Журнал «Ателье» № 1, 1923

Д.И. Митрохин. Макет обложки журнала «Ателье»

Рецензент представляет журнал, на страницах которого встретились живописцы и модельеры, скульпторы и писатели, режиссеры и актрисы. Издание вышло в свет в том же, 1923 году, что и журнал «Русское Искусство».

20-е годы ушедшего столетия представляются почти век спустя едва ли не самыми интересными в истории отечественной моды.

В 1923 году Ателье Мод при объединении Москвошвея выпустило в свет первый отечественный журнал мод – «Ателье». В редакционной статье были изложены наиглавнейшие цель и задачи: «Деятельное и неутомимое стремление к выявлению всего, что творчески прекрасно, что заслуживает наибольшего внимания в области материальной культуры» (с. 3). На страницах журнала предполагалось в основном уделить внимание «детальной разработке вопросов о новом женском костюме», а также отразить «всю разнообразную творческую работу Ателье Мод». Помимо всестороннего освещения художественного влияния на созидаемую новую материальную культуру, планировалось знакомить с новостями в области искусства, театра и даже спорта. Грандиозность замысла определяется одним только перечнем звездных имен, давших свое согласие на сотрудничество в журнале. Среди знаменитостей: Ю.П. Анненков, Б.М. Кустодиев, А.А. Ахматова, Н.Н. Пунин, К.С. Петров-Водкин, В.И. Мухина, А.Я. Головин, К.А. Сомов, И.Э. Грабарь и другие. Уже в первом номере читатели могли познакомиться со статьями А.А. Экстер, М.А. Кузмина, М.С. Шагинян. Журнал иллюстрировался вклейками цветных рисунков, что делало новое издание еще более привлекательным.

Первой после редакционной была помещена статья Александры Экстер «О конструктивной одежде» (с. 4–5), отражающая основное направление развития моделирования того времени – простота и функциональность. «При выборе формы одежды, – писала автор, – следует считаться с естественными пропорциями фигуры; с помощью правильного конструирования одежды можно добиться ее соответствия формам и размерам тела. Рабочая одежда должна обеспечить свободу движений, поэтому она не может быть зауженной. Одно из главных требований к такому костюму – удобство в работе». Особое внимание Экстер уделяла проблеме подбора тканей, предлагая при конструировании той или иной формы костюма исходить из пластических свойств материала. Так, по ее мнению, из шерсти грубой обработки нецелесообразны вертикальные складки, а мягкая шерсть большой ширины, напротив, позволит создать сложный объемный силуэт. Экстер предлагала сложный многофункциональный комплект, напоминающий японское кимоно из различных материалов контрастных цветов. Другой комплект для дома и улицы состоял из верхнего и нижнего платья рубашечного покроя с боковыми разрезами, отделанного аппликацией. Обложку журнала «Ателье» также украшал эскиз, созданный Экстер: удлиненный силуэт модели в накидке для улицы из светло-синего шелка-тафты, без швов, с увеличенным воротником. На голову надета маленькая обтягивающая шапочка с помпоном.

В первом номере «Ателье» был помещен и знаменитый эскиз платья-бутона Веры Мухиной. Известный скульптор была представлена здесь как художник-модельер. Предложенное ею платье обозначалось как «эстрадное». Пышные драпировки юбки из белой ткани напоминают лепестки цветка. Нижняя юбка из темной тафты прорисовывается тонким контуром по линии каждого «лепестка» от талии почти до щиколоток. Изящный женский силуэт в широкополой красной шляпе, с тростью в руке воспринимается как воспоминание о рококо в симбиозе с супрематическими мотивами.

Экстер и Мухина работали с 1919 года в тесном содружестве с Надеждой Петровной Ламановой (1861–1941). Однако имя «первого отечественного модельера» ни разу не встречается на страницах журнала. Не упоминает ее в своих поздних воспоминаниях и ответственный редактор «Ателье» О.Д. Сеничева (1). Несмотря на это, исследования Т.К. Стриженовой2, сопоставление фотографий некоторых моделей из журнала с архивными документами позволяют утверждать, что Н.П. Ламанова, как ведущий специалист Ателье Мод, принимала опосредованное участие в создании журнала. В нарядных туалетах фотомоделей угадывается ее характерный авторский стиль, манера «импровизировать на модели», «лепить форму» так, как это делает скульптор. Возможно, 1923 год был сложным в биографии Ламановой. Сеничева пишет о том, что между художниками, Экстер и Мухиной, как представителями левых течений в искусстве, и организаторами Ателье Мод возникали серьезные разногласия идеологического толка. Ламанова в этом году открыла собственное частное ателье и автоматически оказалась приверженкой лагеря «опытных дельцов-нэпманов». На какое-то время она «ушла в тень», но продолжала работать и публиковаться анонимно. В пору становления отечественной моды имя Н.П. Ламановой было залогом успеха многих начинаний.

