Свидетель войны

Авторы: Валентина Бялик

«Ну, вот и война», – записал в дневнике 22 июня 1941 года Е.Е. Лансере. Война ожидалась, о ней постоянно говорили, но началась она неожиданно. Со свойственной ему пунктуальностью Евгений Евгеньевич продолжал вести дневник, Это яркий и правдивый документ, где за размеренной повествовательностью предстают трагические будни того времени.

Первые месяцы 1941 года для 65-летнего академика живописи, профессора Е.Е. Лансере прошли, как всегда, в постоянной напряженной работе. К январю была закончена большая картина для украшения кабинета директора библиотеки имени Ленина. «Без любви», но «по необходимости» художник готовился к выставке, посвященной истории партии. С удовольствием, ибо Кавказ был его любимой темой, создавал акварель «Дагестан» для альбома, предназначенного в подарок К.Е. Ворошилову. Продолжалась работа над эскизами росписи Казанского вокзала.

5 мая художник в своем дневнике записал: «Закуплен холст (400 м), бумага, цинк, казеин для Казанск[их эскизов]». Вместе с сыном Евгением закончил эскизы декораций к опере С.С. Прокофьева «Обручение в монастыре» для музыкального театра имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко и получил от театра предложение создать декорации и костюмы к пьесе «Суворов». Постоянно шла работа над эскизами для Дворца Советов. Текла обычная жизнь с житейскими заботами, посещением театров, интересными встречами со старшим товарищем и другом М.В. Нестеровым. А еще были бесконечные заседания, комиссии, комитеты…

Все это оборвалось 22 июня. В тот же день Е.Е. Лансере пишет:    В 4 ч. утра нападение немцев. В 5.30 нем[ецкий] посол у Молотова, а в 12 речь Молотова по радио. <…> Не верилось. Включили радио – воинственные марши, показалось подозрительным. <…> Юра1 сказал: «Еще вчера утро было такое хорошее»... Это общее чувство! Осознание того, что все изменилось, пришло не сразу: Решил пока продолжать работу по вокзалу, но, конечно, уже интереса нет – все это ни к чему…

24 [июня]. Сегодня ночью, приблизительно в 3.30 первый налет немцев. Если бы был молод, сказал бы «как интересно»! <…> Когда-то в молодости, в конце 1914 года, это «интересно» заставило Е.Е. Лансере отправиться на театр военных действий на Кавказ, откуда он привез интереснейшие путевые зарисовки. В воскресенье вечером Наташа2 с Юрой приехали поздно, пришлось идти пешком до Вознесенска – (12 килом[етров]) – не было поезда. <…> Так дочь с зятем добиралась до «Песков» – дачного кооператива художников, где семья Лансере проводила лето. Собственно, для всех людей в тылу первые недели войны были не только трагедией, но и нарушением привычного ритма жизни. Но художники остались востребованы: В Комитете Искусства предложили делать эскиз плаката на патр[иотическую] тему. <…>

30[июня]. Вчера, в воскресенье, я целый день разбирался в своих альбомчиках, перевязал их по группам. И это как бы пересмотр своей жизни перед нависшею над всеми опасностью, мыслью о конце. И великая благодарность судьбе: сколько дивных переживаний перед красотою и интересностью внешнего мира. Именно в альбомах, в которых нет труда и неизбежных задач, неудовлетворенности. <…> Эти небольшие альбомчики, во время войны самодельные, художник заполнял в «Песках» быстрыми набросками. Трогательно-камерные, они являются подлинным художественным документом.

16 июля. <…> Вчера «оформлялись» продов[ольственные] карточки. [Слухи] о вселении в дачи солдат: «против парашютистов». Наташа работает в колхозе, чтобы получать хлеб. <…>
4 [августа]. Первый разговор об эвакуации в Орг. Ком[итете] с Ряжским. Отношусь и с отрицанием, и с сомнением. <…> Естественное желание остаться в родных местах и сохранить иллюзию былой стабильности заставило многих поколебаться в решении об эвакуации. 15 [сентября] <…> Бомбы в воскресенье 12-го. Большая бомбежка 14-го; ехать – не ехать... <…>
14 [октября] <…> Проект ехать «в леса». Но Воронков (Пески, полевой сторож) отговаривает: «партизаны», «землянки»... <…> Елисеев3, Пименов и Ванециан4 поехали в леса еще с утра, и лошади до ночи не возвращались; поэтому и в эту ночь (с 14 по 15) Волошиновы не могли уехать. Слухи о большой предстоящей бомбежке (по листовкам) 15-го. <...> Мы решаем ехать.

