. Он вне конкуренции среди коллекционеров, он собирал решительно все. Результат − 24 тыс предметов, значившихся в описи щукинского фонда (стал достоянием Исторического музея в 1905 году). В том числе среди его сокровищ мы встретим 60 только российских орденских знаков (например, принадлежавший М.Д. Скобелеву орден Св. Георгия IV степени). Тут же − и личные награды Щукина: ордена Св. Станислава II и III степени, медаль Отечественной войны 1812 года…

Е.С. А за что Щукин был награжден именно этой наградой?

С.Л. Он участвовал в создании Музея 1812 года. У нас находится и еще одна щукинская награда − медаль к 200-летию Полтавской битвы. Кстати, о Музее 1812 года: Исторический музей принимал активное участие в его создании и в 1912 году экспонировал юбилейную выставку, к открытию которой Е.К. Кашкина, урожденная Кульнева, подарила музею орден Св. Георгия III степени героя Отечественной войны генерал-майора Я.П. Кульнева. Известный историк русской литературы В.Е. Якушкин передал в дар музею вещи П.А. Ефремова, известного библиофила и коллекционера, среди которых − орден Св. Анны, два ордена Св. Владимира, а также пряжка с «фрачниками Св. Анны, Владимира и медали 1812 г.».

Е.С. С «фрачниками»? Как это понять?

С.Л. В XIX веке из Франции был перенят обычай − носить уменьшенные копии всех полученных наград на фраке. Эти копии и назывались «фрачниками». Кстати, в 1930 году фонды Музея 1812 года поступили в Исторический музей… А вот и еще интересная коллекция − медали, выпущенные в память 100-летней годовщины (1913) Лейпцигской битвы народов. Они поступили в музей среди медалей, подаренных знаменитым нумизматом Павлом Васильевичем Зубовым (1862−1921). Главным образом они выполнены в посеребренной бронзе, но есть и несколько серебряных экземпляров (резчик – Б.Х. Майер). Качество этих изделий очень высоко − их чеканила фабрика в Пфальцхаймере, существующая по сей день. На них изображены прусские и русские полководцы − например, фон Бюлов, канцлер Пруссии Гарденберг, Барклай де Толли, Беннигсен и, конечно же, Александр I.

Е.С. А здесь изображались только военные, генералитет?

С.Л. Нет, и врачи, и деятели культуры.

Е.С. Что же за личность был сам Зубов?

С.Л. Обладавший незаурядными музыкальными способностями, химик, чьи труды в этой области не потеряли своего значения и по сей день, Зубов стал тем, кого московские нумизматы называли своим Третьяковым. Зубов заинтересовался нумизматикой еще гимназистом. Результатом его собирательской деятельности стала коллекция в 200 тысяч монет (в основном восточных), лучшая из мне известных. Входит сюда и некоторое количество орденских знаков. В своем завещании, составленном в 1901 году, он писал: «… коллекцию, состоящую из собрания монет, медалей, жетонов… приношу в дар Императорскому Российскому Историческому музею имени императора Александра III в Москве».

Е.С. Эти слова дают понять, что такое подлинное коллекционирование, − оно научно обоснованное, самоотреченное, бескорыстное. Благодарю Вас за то, что Вы помогли нам соприкоснуться и с личностями великих коллекционеров, и с поистине неисчерпаемой сокровищницей Исторического музея.

