«Арт Колонь» и проблемы современного меценатства

26 октября 2004 года на традиционной художественной ярмарке «Арт Колонь» в Кельне состоялось знаменательное событие – прошел международный симпозиум, посвященный проблемам меценатства в области современного искусства. Там побывал наш корреспондент.

На культурной карте Европы немецкий город Кельн, или, как его еще называют, «северный Рим», ассоциируется прежде всего со знаменитым Кельнским собором, Музеем Людвига, одним из крупнейших музеев современного искусства, в том числе и русского (1), Галереей Гмуржинской, открывшей миру, да и самой России русский авангард (2), и Ярмаркой современного искусства. «Пик сезона» в 2004 году пришелся на конец октября. «Арт Колонь» (28 октября – 1 ноября; 253 участника из 23 стран, включая Россию; 45% участников – иностранные галереи; более 70.000 посетителей, которые потратили на покупки около 60 млн. евро (3), ретроспективная выставка американского художника Эдварда Хоппера (1882–1967) в Музее Людвига и там же – выставка американского фотографа Джеймса Аббе (1883–1973); экспозиция произведений одного из основоположников художественного авнгарда Александра Архипенко (4).

Не менее богатой в этом году была и «внутренняя» программа событий, сопутствующих «Арт Колонь». На одном из таких событий, посвященном меценатству, хотелось бы остановиться подробнее (информация для России, несомненно, полезная, так как в 2004 году тема меценатства, пожалуй, впервые обсуждалась на заседаниях Госдумы). 26 октября в рамках «Арт Колонь» целый день проходил международный симпозиум, название которого в русском переводе могло бы звучать следующим образом: «Новые формы филантропии применительно к искусству: спонсорство в области культуры и корпоративные коллекции в глобальном контексте». Идея и концепция организации симпозиума, в рамках которого впервые лицом к лицу на публике встретились те, кто дает деньги на культуру, и те, кто их получает, принадлежит Галерее Гмуржинской. А в реализации этой идеи наряду с галерей принимали участие Дойче Банк (5) и «Арт Колонь». И надо отметить, что все было организовано на высшем профессиональном уровне – от синхронного перевода, подбора участников (их было около ста), индивидуально приглашенных организаторами симпозиума. Они-то и стали первыми посетителями стендов ярмарки (Sneak Preview of Art Cologne, как было сказано в программе), где могли общаться не только между собой, но и с галеристами, завершающими монтаж своих стендов. Обсуждать было что: среди основных докладчиков были кураторы и директора крупнейших музеев мира, члены попечительских советов музеев, кураторы корпоративных коллекций, представители деловых сфер, видные юристы, в том числе и специалисты по налоговому праву. Позволю себе назвать лишь некоторых из них: Жермано Челант, Музей Гугенхайма, Нью Йорк; Норман Розенталь, директор, Королевская Академия Искусств, Лондон; Евгения Петрова, заместитель директора Государственного Русского музея, Санкт-Петербург; Фридхельм Хютте, глобальный директор по искусству и одновременно куратор коллекции Дойче Банка, Франкфурт; Матиас Расторфер, партнер/директор Галереи Гмуржинска, Кельн; Цуг и Сент Мориц, Швейцария; Харви С. Шипли Миллер, Президент Фонда Джудит Ротшильд. Последний известен и тем, что является членом попечительского совета многих музеев Старого и Нового света. Собрав коллекцию книг русского авангарда (1200 единиц, стоимостью в 7,5 млн. долл.), он подарил ее Музею современного искусства (МоМА) в Нью-Йорке (6). Музей в долгу не остался: с 2001 года Х.С. Шипли Миллер является членом попечительского совета музея – самая престижная и высокая должность для мецената в Америке. За два последних года он собрал огромную коллекцию рисунков (около 2500), исполненных после 1980 года более чем 400 художниками из 20 стран для того, чтобы преподнести ее в дар МоМА. Страховочная стоимость коллекции – 17 миллионов долларов. Сам же меценат оценивает ее в 75 миллионов. (Когда автор спросил мецената, есть ли в коллекции работы русских художников, последний ответил: нет. А жаль...)

