Вторая Московская биеннале современного искусства

Вторая Московская биеннале современного искусства

1 марта — 1 апреля
Музей Архитектуры им. А. В. Щусева, торговый дом ЦУМ, особняк Спиридонова, ГЦСИ, Галерея «Зураб»

Комиссар биеннале – Иосиф Бакштейн.
Кураторы основного проекта: Иосиф Бакштейн, Даниель Бирнбаум (Daniel Birnbaum), Яра Бубнова (Iara Boubnova), Николя Буррио (Nicolas Bourriaud), Гуннар Кваран (Gunnar B. Kvaran), Роза Мартинес (Rosa Martinez), Ханс-Ульрих Обрист (Hans Ulrich Obrist) и Фулия Эрдемчи (Fulya Erdemci).

Выставочная программа Второй Московской биеннале будет состоять из 5 экспозиций основного проекта и более 25 специальных проектов и 8 выставок «специальных гостей».

В отличие от биеннале 2005 года, международная команда кураторов представит не единый коллективный проект, а ряд выставок, подготовленных кураторами индивидуально и в группах. Все они будут объединены темой «Геополитика, рынки, амнезия. ПРИМЕЧАНИЯ» и представят в общей сложности произведения более 90 художников.

Иосиф Бакштейн о теме Второй Московской биеннале:

Задача проекта – способствовать осознанию той ситуации, в которой сегодня оказалось искусство. В наши дни современное искусство, как и гуманитарная культура в целом, утрачивают то, что можно назвать их «легитимирующей функцией». Именно поэтому сегодня мы говорим лишь о примечаниях, заметках, которые искусство способно оставлять на полях макроэкономических битв, о принципиальной важности комментирования художником тех высказываний, которые делаются на языке Капитала и Большой политики.

Кураторы биеннале пытаются показать, что социальная эволюция, равно как и новизна художественных идей, находятся в прямой зависимости от того, насколько современное общество способно аккумулировать свои основополагающие ценности, знать и помнить о них.

По мнению организаторов, структура основного проекта, которую образно можно сравнить с книгой, разделенной на параграфы, поможет зрителям взглянуть на заявленные проблемы с различных точек зрения. В выставочных проектах кураторы аппеллируют к «примечаниям» или «сноскам», которые выносятся за поля глобального текста. Эти смысловые добавления не что иное, как критический анализ общей идеи проведения международных биеннале, скромный жест, разъясняющий коллаж выражений в уже существующем тексте.

Концепция выставок основного проекта
Иосиф Бакштейн
Только Примечания?
(искусство в эпоху социального дарвинизма)

Произведения, включенные в данный раздел Основного проекта призваны способствовать осознанию той ситуации, в которой сегодня оказалось искусство. Современное искусство, как и в целом гуманитарная культура утрачивают то, что можно было назвать их «легитимирующей функцией». Именно поэтому сегодня мы говорим о Примечаниях, заметках, которые искусство способно оставлять на полях макроэкономических битв, о принципиальной важности комментирования художником тех высказываний, которые делаются на языке Капитала и Большой политики.

Сама тема «Примечания» отсылает к проблеме поиска места, которое пытается занять современное искусство в современном мире и его значение как универсального комментария к происходящему в окружающей действительности.

Сегодня вопрос можно сформулировать следующим образом: какая борьба за жизнь происходят в эпоху глобализации и можно ли сказать, что борьба за жизнь стала еще более суровой по сравнению с предшествующими историческими периодами? Имеет ли современное искусство шанс выжить в «борьбе за жизнь» среди транснациональных институций культурной индустрии?

В этой связи надо попытаться определить еще раз особенности той эпохи, которая наступила после падения Берлинской стены (1989) и распада Советского Союза (1991). Есть все основания полагать, что этими событиями завершилась огромная историческая эпоха, эпоха Нового времени, когда искусство и культура в целом были важнейшей составной частью общественной идеологии. Этим определялось привилегированное положение искусства и художника. Но даже в идеологическую эпоху Модернити роль и место художника существенно различались при либеральных режимах с одной стороны и тоталитарных с другой. И в том и другом случае, и особые доказательства этому дает период модернизма и авангарда в течении всего 20 века, искусство, и особенно изобразительное искусство претендовали на элитарную позицию в обществе. В этом смысле, Модернизм завершает традицию эпохи Просвещения.