 
Знак ордена Святого Апостола Андрея Первозванного «с бриллиантами». 1862. Серебро, золото, эмаль, алмазы, гранаты, стекло; литье, штамповка, гравировка, вставка камней, роспись по эмали, монтаж. 70х106 мм. Государственный Исторический музей. Мос
Знак ордена Святого Апостола Андрея Первозванного «с бриллиантами». 1862. Серебро, золото, эмаль, алмазы, гранаты, стекло; литье, штамповка, гравировка, вставка камней, роспись по эмали, монтаж. 70х106 мм. Государственный Исторический музей. Мос
 Звезда ордена Святого Равноапостольного князя Владимира с мечами сверху. 1855–1870 гг. Золото, серебро, эмаль; чеканка, золочение, горячая эмаль, роспись по эмали, монтаж. 86х86,5 мм. Поступила из коллекции П.И. Щукина в 1905 г. Государственный И
Звезда ордена Святого Равноапостольного князя Владимира с мечами сверху. 1855–1870 гг. Золото, серебро, эмаль; чеканка, золочение, горячая эмаль, роспись по эмали, монтаж. 86х86,5 мм. Поступила из коллекции П.И. Щукина в 1905 г. Государственный И
 Звезда ордена Святой Анны. Вторая половина ХIХ в. Серебро, эмаль; чеканка, горячая эмаль, роспись по эмали, монтаж. 80х80 мм. Дар семьи П.В. Зубова в 1928 г. Государственный Исторический музей. Москва
Звезда ордена Святой Анны. Вторая половина ХIХ в. Серебро, эмаль; чеканка, горячая эмаль, роспись по эмали, монтаж. 80х80 мм. Дар семьи П.В. Зубова в 1928 г. Государственный Исторический музей. Москва
Знак ордена Святой Анны III степени. 1815–1829. Золото, серебро, эмаль, стекла; штамповка, гравировка, горячая эмаль, роспись по эмали, монтаж. 37х42 мм. Поступил из коллекции П.И. Щукина в 1905 г. Государственный Исторический музей. Москва
Знак ордена Святой Анны III степени. 1815–1829. Золото, серебро, эмаль, стекла; штамповка, гравировка, горячая эмаль, роспись по эмали, монтаж. 37х42 мм. Поступил из коллекции П.И. Щукина в 1905 г. Государственный Исторический музей. Москва
 Знак ордена Святого Иоанна Иерусалимского – Большой крест. Конец XVIII века. Золото, серебро, эмаль; штамповка, чеканка, горячая эмаль, монтаж. 58х120 мм. Государственный Исторический музей. Москва
Знак ордена Святого Иоанна Иерусалимского – Большой крест. Конец XVIII века. Золото, серебро, эмаль; штамповка, чеканка, горячая эмаль, монтаж. 58х120 мм. Государственный Исторический музей. Москва
 Знак ордена Белого Орла с монограммой Александра I. 1815–1831 гг. Золото, серебро, эмаль; литье, чеканка, горячая эмаль, монтаж. 62х99 мм. Поступил из коллекции П.И. Щукина в 1930 г. Государственный Исторический музей. Москва
Знак ордена Белого Орла с монограммой Александра I. 1815–1831 гг. Золото, серебро, эмаль; литье, чеканка, горячая эмаль, монтаж. 62х99 мм. Поступил из коллекции П.И. Щукина в 1930 г. Государственный Исторический музей. Москва
Знак ордена Военных заслуг (Virtuti Militari) II степени. 1832. Золото, серебро, эмаль, роспись по эмали, монтаж. 47х78 мм. Поступил из коллекции П.И. Щукина в 1905 г. Государственный Исторический музей. Москва
Знак ордена Военных заслуг (Virtuti Militari) II степени. 1832. Золото, серебро, эмаль, роспись по эмали, монтаж. 47х78 мм. Поступил из коллекции П.И. Щукина в 1905 г. Государственный Исторический музей. Москва
 Фрачные копии знаков орденов Святого Владимира IV степени «За 35 лет службы», Святой Анны, Святого Станислава и пряжки «За беспорочную службу XV лет» на двойной цепочке с булавками. Середина XIX в. Золото, серебро, эмаль; штамповка,
Фрачные копии знаков орденов Святого Владимира IV степени «За 35 лет службы», Святой Анны, Святого Станислава и пряжки «За беспорочную службу XV лет» на двойной цепочке с булавками. Середина XIX в. Золото, серебро, эмаль; штамповка,
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года