И в Германии, где за последние 30 лет число музеев увеличилось в четыре раза (сейчас их около 6000), и на Британских островах, и в сверхбогатой Америке в последние годы, как отмечали все выступавшие на симпозиуме, явно прослеживается тенденция к сокращению государственных расходов на культуру вообще, и на содержание музеев в особенности. В начале третьего тысячелетия полноценное существование музеев без поддержки меценатов (в англосаксонских странах более употребимы термины филантроп – philanthrope или philanthropist и патрон – patron of arts), будь они индивидуальными или корпоративными, является скорее исключением, чем правилом. То же можно сказать и о России, что и отметила в своем выступлении Евгения Петрова, заместитель директора Государственного Русского музея. Она, в частности, остановилась на той роли, которую играли и играют в жизни музея меценаты (их называют чаще спонсорами). Наиболее близкие к нам по времени примеры – принесение в дар музею более 70 работ Казимира Малевича (процесс передачи и частичной продажи продолжался с 1935-го до 1976 года) и более 250 работ П. Филонова в 1941 году. Коллекции произведений этих мастеров, подчеркнула Петрова, не только привели к изменениям в структуре всего собрания музея, но изменили взгляды на историю развития современной русской живописи. А вот совсем недавний дар (2002), коллекция братьев Ржевских (467 произведений искусства) (7). Заметим, что в отличие от подавляющего большинства западных филантропов, ни сестра Филонова, ни наследники Малевича, ни братья Ржевские не были отнюдь мультимиллионерами или даже миллионерами. И лучшим памятником их благородству и бескорыстию являются не только присутствие в постоянной экспозиции музея переданных ими произведений, но и на тех выставках, которые Русский музей показывает в последние годы по всеми миру. Говоря о выставочной работе музея, Петрова подчеркнула, что бюджетных средств едва хватает на одну крупную выставку. В среднем же в год Русский музей проводит восемь таких выставок. Семь из них – с помощью индивидуальных и корпоративных спонсоров. М. Холляйн, директор франкфуртского музея «Shrirn Kunsthalle», показал участникам симпозиума обложку одного влиятельного в деловых кругах американского журнала (8), полностью посвященного американским филантропам, и резюмировал: «Мало делать добро, надо говорить об этом». За исключением нескольких статей, появившихся в журнале «Русская галерея» на рубеже веков (9), отечественная периодика не богата информацией о новых русских меценатах. Предпочитают писать о меценатах прошлого.

А такие меценаты есть и в современной России, и это показала в своем докладе Петрова. Именно благодаря им, меценатам, музей смог реализовать не один десяток своих проектов. Среди современных меценатов назовем петербургский «Рубин» (спущенная несколько дней назад на воду, точнее, «под воду» подлодка «Санкт-Петербург» построена с их помощью), на его деньги в известной степени осуществляется издательская деятельность Русского музея; благотворительный Фонд «Екатерина» спонсировавший выставку «Бубновый валет в русском авангарде»; АФК «Система», представитель которой принимал участие в симпозиуме и глава которой Владимир Евтушенков недавно был избран Председателем Совета попечителей Русского музея, «Северсталь», «Лукойл»... Как недавно заявил Директор Русского музея Владимир Гусев, в 2004 году спонсорская помощь составила 1 миллион долларов, из которых на долю АФК «Система» приходится 600 000, Сбербанка – 300 000 и Виктора Семенихина – 100 000.

Разговор с Евгенией Петровой и Иозефом Киблицким, руководителем выставочных и издательских программ, директором издательства Русского музея «Palace Editions» продолжался на стенде Русского музея, предоставленном ему как почетному гостю ярмарки в рамках программы «Специальные выставки» (были выставлены принадлежащие музею работы Анатолия Брусиловского, Натальи Нестеровой, Леонида Борисова, Елены Губановой и Ивана Говоркова, Михаила Шварцмана, Владимира Видермана, Леонида Сокова и др.)

На ярмарке было представлено около 30 каталогов последних выставок, проводившихся Русским музеем как в России, так и за рубежом. Подавляющее большинство изданий было на английском, немецком и французском языках; их высокому научному уровню вполне соответствовало высококлассное полиграфическое оформление. Многие из книг были опубликованы благодаря поддержке как российских, так и зарубежных меценатов. На стенде с помощью компьютера можно было приобщиться к «Виртуальному миру Русского музея».

В пропаганду современного русского искусства внесла свой вклад и пресс-служба ярмарки. Так, в подборке материалов по ярмарке для журналистов автор обнаружил отдельный пресс-релиз, посвященный участию Русского музея в «Арт Колонь» «Zeitgenossische Kunst aus Russland». В подзаголовке уточнялось «Государственный Русский Музей из Санкт-Петербурга впервые участвует в художественной ярмарке» (10). Заметим попутно, что организаторами ярмарки были созданы все условия для профессиональной работы журналистов: от прекрасно организованной пресс-конференции директора «Арт Колонь» Ж. Гудрова, в которой его собеседниками были более 70-ти журналистов, до оборудованных по последнему слову техники их рабочих мест.