Неолиберальная реальность бросает художнику вызов и заставляет разрабатывать новые стратегии выживания. Одна из них — создание произведений, направленных против доминирующей поп-культуры, или использование ее в своих целях.

Выживание искусства как института в условиях глобализированной рыночной экономики оказалось еще более сложной задачей, чем выживание в условиях тоталитарных режимов, когда искусство являлось важнейшей частью господствовавшей идеологии. Дело в том, что художник являясь идеологом в идеологическом обществе становится основной, фундирующей, объясняющей и оправдывающей это общество фигурой. Власть вынуждена говорить на его языке, говорить его языком.

Современное изобразительное искусство, особенно в идеологический период своего развития, существовало в форме рефлексии относительно самого себя, своего предмета и своей истории, и как результат акты этой рефлексии , их жесты, их предметное выражение радикализировались, создавались визуальные знаки вступавшие в радикальную полемику с признанными на данный момент «пластическими ценностями», вплоть до их радикального отрицания или не менее радикальной деконструкции.

Участники проекта «Только примечания? Искусство в эпоху социального дарвинизма» – художники, которые работают с описанными выше проблематикам и осознанно относятся к художественным стратегиям своего выживания, а также к самой ситуации выживания искусства и сохранению художника как важного субъекта политической и социальной критики. Можно сказать, что участники этого проекта принимают утверждение Адорно, согласно которому «культура на самом деле не просто приспосабливается к человеческому существованию, но всегда протестует против ситуации косности, в которой человек существует, и тем самым воздает ему хвалу».

Список художников выставки (может быть изменен до 1 февраля) Viktor Alimpiev, Bigert and Bergstrom, Kerstin Cmelka, Keren Cytter, Federico Herrero, Garry Hill, Liu Jianhua, Amal Kenawy, Mikhail Kosolapov, Melvin Moti, Donna Ong, Joseph Robakowski, Michael Sailstorfer, Natalia Struchkova, Ilya Trushevsky.

Даниель Бирнбаумом, Гуннар Кваран, Ханс Ульрих Обрист

США: АМЕРИКАНСКОЕ ВИДЕО-ИСКУССТВО В НАЧАЛЕ ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ

Проект представляет новое поколение американских художников, которые, каждый по-своему, исследуют язык видеоарта и задают фундаментальные вопросы, связанные с американским обществом. Готовясь к этой выставке, кураторы стали свидетелями творческого подъема в разных областях искусства в главных столицах Америки – Нью-Йорке и Лос-Анджелесе, а также в более удалённых точках, которые стали новыми полноправными центрами, например в Портленде и Майами. Обнаружить в среде молодых авторов общий художественный язык или преобладающую тенденцию нелегко, но очень быстро стало очевидным, что видео искусство занимает сильные позиции и как художественная техника, и как инструмент. Большинство американских художников так или иначе вовлечены в киноискусство. Многие используют камеру не только для документации (почти как ручку), но и как возможность передачи срочных сообщений, а также как инструмент для повествования. Возможно, видео как техника трансформируется в видео как дисциплину или форму выражения. Художники, чьи работы представлены на выставке, изучают повседневность, анализируют социальные и политические механизмы американского общества, иронизируют, провоцируют и поэтизируют, предлагая свои примечания к сегодняшней американской жизни.

Список художников выставки (может быть изменен до 1 февраля) Artists: Allora & Calzadilla, Edgar Arceneaux, Jennifer Bornstein, Mike Bouchet, Xavier Cha, Paul Chan, Sean Dack, Trisha Donnelly, Piero Golia, Wynne Greenwood k8 Hardy, Christian Holstad, Shane Huffman, Jiae Hwang, Matthew Day Jackson, Miranda July, Klara Lidén, Kalup Linzy, Daria Martin, Matt McCormick, Rodney McMillian, Ohad Meromi, Kori Newkirk, Seth Price, Adam Putnam, Mika Rottenberg, Aïda Ruilova, Paul Sietsema, Mika Tajima, TM Sisters, Jordan Wolfson, Mario Ybarra Jr., Aaron Young.