На страницах «Ателье» помещено большое количество фотографий московских актрис и моделей в роскошных туалетах, не уступающих французским нарядам. К.М. Новикова демонстрирует великолепное светлое платье цвета персика, перехваченное широким мягким поясом оранжевого цвета. Трэн, тоном темнее, свободно драпирован. Бретели и полоса, спускающаяся по юбке, – из бриллиантовых нитей. Головной убор из тюля и страусовых перьев – в тон тканям платья. По стилю и «почерку» оно походит на платья Ламановой, хранящиеся в собрании Государственного Эрмитажа (2).

Идея издания своего собственного журнала материально стала возможной после успешного участия Ателье Мод в Первой Всероссийской художественно-промышленной выставке 1923 года. Комитет выставки при Государственной академии художественных наук присудил Ателье Мод Аттестат первой степени за «а) удачные красочные и силуэтные достижения, за обнаруженное в выставленных моделях тонкое понимание взаимоотношений между живой фигурой, материалом и художественной формой; б) привлечение высококвалифицированных художественных сил к делу поисков нового современного костюма».

По мнению В. Язвицкого, автора публикации «Выставка художественной промышленности в Москве» (с. 12), такое признание имело большое значение для укрепления авторитета Ателье Мод. В статье говорилось, что кроме разработки моделей для различных категорий населения Ателье предполагает принять участие в обслуживании театральных и кинематографических постановок. Известно, что костюмы и головные уборы к знаменитому фильму Я.А. Протазанова «Аэлита» (1924) были выполнены под руководством Н.П. Ламановой по эскизам А. Экстер. Несколько моделей, получивших на выставке премию, украсили страницы «Ателье».

По фотографиям в журнале видно, что коллекция 1922–1923 годов, несмотря на трудности экономического порядка, была выполнена из самых дорогих тканей. Объясняется это тем, что руководители швейной промышленности Москвы предоставили Ателье Мод не только кредит на приобретение оборудования, но и передали склады с конфискованными материалами, владельцы которых бежали за границу. Драгоценные шелка, бархат, парча, меха были слегка подпорченными и подмокшими от долгого лежания в сырых подвалах, но это не помешало воплощению творческих замыслов.

Проблеме возрождения спроса на шелковые ткани не только в крупных городах, но и в провинции была посвящена статья И. Иванова «Шелк» (с. 13). Автор отводит большую роль «усилению творческой связи между художниками, разрабатывающими на фабриках образцы тканей, и модельерами, которые создают из этих тканей новые формы костюма». О традициях ткацкого производства, основанных на изучении покупательского спроса, рассказывалось и в статье «Выработка рисунков тканей на Трехгорной мануфактуре» (с. 46–47).

Одна из важных публикаций номера – статья «Вышивка в настоящем производстве» (с. 7–9) была написана специалистом в области народного творчества Евгенией Ивановной Прибыльской. Она предлагала использовать при промышленном изготовлении одежды русскую, украинскую, галицийскую вышивку, образующую гладкую бархатистую поверхность, поскольку точно найденные цветовые ритмы при конструировании костюма помогают не только органически связать элементы модели по цвету и форме в единое целое, но и сгладить впечатление от плохой окраски тканей и «недостатков тканья». Творческая деятельность Е.И. Прибыльской как художника-модельера с 1922 года была тесно связана с мастерской современного костюма Н.П. Ламановой. Одна из их совместных авторских работ – платье-рубашка из кустарной ткани с применением вышитых полотенец – была удостоена специальной премии на Всемирной выставке в Париже в 1925 году (3).

Литературно-публицистическим размышлениям о современной моде предавались на страницах журнала режиссер и драматург Н. Евреинов («Облик парижанки 1923»), В. фон Мекк («Костюм и революция»), М. Юрьевская («О влиянии танца на моду»).

Как дополнение к статье Юрьевской, художниками «Ателье» предлагалась модель «эстрадного платья для эксцентричных танцев», выполненного из черного бархата и тафты с длинным треном («хвостом»). Талия перехвачена широким поясом из оранжевого меха, на плече оранжевая лента-перехват в тон меха, головной убор из черного шелка со стоячими павлиньими перьями.