Ночь с 15-го на 16-е. – Тьма, дождь, ветер, но зато тихо, нет выстрелов. Волнения из-за опоздавшего извозчика. На телеге не хватает места для наших мешков. Мы (Оля5, Женя6, Тата7, я) остаемся. Поехали Колобовы, Волошиновы, Викт. Як. Серпинский и приехавшая за оставшимся мешком Таня Фомина. <…> В 6 утра возвращение, т.к. поездов на Москву нет <…> Андрюшка8 молодцом – в дождь, грязь, тьму все время шел в обе стороны пешком; Машу9 несли – Наташа, Мотя10, Патрикеев. <…>

16. <…> Наташа, Мотя и Люба11 получили заработанные мешки картошки – 124 килограмма. <…> 16–е день паники в Москве. Пришел домой с этими новостями – как будто вопрос о М[оскве] отпадает... <…>
17, пятница. <...> Сенсационная новость: якобы по радио – прорыв фронта у Москвы. В Москве и Коломне расчет рабочим и служащим... Бегство начальства с заводов. Переполненные поезда из М[осквы] и, главное, – заседает полит[ическое] бюро, все, кроме Сталина, за объявление Москвы открытым городом. Несколько позднее уже слух, что прорыв на М[оскву] с Сев[еро] Зап[ада], и уже часть танков вошла в город. Конечно, этому не верим.<…> Канонада целый день. Закапывали вещи...

18, субб[ота]. <…> Слухи очень неопределенные; ясно, что огромная паника в М[оскве]; поезда – эшелоны с беженцами. Слухи о взятии Каширы... Но не верим. <…>
22, среда. Больше самолетов. Все такая же отдаленная канонада.<…> В ночь с 22-е на 23-е в 3 ч. ночи сильное гудение аэропланов; все проснулись, тревожно; выстрелы, взрывы до 4.15 утра. <…> Опять я целый день [занят] общественными делами12<…>
4 [ноября]. <…> Приказ угонять или резать скот по соседним деревням. Роют окопы от Хорошева до Шурова. <…> Полное незнание положения вокруг, а в газете: «по всему Союзу ширится предоктябрьское соревнование»! В этих словах выражено глубокое неприятие Евгением Евгеньевичем Лансере лживости советской пропаганды. Способность сопоставлять и анализировать происходящее позволила ему еще в начале 1920-х годов понять всю несостоятельность формирующегося строя.
Вчера вечером протопили обе печи, камин; спекли на углях картошку и ели ее чуть-чуть с маслом; поджарили ломти хлеба, и, наконец, В[иктор] Я[ковлевич] угостил рисовым пудингом чуть-чуть с сахаром и ванилью. Все наслаждались, а Дрюша объявил, что такой «роскошный ужин может продолжаться до утра». <…>

8. Был у А.В. Куприна; он на фисгармонии играл 2 свои фуги и несколько херувимских Бортнянского13. Думалось мне, и говорили после – как лишены были все-все эти 24 года благолепия, ухода от повседневности, будней; величия; что искусство есть религия, что без забвения своих земных забот не может быть ни величия, ни искусства, ни, конечно, веры... Не было душевного умиления… Так опротивели, ненавистны стали все эти 24 [года]…
1–4/XII. Наиболее тяжелые дни бы[ли] на Можайском шоссе (Кубинка–Голицыно), и начало поражения немцев. Успехи на юге у Ростова и под Москвой.
7–8/XII. Окончательный отход немцев из-под Каширы. <…> В четверг Наташа, Юра и Мотя – в Коломну, назад – пешком в страшную стужу. Почти безрезультатно (продавали сукно, искали соль, свинину). Заказана лошадь на пятницу. И в пятницу 5-го в 11.30 тронулись; дети в розвальнях. Женя с ними, везет наши эскизы к «Суворову». <…> За этой скупой фразой скрывается столь характерная для Лансере работоспособность, умение сосредоточиться на работе при любых условиях.