Яра Бубнова

ИСТОРИЯ В НАСТОЯЩЕМ ВРЕМЕНИ

Художники этой части основной программы Второй Московской биеннале происходят из региона сомнительной оригинальности, поскольку Восточная Европа всегда оставалась невидимой для Запада – ее рассматривали как уменьшенную копию советской модели развития или небольшой набор стран, представляющих собой всего лишь «официанток Европы (Запада)» (термин этот придумал Сарат Махарадж в проекте Гастхоф (Гостиница) во франкфуртской Штедельшуле летом 2002 г.). Общее мнение, похоже, наградило Восточную Европу статусом вечного подражания, будь то социалистическая или капиталистическая модели развития, что-то чуть более восточное или чуть более западное. Восточная Европа, кажется, застряла в этой двойственности, она не может ни выиграть, ни проиграть; с глобальной точки зрения это живое выражение метафоры «что-то выигрываешь, что-то теряешь…» Похоже, каждый раз, когда Бог Геополитики подбирает актеров для глобальной пьесы мировой истории в сегодняшнем мире, Восточной Европе обычно достается роль примечания…

Этот раздел 2-й Московской биеннале принимает таковую роль без предубеждения или отчаяния. Он рассматривает примечание как нечто, что имеет положительное значение. В такой роли есть свои плюсы – вы в меньшей степени ответственны за несправедливости, творимые в мире; однако и за справедливость тоже... Вы чаще всего оказываетесь в роли получателя Истории, что позволяет выработать несколько отстраненное к ней отношение. В Восточной Европе, в примечании, критичность скорее относится к иронии, чем к собственно дискурсу.

Художники и произведения этого раздела обращаются к оборотной стороне знаменитого Benjamin-ian понятия истории, написанной победителями. Эти художники обращаются к невидимым подводным течениям понятий и программ, которые перемещаются в обоих направлениях, вперед и назад, в пространстве и времени. Не рассматривая себя ни как победителей, ни как побежденных, художники и произведения этого раздела исследуют культурную амнезию как неизбежную составляющую социального «прогресса». Для них культурная амнезия становится определением подразумеваемой части исторического повествования, о которой победители обычно забывают, а побежденным никогда не предоставляется ни шанс открыть рот, ни трибуна, с которой они могли бы высказаться. Художники этого раздела исследуют историю в настоящем времени. Живя здесь и сейчас в родном городе или чужой стране, при этом помня о своем происхождении, они словно проецируют в прошлое и в будущее мысли и чувства, личностное видение мира и представления о том, каким он будет.

Культурная амнезия – определяющая характеристика нашего времени. Это не просто стратегия выживания особых культур, теперь она становится необходимым условием для присоединения к основному потоку глобальных процессов, трамплином для саморекламы и инструментом маркетинга. Сейчас, кажется, будто культурная идентичность определяется специфической разновидностью амнезии, а также интеллектуальными построениями и воображаемыми качествами. Хотя культурная амнезия и является обычной для большого количества стран, для многих европейских стран она идентична их способности оставаться европейскими, соответствовать, иметь доступ, функционировать в качестве хотя бы сателлита Европы… С другой же стороны, именно так культуры превращаются во все более сложные листы палимпсеста, где важна не столько чистота каждого слоя, сколько многослойность самой ткани культуры. Представляется, что на данном уровне культурной амнезии чем выше гибридность культуры, тем сложнее и интереснее ее идентичность. Таким образом, подобная амнезия дает некоторым обществам, о которых мы здесь говорим, возможность стереть дурные воспоминания и тормозящий развитие опыт провалов и унижений. В то же время она предоставляет им положение, с которого они могут влиять на текущие политические и культурные процессы, пользуясь новоприобретенным статусом «очищенной» идентичности.

Например, процесс расширения Евросоюза и его нынешние сложные отношения с Россией – балтийские страны, когда-то бывшие частью СССР, в новом положении государств Евросоюза получили возможность диктовать условия России или, по крайней мере, влиять на своего бывшего «хозяина», что бывший «хозяин» не готов признавать или терпеть. А ведь это относится ко всем новым членам Евросоюза, которые раньше входили в советский блок. Забыв о своей истории в XX веке, эти страны оказались способными построить новую идентичность для XXI века. Остатки старой Восточной Европы теперь разделились на уже европейские (после непродолжительного периода существования почти-европейского, полуевропейского или не совсем еще европейского, и т. п.) и не европейские в ближайшем будущем культуры – например, Украина или Беларусь. На другом краю спектра находятся страны бывшей Югославии, которые, хотя и были в прошлом не совсем социалистическими (с точки зрения идеологии советского блока), теперь по большей части рассматриваются как не совсем европейские страны ввиду их неспособности продемонстрировать культурную и политическую амнезию и лучше соответствовать новому европейскому порядку. Здесь я имею в виду Сербию, Албанию, Косово и тому подобные страны. Способность «сыграть» культурную амнезию в этом отношении эквивалентна прохождению испытательного срока на принадлежность к Европе. Неспособность же привлекает внимание Гаагского трибунала и прочих сторожевых псов «правильного пути» к нормализации.