В отличие от стенда Русского музея, на стенде «Риджины» – единственной галереи из России на «Арт Колонь» наряду с современными русскими художниками, были представлены и зарубежные. Эти работы можно было купить по ценам от 1 500 до 12 000 евро (11).
. Галерея Гмуржинской – одна из самых заметных на «Арт Колонь» – впервые за свою 40-летнюю историю, которая почти год в год совпадает с историей «Арт Колонь» («Galerie Gmurzynska» открыла свои двери в 1965 году, а «Art Cologne» – в 1966-м), показывала на своем стенде наряду с западными и русскими классиками авангарда современное искусство России. Целую стену занимала экспозиция коллажей Анатолия Брусиловского, с 1991 года живущего «на два дома» – между Кельном и Москвой. Как известно, Брусиловский явился одним из первых, кто в 1960-е годы обратился к этой технике. Он продолжает в ней работать вот уже на протяжении 40 лет. Итог этой верности коллажу, сыгравшему такую большую роль в искусстве русского авангарда ХХ века, могли оценить и посетители ярмарки, купившие несколько работ, цены на которые колебались от 4 500 до 8 000 евро. Художник, которому сейчас 72 года, объяснил автору этих строк, что недавно Галерея Гмуржинской заключила с ним, первым и пока единственным из живущих русских художников, эксклюзивный контракт. Это означает, что отныне работы Анатолия Брусиловского можно будет приобрести только у Кристины Гмуржинской.

Известна всем и получила свое признание, в том числе и со стороны российского правительства, наградившего Кристину Гмуржинскую в прошлом году Почетной грамотой, деятельность «Galerie Gmurzynska» по ознакомлению (используя терминологию Евгении Петровой – пропаганду) с русским классическим авангардом на Западе. Кроме работ Брусиловского, на стенде «Galerie Gmurzynska» были размещены произведения Пабло Пикассо («Женщина в красном берете», 1937, х., м., 22х16, около 2 млн. евро); Хуана Миро («Spanish Danser», 1926, м., картон, 35х27, около 1 млн. долл.), Александра Архипенко (рельеф «Балерина», 1957, дерево, металл, 61х35.6, около 500 000 евро), Казимира Малевич («Супрематический рисунок», 1928, 17х19.6, около 100 000 долл.).

Классики мирового художественного авангарда были представлены и на других стендах: Наум Габо, Василий Кандинский (в 3-х галереях), Алексей Явленский (в 4 галереях), Марк Шагал (в 4 галереях). Но все рекорды по «представительству» побил Серж Поляков – его работы можно было увидеть на стендах пяти галерей! Для сравнения скажем, что другой русский художник послевоенного периода Андрей Ланской был представлен на «Арт Колонь» лишь на одном стенде.

В заключение хотелось бы вернуться к теме меценатства, вынесенной в заголовок статьи. Норман Розенталь, директор Королевской Академии Искусств в Лондоне в своем выступлении на симпозиуме констатировал с грустью: «Современные меценаты более склонны поддерживать классическое, а не современной искусство». Сказанное вполне применимо и к России, современное искусство которой нуждается в поддержке меценатов и в самой России, и за ее пределами. Как показала некоммерческая экспозиция Русского музея на «Арт Колонь», Запад проявляет большой интерес к «качественному» современному искусству: на протяжении всей ярмарки посетители постоянно спрашивали, нельзя ли приобрести выставленные на стенде произведения. К сожалению, в Европе нет ни одной галереи, которая бы знакомила западную публику с лучшими образцами современного русского искусства, как это делал на «Арт Колонь» Русский музей, и которая бы серьезно занималась продвижением российских авторов на западном художественном рынке. Почему бы не создать такую галерею где-нибудь в Европе, например, в Женеве, которая насчитывает коллекционеров на квадратный километр не меньше, чем Кельн, не говоря уж о том, что она, в отличие от последнего, является политико-дипломатической столицей мира. Такая галерея в Женеве могла бы стать тем же для современного искусства России, чем стала для русского авангарда «Galerie Gmurzynska» в Кельне. Русский музей эту идею поддержал. А русские меценаты? Не хотели бы они поддержать и Музей, и современное русское искусство, и современных русских художников?..