Известный поэт Михаил Кузмин представил сразу две статьи: «Влияние костюма на театральные постановки» и «Театральные костюмы Александра Бенуа для «Мещанина во дворянстве» (под инициалами М.К.), где высказал критические замечания по поводу чрезмерно страдающих «археологической» точностью и лишенных условности сценических костюмов.

Специально для номера Мариэтта Шагинян написала трогательно-назидательный рассказ «Прялка» о жизни столичных беженцев в Анапе во время Гражданской войны, когда «Деникин крепко сидел на Кубани», а «английские пароходы не привозили больше ни шоколаду, ни вязаных кофточек». Петербургским дамам «туго давалось тепло», «кусались кустарные чулочки», а рядом на рынке весьма дешево продавали не мытую, засаленную шерсть. И тогда «в маленьких дамских головках смутно зародились производственные идеи». Модницы закупили шерсть, приобрели веретена, прялки и вспомнили старинное женское ремесло, обучаясь на специальных курсах. И «забыли светские дамы свои вечера и журфиксы, политические претензии мужей, ненависть к революции, петербургские сплетни, оставленную квартиру и мебель, безденежье, одиночество. Каждая из них стала чем-то древним, забытым, вечным – Навзикаей, Гретхен, Машей, – матерью мира…» (с. 41).

В разделе «Промышленность и художественное производство» были представлены статьи «Пять лет деятельности Москвошвеи» и «Художественные достижения Государственного фарфорового завода». В конце номера давался «Обзор модных течений из иностранных журналов».

Журнал «Ателье» вышел тиражом 2000 экземпляров и имел большой успех. Как пишет ответственный редактор О.Д. Сеничева: «Читатели соскучились по художественным, красиво оформленным изданиям. Мелованная бумага, хорошая печать, цветные иллюстрации и, пожалуй, самое главное: необычная для того времени тема – мода – привлекали многих, и тираж быстро разошелся» (4).

Однако первый номер журнала оказался и последним. По-видимому, материальные трудности, необходимость выплачивать государственный кредит за оборудование и сырье не позволили продолжить его издание.

Примечания

1 Воспоминания опубликованы под фамилией Кащенко О.Д. 2 Стриженова Т.К. Из истории советского костюма. М., 1972. С. 40.
3 Русский модельер Надежда Ламанова. 1861–1941. Каталог выставки. Автор-составитель Т.Т. Коршунова. СПб., 2002.
4 Для участия в парижской Всемирной выставке 1925 г. были приглашены Н.П. Ламанова, В.И. Мухина, Е.И. Прибыльская и Н. Макарова. Творческая группа завоевала высшую награду «за костюм, основанный на народном искусстве».
5 Кащенко О.Д., Козлова Т.В. Покупателю об одежде и моде. М.,1986. С. 70.

 
Д.И. Митрохин. Логотип Ателье Мод (с. 156)
Д.И. Митрохин. Логотип Ателье Мод (с. 156)
Костюм «из цветного сукна и белого тюссора, с ручной вышивкой. Прем. Мод на Первой Всероссийской художественно-промышленной выставке»
Костюм «из цветного сукна и белого тюссора, с ручной вышивкой. Прем. Мод на Первой Всероссийской художественно-промышленной выставке»
Артистка Московской оперетты К.М. Новикова в наряде «из креп-де-шина цвета персика»
Артистка Московской оперетты К.М. Новикова в наряде «из креп-де-шина цвета персика»
Артистка Большого Московского Актеатра А. Тихонова демонстрирует «вечернее платье с драпировкой греческого характера»
Артистка Большого Московского Актеатра А. Тихонова демонстрирует «вечернее платье с драпировкой греческого характера»
А.А. Экстер. Эскиз платья из двух частей. Покрой и вышивка «галицийского характера»
А.А. Экстер. Эскиз платья из двух частей. Покрой и вышивка «галицийского характера»
В.И. Мухина. Эскиз «эстрадного платья, драпированного из жесткого шелка-тафты»
В.И. Мухина. Эскиз «эстрадного платья, драпированного из жесткого шелка-тафты»
Пелерина из пушистой мягкой шотландки (синей и зеленой расцветки), заложенная глубокими складками, с большим капюшоном
Пелерина из пушистой мягкой шотландки (синей и зеленой расцветки), заложенная глубокими складками, с большим капюшоном
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года