Я решила говорить о художниках из Восточной Европы, чтобы подтвердить еще раз существование неких культурных гетто, не имеющих аналогов в современности. Главной причиной тому послужило то, что в Восточной Европе процессы культурной амнезии более заметны, а новые слои культурного палимпсеста свежее… С другой стороны, большинство культур Восточной Европы официально представляются европейскими не только в смысле своих культурных корней, но и в смысле новоприобретенной современности, развивающейся по пути интеграции в Евросоюз и развития зрелого капитализма. Благодаря этому они странным образом становятся более прогрессивными, по крайней мере, с не европейскими еще странами Восточной Европы вроде Беларуси. Однако проблема состоит в том, что в подобных условиях культурная амнезия ускоряется, местные проблемы и травмы забываются, а гипертекст данных культур записывается строго в соответствии с европейской матрицей. Произведения художников данного раздела представляют собой попытку и возможность проследить недоминантную культурную историю Европы. В то же время размещение в виде примечаний и статус «не победителей, не побежденных» открывает художникам данного раздела путь к обобщениям, к новому созданию мифов, урбанистической визуальной археологии слоев культуры и экспериментам в зоне самоидентичности, и так далее.

Иными словами, художники данного раздела пытаются воссоздать основу палимпсеста через аутентичность опыта получателя истории.

Artists: Artur Zmijewski, Dan Perjovschi, Nedko Solakov, Luchezar Boyadjiev, Carsten Nicolai, Kutlug Ataman, Anri Sala, Biljana Djurdjevic, Aidan Salakhova, Diana Machulina. Николя Буррио

Когда мы определились с названием Второй Московской биеннале, которое представляет набор глобальных тем (геополитика, рынок и амнезия) с ироническим намёком (как будто искусство сегодня действительно не более чем заметки на полях большой книги общества), мне сразу же пришла в голову мысль выстроить раздел экспозиции как ландшафт. Глобальный экономический ландшафт. Точнее – ландшафт капитализма. Никто больше не пользуется словом «капитализм», его заменили одним из множества эвфемизмов, – словом «либерализм», которое мы так любим, – но это термин здесь неуместен. Меня больше интересует капитал, эта проблематичная часть свободного рынка. Ландшафт моего раздела должен быть довольно-таки холодным – эдакие ледяные воды, описанные Карлом Марксом. Что-то вроде «Догвилля», фильма Ларса фон Триера. Разумеется, это отчасти театрально. Но почему плохо ссылаться на театр? Из-за того, что Майкл Фрид писал в 1960-е? Театральность может послужить балансом вездесущей однозначности знаков, которая является визуализацией капитала. Поэтому мне захотелось проблематизировать само понятие Выставки – показать произведения искусства, намеренно избегая самой формы экспонирования или делая её экстремальной настолько, чтобы само это понятие исчезло. Если суммировать, то получится: элементарные знаки и театральная игра. В проекте задействованы художники, «дорабатывающие» логотипы, торговые марки, товары и вывески, художники, описывающие процессы капиталистической экономики, а также художники исследующие её границы.

Список художников выставки (может быть изменен до 1 февраля) Monica Bonvicini, Peter Сoffin, Loris Greaud, Kendell Geers, Jonathan Hernandez, Josephine Meckseper, Flavia Muller Medeiros, Elena Nemkova, Ester Partegas, Bruno Peinado, Daniel Pflumm, Mika Rottenberg, Franck Scurti, Meredyth Sparks, Simon Starling, Superflex (Rasmus Nielsen, Jakob Fenger and Bjørnstjerne Christiansen), Johannes Wohnseifer, Carey Young.