Как объяснил немецкий меценат Петер Людвиг, имя которого сейчас носят многие музеи по всему миру (12), это просто: «Когда у тебя есть какой-то дар, нужно поделиться им с обществом. Если вы отличный спортсмен, то вы постараетесь завоевать для своей страны олимпийские медали. Если вы хороший пианист, то вы будете играть для людей. А если вы имеете только достаток, то предложить его обществу – ваш долг» (13).

Кельн–Женева, октябрь 2004
.

Примечания:

1. В своем современном виде Музей Людвига существует с ноября 2001г., когда после реконструкции бывшему городскому художественному музею «Wallraff-Richartz» было присвоено имя Петера Людвига – одного из крупнейших меценатов современности, передавшего новому музею свою коллекцию искусства ХХ века. Сюда входит лучшее в Европе собрание американского поп-арта, французских художников 1960-х годов, первоклассная коллекция русского авангарда и 774 произведения Пикассо. 2. Первая выставка «Русские художники ХХ века», проведенная основательницей галереи Антониной Гмуржинской в 1968 г., явилась крупнейшим событием в мировой художественной жизни, в значительной степени способствовавшим открытию Западом русского авангарда. За 40 лет своего существования галерея опубликовала около 100 каталогов, из которых почти 40 были посвящены русскому авангарду. 3. Art Cologne. New Art. 38th International Fair for Modern and Contemporary Art. Каталог ярмарки. 2004, 752 с. 4. Выставка называлась: «Alexander Archipenko: The Roaring Fifties Unknown Works». 5. Дойче Банк за последние 30 лет стал крупнейшим меценатом не только Германии, но и мира. Собранная им коллекция современного искусства за период с 1901 до 2004 года является одной из крупнейших корпоративных коллекций мира и насчитывает около 50 000 работ, украшающих стены контор банка в 74 странах мира. Более 150 картин, скульптур, графических работ из этой коллекции демонстрировались в Музее личных коллекций в Москве в ноябре 2004 г. на выставке «Взгляд из Германии. Шедевры из собрания Deutsche Bank». 6. Х.С. Шипли Миллер также подарил Русскому музею уникальный экземпляр книги Эль Лисицкого начала 1920-х годов «Лисичка» и несколько работ Джудит Ротшильд. 7. Коллекция братьев Ржевских. Авторы каталога И.А. и Я.А. Ржевские. Государственный Русский музей, «Palace Editions», 2000. Предваряя каталог, директор Русского музея В.А. Гусев писал: «…то, что собиралось по крупицам за пять послевоенных десятилетий, ждет иная, счастливая судьба – собрание братьев Ржевских обретает вечную жизнь в музейных залах, а значит, будут всегда живы в памяти и имена этих прекрасных людей, петербургских коллекционеров». 8. «Business Week», The New Face of Philonthropy, 2 December 2001. 9. Ольга Костина – Эдуард Сахаров. Что такое меценатство? // Русская галерея. 1999. № 1. С. 76–77; Ольга Хлопина. Культурное меценатство: былое и думы // Русская галерея. 1999. №. 2. С. 113–114; Мария Валяева. Дары и дарители // Русская галерея. 1999. № 2. С. 110–112; Ирина Меркулова. Благотворительность: традиция и современность // Русская галерея. 1999. № 2. С.40–44. 10. Pressemitteilung N.38 Man/Koln, im October 2004, 1s. 11. В первый раз галерея «Реджина» принимала участие в «Арт Колонь» в 1994 г. 12. В том числе и в России, в Санкт-Петербурге, в Русском музее, которому Петер Людвиг в 1995 г. подарил коллекцию современного искусства (под названием «Музей Людвига в Русском Музее» она с октября 2004 г. экспонируется в Мраморном дворце). 13. Елена Скворцова. Коллекционер Людвиг // Огонек. № 14. 1989. Вкладка 2.

 
Музей Людвига. Кельн
Музей Людвига. Кельн
Кристина Гмуржинска на ярмарке Арт Колонь. Октябрь, 2004. Кельн
Кристина Гмуржинска на ярмарке Арт Колонь. Октябрь, 2004. Кельн
Заместитель директора Государственного Русского музея Е.Н. Петрова перед открытием ярмарки Арт Колонь. Октябрь, 2004. Кельн
Заместитель директора Государственного Русского музея Е.Н. Петрова перед открытием ярмарки Арт Колонь. Октябрь, 2004. Кельн
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года