Алексей Тизенгаузен: «Самое важное – найти качество»

Алексей Тизенгаузен, старший вице-президент, глава отдела русского искусства Christie’s

14 и 15 октября в Москве в доме Черткова на Мясницкой прошла предаукционная выставка аукционного дома Christie’s. Вниманию российских коллекционеров были предложены произведения искусства, которые будут представлены на ближайших торгах Christie’s.
Алексей Тизенгаузен, старший вице-президент, глава отдела русского искусства Christie’s, ответил на вопросы Инны Пуликовой (журнал «Русское искусство»)

Инна Пуликова:
– Предаукционные показы прежде всего должны способствовать успеху аукционов, формат и масштаб такого рода мероприятий достаточно хорошо отработаны. В один из прошлых предаукционных показов Вы привозили одну работу Пикассо, и это мероприятие имело большой резонанс. Почему в последнее время предаукционные мероприятия Christie’s превращаются в настоящие масштабные выставки?

Алексей Тизенгаузен:
– Я работаю в Christie’s почти 25 лет и могу подтвердить, что такие выставки были всегда. 15 лет назад мы продали «Подсолнухи» Ван Гога, и у нас были те же самые выставки, я помню, как мы представляли работу в Нью-Йорке, Женеве и т.д. У нас всегда была политика – показывать потенциальным клиентам во всем мире те важные работы, которые мы собираемся продать.

Правда, 15 лет тому назад у нас не было русских покупателей на рынке, но теперь они есть. Почему не привезти важные работы в Россию? Наш бизнес, конечно, продавать искусство, и продавать за хорошие деньги. У нас есть возможность показать не только русское искусство, но и современное искусство, работы старых мастеров – замечательные работы. Но в тоже время показать и наши возможности, наш энтузиазм.

Инна Пуликова:
– Получается, что аукционный дом Christie’s проводит не только торги, но и выставки, то есть функционирует и как своего рода музей. В любом случае, этот «музей» демонстрирует богатую выставочную программу.

Алексей Тизенгаузен:
– Когда мы делаем каталог, меня постоянно спрашивают: «А что тебе нравится в каталоге?» Я могу привести несколько примеров из каждого каталога. Получается, что мы делаем свою собственную коллекцию, но с одной разницей: мы знаем, что через два-три месяца мы будем ее продавать. Но это наша коллекция… По поводу слова «музей»… Да, это бизнес, но у нас каждый год, каждый месяц, каждую неделю – собственный музей. Почему бы не показать наш собственный музей?

Если люди могут зайти в музей в Китае, в Лондоне, почему бы не прийти к нам в этот музей здесь, в России? Я считаю, что это нужно делать. Я думаю, что так лучше, чем просто посылать каталоги и изображения картин по электронной почте. Для коллекционера важно видеть вещь, которую он покупает. Вспомните ситуацию с покупкой товаров через каталоги, через Интернет. Трудно купить ботинки или машину через Интернет – вам же важно попробовать, удобны ли ботинки, какова машина в управлении? С нашими выставками – то же самое, я не вижу большой разницы.

Инна Пуликова:
– Алексей, будут ли в мировой выставочной программе Christie’s участвовать работы русских авторов?

Алексей Тизенгаузен:
– Мы каждый год проводим выставки в Париже, у нас бывают выставки в Швейцарии, два-три раза были выставки в Гонконге, где мы показывали произведения русского искусства. Повсюду… Несколько лет назад, когда мы начали проводить такие выставки, мы приезжали в Москву только с русскими вещами, а в этот раз привезли только полотна Натальи Гончаровой, Владимира Баранова-Россине и поистине уникальную супницу, выполненную по заказу императрицы Екатерины II, а кроме этого – Каналетто, Моне, Ренуара, Кандинского, Бэкона… Теперь мы видим, что в Москве, в России есть интерес не только к русскому искусству. Значит, нужно привезти другие вещи, показать все направления нашей деятельности. Я сам с интересом смотрю, чем занимаются мои коллеги из других отделов Christie’s, и что они выбирают для подобных показов.

Инна Пуликова:
– Насколько находит отклик у русского покупателя предложение работ западных мастеров – импрессионистов, старых мастеров, современного искусства? То есть, можно ли отметить какие-то изменения вектора вкуса покупателей?

Алексей Тизенгаузен:
– Если вы – коллекционер, то сами знаете и решаете, что вы хотите собирать и что покупать. Мы показываем коллекционерам примеры того, что мы делаем, что можем предложить. Как я уже отметил ранее, спрос у русских покупателей становится все более разнообразным: от русского искусства до полотен современных художников, импрессионистов, старых мастеров. Что же касается конкретно русского искусства, то для наших покупателей мы делаем специальные каталоги, благодаря которым они могу познакомиться с теми лотами, которые выставляются на торги. Я нахожу эти вещи, описываю, формирую каталог, а потом я жду отклика, интереса коллекционеров, результата.

Я считаю, что самое главное – иметь хорошие контакты с коллекционерами. Если вы всегда помогаете коллекционеру строить коллекцию, он (коллекционер) всегда к вам возвращается.