Роза Мартинес и Фулия Эрдемчи

ПОСЛЕ ВСЕГО

“You may say I am a dreamer, but I am not the only one” Imagine, Джон Леннон

Падение СССР, жизнь, которая вращалась вокруг идеи Великой Утопии, отмечает конец Истории. Сегодня мы подошли к границе, где больше нет представления о том, что мы сами можем строить настоящее. Крушение прежней системы Истории стало для нас катастрофическим опытом, поскольку Будущего не существует без Утопии, связывающей прошлое с настоящим, а настоящее с Будущим. Однако, этот конец является и новым откровением, так как развивающаяся поступательно западная история отрицала «сейчас», зажимая его между реконструированным прошлым и предопределенным Будущим. Может быть теперь, когда История подходит к концу, появляется возможность возникновения так называемого «необусловленного» настоящего. Предположим, настоящее освобождается от любых исторических конструкций, любых систем отсчета, привязывающих его к определенной смысловой системе. Сможем ли мы радикальным образом переживать свое настоящее? Как можем мы осмыслить данное переживание? Означает ли оно острейшее желание жить, порождающее гедонистический материализм, или сожаления о том, что мы потеряли утопии, ведущие нас к агонии безнадежности? Ни то, ни другое.

В отсутствие утопических головокружительных высот, в сердце пустоты и несуществования, страстное стремление к технологии и рынку заменило функции утопии, оно открывает будущее в детерменистском ключе. В то время как наука и техника позволили нам сделать частью своей жизни то, что мы не могли даже вообразить пару десятилетий назад, например, рождение звезд, зафиксированное телескопом Хаббл, развитие технологий визуальных систем функционирует как общий знаменатель рыночной экономики. Движущая сила технологии или науки – это уже не стремление к лучшему будущему человечества, а создание новых товаров и торговых марок. Майкрософт стал новым термином будущего.

И наоборот, хотя новые технологии и наука являются неотъемлемой частью рыночной экономики, они оказывают обширное влияние на социальную сферу. Например, Интернет стал использоваться как платформа для дискуссий, как в случае антиглобалистских акций и демонстраций радикалов из числа алжирских эмигрантов третьего поколения в Париже. Кроме того, новые технологии создали для нас уникальные устройства, расширяющие наши способности восприятия и дающие художникам широчайшие возможности для раскрытия преобразованного ими восприятия мира через новые визуальные языки. Однако в рыночной экономике заложено не только создание новых технологий, но и художественное производство. Какова степень воздействия рынка (в том числе спонсорства) на возникновение новых «трендов» в мире искусства? Хотя происхождение искусства и рекламы онтологически различно, так как искусство стремится расшифровывать, а реклама основывается на мистификации, не существует ли взаимосвязь между языками рекламы и произведений искусства? Может ли художник жить вне рыночных условий? Альтернативным способом существования для художника может оказаться жизнь при поддержке общественных и частных институций, различного рода грантов и так далее. Однако в этом случае художнику приходится иметь дело либо с международной политикой, либо с политикой транснациональных корпораций. Нет ли иных путей?

В конце 1960-х – начале 1970-х завершилось господство абстрактного искусства, оказавшего терапевтическое воздействие на послевоенный мир. За этим периодом последовали серии художественных экспериментов и попытки создания искусства иными средствами и методами. Хотя лабораторные условия существования по-прежнему сохранились, дух подобных экспериментов остался в далеком прошлом. Сильнейший приступ амнезии отрезал формы и дискурсы 70-х от их контекста и целей, сделав их пустыми знаками нынешней политической ангажированности и экспериментаторства, а затем превратил в постмодернистские стили. Так называемая свобода, появившаяся в результате этого, напоминает путаный разговор между Чеширским Котом и Алисой о том, куда идти, поскольку единственного пути нет, как и нет единственной истины, в которую можно верить. Какое ощущение кризисной ситуации смогло бы задать направление развитию искусства? Что может побудить к движению в пустоте и несуществовании?

В своем проекте мы решили сблизиться с духом преобразований, через которые проходит Москва. Выставка «После всего» вдохновлена сияющим городом и общей концепцией Второй Московской биеннале «Геополитика, рынок, амнезия. ПРИМЕЧАНИЯ». «После всего» может относиться к множеству вещей: новообразованиям, новой геополитике, Джону Леннону, Берлинской стене, 11 сентября, модернизму и постмодернизму, но мы, разумеется, не собираемся предлагать конец или начало чего бы то ни было. Мы не стремимся к каким-либо обобщающим, всеобщим утверждениям. В мире, в котором кажутся возможными только микроутопии и личные революции, это всего лишь скромная попытка заново вернуться к обсуждению вопроса о том, как двигаться дальше.