7 XII. <…> Дочитал, наконец, Грина, «Бегущую по волнам». Мне очень понравилось; все очень совпадает с моими и «западными», и «морскими» вкусами. Это вполне современная мечта–сказка о том, какою хотелась бы жизнь, сладостная, сладкая. <…> Война Англии и Америки с Японией. <…>

15. 13-го и 14-го вести о разгроме немцев (Дмитров, Яхрома, Елец, Тихвин, Таганрог), масса убитых, трофеи. Все поздравляют друг друга: «будем живы, не спалят, усидим». <…>

16, вторник. Девочки [Тата и Люба] начали ходить в школу. Весь вечер вчера читал газеты (13, 14, 15 XII) с описанием побед. <…> Разговор, как встречать Новый год, впервые это не кажется дерзким. Вчера получили сахара по 300 гр. <...> Уже несколько дней, как пишем (Женя и я) наш interier. Разрисовали камин. <...>

27, cуббота. [Москва] Опять в Оргком[итете] по поводу больничной карточки – утром как–то обнаружил у себя грыжу. Всекохудожник, поликлиника и у Нестеровых <…>. М.В. Нест[еров] сказал: «если буду жив, если и то и другое – то хотел бы написать В[аш] портрет под откр[ытым] небом у Вас в Песках». <…>

28 воскр[есенье]. <…> Идя мимо, зашел и застал неожиданно дома А.В. Щусева. Его подробный рассказ о посещении в составе комиссий Акад[емии] наук Ясной Поляны. <…>

30 [декабря], вторник. Пески. После московских разговоров, после газет, после опять ожившей работы ж.д. – все почти подряд товарные поезда на Москву – как–то стало совсем «мирно» на душе. Мои планы – мечты о картинах для души: «Зима».<…>

За пределами журнальной статьи остались тревога о близких, констатация того, что «бомбежки лучше голода», неустанные труды, встречи с оставшимися в Песках знакомыми и работа, работа… До конца войны было еще 1225 дней…

Примечания

1 Волошинов Георгий Ипполитович (1902–1983), архитектор. Муж дочери Е.Е. Лансере.
2 Волошинова Наталья Евгеньевна (1909–1994), архитектор. Дочь Е.Е. Лансере.
3 Елисеев Константин Степанович (1890–1968), скульптор.
4 Ванециан Арам Врамшапу (1901–1971), живописец, график. Создал выразительные портретные зарисовки во время командировок на фронт.
5 Лансере (урожденная Арцыбушева) Ольга Константиновна (1881–1967), жена Е.Е. Лансере.
6 Лансере Евгений Евгеньевич (1907–1988), архитектор, художник. Сын Е.Е. Лансере.
7 Арцыбушева Татьяна Игоревна, племянница О.К. Лансере (дочь ее младшего брата).
8 Волошинов Андрей Георгиевич (1935–1976), внук Е.Е. Лансере.
9 Волошинова Мария Георгиевна 1938 г.р., внучка Е.Е. Лансере.
10 Мотя – жительница деревни Пески, помогавшая семье Лансере.
11 Люба – ее дочь, старшеклассница.
12 Е.Е. Лансере был председателем кооператива художников.
13 Бортнянский Дмитрий Степанович (1757–1825), композитор, дирижер, педагог; управляющий Придворной певческой капеллой.

 
Е.Е. Лансере. Зарисовки с натуры, собранные в самодельные альбомы. 1941–1944. Архив Е.Е. Лансере. Москва. Публикуется впервые
Е.Е. Лансере. Зарисовки с натуры, собранные в самодельные альбомы. 1941–1944. Архив Е.Е. Лансере. Москва. Публикуется впервые
Е.Е. Лансере. Зарисовки с натуры, собранные в самодельные альбомы. 1941–1944. Архив Е.Е. Лансере. Москва. Публикуется впервые
Е.Е. Лансере. Зарисовки с натуры, собранные в самодельные альбомы. 1941–1944. Архив Е.Е. Лансере. Москва. Публикуется впервые
Е.Е. Лансере. Зарисовки с натуры, собранные в самодельные альбомы. 1941–1944. Архив Е.Е. Лансере. Москва. Публикуется впервые
Е.Е. Лансере. Зарисовки с натуры, собранные в самодельные альбомы. 1941–1944. Архив Е.Е. Лансере. Москва. Публикуется впервые
Е.Е. Лансере. Зарисовки с натуры, собранные в самодельные альбомы. 1941–1944. Архив Е.Е. Лансере. Москва. Публикуется впервые
Е.Е. Лансере. Зарисовки с натуры, собранные в самодельные альбомы. 1941–1944. Архив Е.Е. Лансере. Москва. Публикуется впервые
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года