Инна Пуликова:
– Но у русских покупателей по-прежнему на первом месте русское классическое искусство?

Алексей Тизенгаузен:
– И да и нет. Вы знаете, русский рынок очень сложный, вы никогда не знаете, в какую сторону он будет двигаться. Я этим занимаюсь в русском отделе Christie’s последние 25 лет. Вы никогда не знаете заранее, что вызовет наибольший интерес. Несколько лет тому назад был большой интерес к Айвазовскому, а я еще помню аукцион, где никто Айвазовского не покупал. Но после этого рынок проснулся. Кто собирал Гончарову десять лет назад? Кто?

Я еще помню, как 20 лет назад мы с трудом продавали работу Левицкого за 6000 фунтов, Сомова за 6000 фунтов. И вот мы продаем вариант той же самой картины из той же коллекции. Ее продали два года назад за 500 тысяч фунтов. Знал ли я до аукциона, что результат будет 500 тысяч фунтов? Нет! Я считал, что оптимальная цена – 100-150 тысяч. Что очень интересно для меня: вы можете предполагать, сколько может стоить работа, но вы никогда не знаете наверняка, сколько она будет стоить в итоге, потому что не вы ее покупаете.

Инна Пуликова:
– Да, очень многие факторы могут повлиять на выбор коллекционера и на конечную цену.

Алексей Тизенгаузен:
– Когда мы нашли коллекцию работ Сомова, то цены были очень высокие, все говорили: «О-о-о! Русские покупают за безумные деньги, они не знают, что покупать!» Было даже трудно объяснить другим коллекционерам-иностранцам, почему Сомов стоит таких денег. Его не знали, и это не моя вина, если европейцы его не знают. А Сомов – хороший художник. Посмотрите, сколько его работ в Третьяковке, сколько в Русском музее…

Если вам кто-то скажет: «Найдите мне ту же самую картину» (Сомова), – то я не знаю, где ее найти, потому что, возвращаясь к русскому рынку, значительных работ все меньше и меньше на рынке, они по большей части – в музеях. Вот почему работы имеют такую высокую цену. И если вы серьезный коллекционер, то лучше заплатите большие деньги сейчас, поскольку через 5-6 лет вы вообще ничего не найдете. Коллекционеры это хорошо понимают.

Инна Пуликова:
– Вопрос про финансовый кризис и про рынок искусства. Ваши впечатления: что происходит, какие движения, настроения, как кризис может отразиться на рынке?

Алексей Тизенгаузен:
– Кризис отражается на всех – на вас, на мне, на коллекционерах. Но вот какой пример: если я коллекционер и нахожу прекрасную вещь, которую искал последние 5-10 лет, и вещь эта стоит нормальные деньги, если я уверен, что это уникальная, важная вещь, то кризис или не кризис, я думаю, что вернусь домой и скажу жене: «Купил!» А почему? Потому что я не уверен, смогу ли найти эту вещь через 10 лет.

Инна Пуликова:
– То есть существуют коллекционеры, для которых настолько важно пополнение своей коллекции, поиск новых вещей, что кризис может, конечно, оказать влияние на их активность, но…

Алексей Тизенгаузен:
– Кризис, конечно, оказывает влияние… Но в то же время, если у вас есть хорошие вещи, у вас всегда будут покупатели. Человек, который хочет пополнить коллекцию, всегда будет покупать новое и всегда будет стараться найти на это средства. Никто не знает до сих пор, как рынок двигается, мы следим за рынком, но я не вижу, например, как русский рынок может провалиться. Самое важное – найти качество. Если всегда держаться такой линии, то аукционы будут успешны.

Инна Пуликова:
– Ваш ответ и Ваше мнение обнадеживают, что есть определенная категория покупателей, которые будут покупать всегда, если им предлагать качественные вещи. Возможна некоторая коррекция рынка по работам, которые, скажем так, не очень качественные, но более раскрученные, переоцененные.

Алексей Тизенгаузен:
– Я так скажу: самое интересное в этом рынке – это доверие и энтузиазм.

Инна Пуликова:
– Я понимаю, что успешнее продается та вещь, которую продавец «любит», про которую знает, что это хорошая, достойная вещь.

Алексей Тизенгаузен:
– Как я уже сказал, мы продаем собственную большую коллекцию, которую собирали с большим трудом. Чтобы были хорошие продажи, должны быть хорошие вещи.

Инна Пуликова:
– Недавно появилась информация, что аукционный дом Phillips de Pury был куплен российской компанией. Можете ли Вы прокомментировать это событие? Что эта сделка может дать аукционному дому и что – российской компании?

Алексей Тизенгаузен:
– Эта сделка, наверное, дает солидную, серьезную базу для Phillips de Pury и для Mercury – свой аукцион. Я уверен, что Mercury – очень серьезная компания, что у нее хорошие контакты с русскими коллекционерами, они (Mercury) представляют известные бренды… Да, я думаю, эта сделка даст неплохие возможности для обеих сторон.

Инна Пуликова:
– Благодарю Вас за интервью.

 
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года