Список художников выставки (может быть изменен до 1 февраля) Lida Abdul, Narda Alvarado, Shoja Azari, Sergey Bratkov, Olga Chernysheva, Elmgreen and Dragset, Carmela Gross, Barnaby Hosking, John Kormeling, Uryi Liderman, Ana Mendieta, Gianni Motti, Fusun Onur, El Perro, Sarkis, Taller de Serigrafia, Javier Tellez.

Специальные гости биеннале

В рамках программы «Специальные гости биеннале» будут показаны работы всемирно известных художников. В Москве при поддержке посольств и культурных институций соответствующих стран состоятся персональные выставки: Даррена Алмонда (Darren Almond), Пипилотти Рист (Pipilotti Rist), Джефа Уолла (Jeff Wall), Вали Экспорт (Valie Export), Роберта Уилсона (Robert Wilson), Люка Панкрацци (Luca Pancrazzi), Комара и Меламида, Йоко Оно (Yoko Ono).

Традиция знакомить российскую публику со творчеством звезд современного искусства заложена Первой Московской биеннале. Она доказала исключительную востребованность подобных проектов зрительской и профессиональной аудиторией. Ни один из восьми художников, специальных гостей Биеннале-2007 до сих пор не был представлен в Москве персональной выставкой. Предстоящий масштабный показ их работ в Москве обещает стать настоящей сенсацией.

Даррен Алмонд (Великобритания) – скульптор, автор экспериментальных видео-инсталляций и фотографий, отличающихся символической насыщенностью и эмоциональностью. Работы молодого британца выделяются гипертрофированностью символического и эмоционального потенциала объекта, пространства либо состояния. Через все его творчество, вне зависимости от жанра, будь то скульптура, фотография или видео, красной нитью проходят темы времени и памяти. Московская биеннале и Британский совет представят российскому зрителю наиболее известную работу Элмонда – видео-инсталляцию If I Had You, номинированную в 2000 году на премию Тернера. Это личное и поэтическое произведение Алмонда из 4-х видео-проекций, в котором простыми средствами художнику удается создать пронзительную метафору уходящего времени и неизбежности смерти.

Виталий Комар и Александр Меламид (Россия-США) — одни из самых известных русских художников, как в России, так и на Западе. Творческая биография включает более 60 персональных и около 70 групповых выставок. Художники работают в разных жанрах и техниках: от классической живописи и скульптуры до концептуальных фотографий и инсталляций. В проекте «Выбор Народа» (1994 — 1997), Комар и Меламид, основываясь на результатах социологического опроса, создают любимое и нелюбимое народом живописное полотно, выявляя вкусовые предпочтения населения сначала в Америке и России, а затем во всем мире. Универсальное значение проекту придает его межкультурный характер. Опросы, многократно повторенные, дают возможность сопоставить эстетические идеалы Америки, России, Германии, других стран. Комар и Меламид дают каждому возможность быть услышанным и превратиться в художника.

Лука Панкрацци (Италия) – Итальянские институции выбрали Луку Панкрацци, чья известность на международной художественной сцене непрерывно растет, в качестве представителя итальянского искусства и культуры и как одного из наиболее значительных итальянских художников поколения, рожденного в 1960-е годы. Пипилотти Рист (Швейцария) – классик мирового видеоарта. Псевдоним «Пипилотти» Элизабет Шарлот Рист позаимствовала у Пеппи Длинный чулок, соединив имя героини со своим детским прозвищем Лотти. В работах Рист, как и у ее любимого сказочного персонажа, торжествует безудержная фантазия и наивный детский оптимизм. В своих видео она выступает одновременно в качестве сценариста, режиссера, оператора и, зачатую, – главного персонажа, а поскольку звуковая составляющая, по мнению Рист, — это половина ее фильмов, она сама пишет к ним музыку. В Москве художница представит пространственную видеоинсталляцию на одной из наиболее интригующих и эффектных выставочных площадок Москвы – в руине Государственного Музея архитектуры им. А. В. Щусева.

Роберт Уилсон (США) – крупнейшая фигура в области авангардного театра и самый высокооплачиваемый театральный режиссер нашего времени. Роберт Уилсон принадлежит к тем, кто самым радикальным образом повлиял на развитие театра последней трети ХХ века. Уилсон создал неповторимый художественный мир со своей эстетской, «стерильной» цветовой палитрой. Любое свое произведение – будь то оперный или драматический спектакль, инсталляция или скульптура – Роберт Уилсон превращает в «Театр Художника». Роберт Уилсон имеет более шестидесяти наград и премий, среди которых премии Фонда Гугенхайма, Фонда Рокфеллера, «Золотой лев» на Венецианской биеннале и др., в 1986 г. он был номинирован на Пулитцеровскую премию в области драмы. Работы Уилсона (театральные костюмы, инсталляции, скульптуры) экспонировались в ведущих музеях мира.

Джефф Уолл (Канада) – легендарный фотограф, художественная карьера которого началась еще в 70-е годы. Джефф Уолл принадлежит к числу тех пионеров фотографии, которые своим творчеством ввели ее в пантеон современного искусства. Фирменный знак Уолла – крупноформатный лайтбокс, который изначально, в 1950-е гг., использовался исключительно в рекламной индустрии. Уолл открыл художественный потенциал этой техники и усовершенствовал ее, превратив лайт-бокс в идеальный, эффектный носитель искусно скомпонованных, сюжетных фотоизображений. Совершенство композиции, многочисленные сюжетные отсылки к шедеврам мирового искусства, неоспоримая оригинальность – всё это позволило Уоллу стать крупнейшей величиной в истории художественной фотографии. Закономерно, что в 2007 г. крупнейший музей современного искусства MoMA (Нью-Йорк) проводит в своих стенах ретроспективную выставку художника. Московская биеннале и Канадское посольство в Москве имеют честь, одновременно с нью-йорккой ретроспективой, впервые представить российскому зрителю персональную выставку легендарного фотографа, для которой им самим будет отобрано 15—20 работ.

Вали Экспорт (Австрия) – одна из основоположниц «гендерного искусства» – уже на протяжении тридцати лет входит в число самых влиятельных и провокативных фигур международной художественной сцены. Художественный проект Вали Экспорт фокусируется на двух крупных тематических блоках: это женская идентичность и ее артикуляция в современном социальном контексте и исследование механизмов человеческого восприятия и социальной коммуникации в современном, чрезвычайно технизированном обществе. В рамках Московской биеннале, при поддержке Мэрии города Вены, будет представлена масштабная ретроспективная выставка художницы – более 120 работ, среди которых фотографии, видео, объекты и документация перформансов, начиная с 70-х годов и заканчивая сегодняшним днем.

Специальные проекты биеннале

Программа специальных проектов Второй Московской биеннале ставит перед собой задачу познакомить зрителей с современным искусством России и постсоветского пространства. Она разместится практически на всех традиционных московских выставочных площадках: в Государственной Третьяковской галерее, Московском Музее современного искусства, Государственном Центре современного искусства, Центре современного искусства М’Арс, Московском Центре искусств на Неглинной, выставочном зале «Новый Манеж», выставочном зале фонда культуры «Екатерина», культурном центре «Винзавод», выставочном зале «Проект Фабрика», культурном центре «АртСтрелка», Музее актуального искусства «АРТ4.RU» и в других выставочных залах города.

Список Специальных проектов Второй Московской биеннале:

Art Digital 2006 Руководитель проекта – Наталья Косолапова Куратор — Антонио Джеуза Место проведения — Центр современного искусства M'АРС, Пушкарев пер., 5

Crude Oil Paintings Куратор – Елена Сорокина Место проведения — Московский Музей современного искусства на Петровке, Петровка ул., 25

Katopton Куратор – Наталия Каменецкая Место проведения — Музейный центр РГГУ, Чаянова ул., 15 ЦДХ «Искусство или смерть»

Matter & Memory Куратор – Стас Шурипа Место проведения — Культурный центр ДОМ, Б. Овчинниковский пер., 24, стр. 4

Monuments of our Discontent: Expiration of Place Куратор – Лолита Яблонскене Место проведения — Центр современного искусства «Винзавод», 4-й Сыромятнический пер., 1, стр. 6

Left Pop Куратор – Диана Балдон и Николь Ли Место проведения уточняется

We are your future Кураторы проекта: Итан Коэн и Хуан Пунтес Место проведения уточняется

   «9000 км» Руководитель проекта – Евгений Уманский Организатор — Государственный центр современного искусства, Калининград Место проведения — Московский Музей современного искусства на Петровке, Петровка ул., 25

«Азиопа» Кураторы – Александр Панов и Сергей Хачатуров Место проведения — д. Никола-Ленивец, Калужская область

Никита Алексеев. «54 зимы». Куратор – Юлия Лебедева Место проведения — Музейный центр РГГУ, Чаянова ул., 15

Юрий Альберт. «Выставка» Место проведения — Фонд «Эра», Трубниковский пер., 13, стр.1

Мэтью Барни. Drawing Restraint 9. Показ фильма Координатор — Александр Извеков Место проведения уточняется

Андрей Бартенев «Светомузыка» Куратор — Люба Шакс Место проведения уточняется

Александр Бродский. «Населенный пункт» Куратор – Марат Гельман Место проведения — Государственный Центральный музей современной истории России, Тверская ул., 21А

«Верю» Куратор – Олег Кулик Организатор – Московский музей современного искусства Место проведения — Центр современного искусства «Винзавод», 4-й Сыромятнический пер., 1, стр. 6

Ванг Гуофенг «Пекин. 1959» Куратор: Дарья Камышникова Место проведения — Галерея искусств Зураба Церетели, Пречистенка ул., 19

«Горе от ума» Куратор – Вера Погодина Место проведения — Литературный Музей, Трубниковский пер., 17

Вадим Захаров. «Карамель в Ботаническом саду». Поздний комментарий к статье «Романтический концептуализм» Бориса Гройса Куратор — Тереза Мавика Место проведения — Фонд Современный город, Волхонка ул., 6

«Искусство или смерть» Куратор – Марат Гельман Место проведения — Центральный дом художника, Крымский Вал, 10

История и теория видеоарта в «Сине фантоме» Куратор – Анна Зайцева Место проведения — Клуб «Син ефантом», Фрунзенская наб., 12

Ольга Киселева. «Художник как часть атакующего множества». Видео-показ Место проведения – Государственный центр современного искусства, Зоологическая ул., 13

«Кое-что о власти» Кураторы — Марина Колдобская и Мария Коростелева Организатор – Государственный центр современного искусства, С-Петербург Место проведения — L галерея, Октябрьская ул., 26

«Лебединая песня» Куратор – Антонио Джеуза Место проведения — 5 закусочных в центре Москвы

Юрий Лейдерман. «Вот приходит швейцарский капитэн домой и видит: на столе круглая коробка (геопоэтика-5)». Куратор: Тереза Мавика Место проведения — Московский музей современного искусства в Ермолаевской переулке, Ермолаевский пер., 17

Пьер и Жиль Куратор – Ольга Свиблова Место проведения — Манеж, Манежная пл., 1

Александр Пономарев. «В саду у волчих стай» Место проведения — Москва- река

Пэм Скелтон «Сожженные стихи» Куратор – Елена Зайцева Место проведения — Проект Фабрика, Переведеновский пер., 18

«РодДом» Куратор Юрий Авваккумов Место проведения — Выставочный зал МАРХИ, Рождественка ул., 11

«Соцарт» Куратор – Андрей Ерофеев, Крымский Вал, 10 Место проведения — Государственная Третьяковская галерея на Крымском Валу

«Свидетели невозможного» Кураторы – Юля Аксенова, Лена Краснянская Место проведения — Московский центр искусств, ул.Неглинная, 14

Выставка из коллекции Владимира Семенихина Фонд культуры «Екатерина», Кузнецкий Мост ул., 21/5, стр. 1

«То, что мы слышим, то, что смотрит на нас. Визуальная Акустика» Куратор – Виталий Пацюков Место проведения – Государственный центр современного искусства. Мансарда, Зоологическая ул., 13

«Урбанистический формализм» Куратор — Женя Кикодзе Организатор — Фонд «Современный город» Место проведения — Московский музей современного искусства в Ермолаевской переулке, Ермолаевский пер., 17

Через «картину» Куратор – Марина Гончаренко Место проведения уточняется

Контактная информация: Анна Свергун Телефон: +7(495)2097498 Факс: +7(495)2003463 Моб. телефон: +79166094115 e-mail: press@moscowbiennale.ru, svergun@inbox.ru

 
Вторая Московская биеннале современного искусства
Вторая Московская биеннале современного искусства
Вторая Московская биеннале современного искусства
Вторая Московская биеннале современного искусства
Вторая Московская биеннале современного искусства
Вторая Московская биеннале современного искусства
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года