«За веру, князя и отечество»

Великий живописец В.Д. Поленов был еще и архитектором, и педагогом, и театральным деятелем, и композитором, и – «воином с палитрой в руке». Военное дело было семейным, наследственным. Оба деда – А.В. Воейков и В.А. Поленов – принимали участие в Отечественной войне 1812 года. Одним из первых среди художников Поленов оказался добровольцем в действующей армии во время Балканской войны.

160 лет со дня рождения художника не заслонили красоты его искусства, а только подтвердили суждение А.А. Блока о том, что гений излучает свет на неизмеримые расстояния. Василий Дмитриевич Поленов вошел в историю русской живописи как мастер сложных, многогранных, иногда противоречивых, но всегда прекрасных произведений. Сверкающие краски картин художника воспринимаются как живописное откровение.

Будучи замечательным пейзажистом, Поленов развил в русском искусстве системы пленэрной живописи, создал произведения, полные поэзии и лиризма, красоты и правдивости, свежести колористических решений. Картины «Московский дворик», «Бабушкин сад», «Заросший пруд», «Христос и грешница» принесли художнику признание. Они не просто широко известны и популярны, но стали своего рода знаковыми для отечественного изобразительного искусства.

Поленов был разносторонне одаренным и широко образованным человеком. Учился параллельно в Петербургском университете и Академии художеств. В 1871 году получил диплом юриста и большую золотую медаль в Академии, которая дала право на шестилетнюю заграничную командировку. Уже через четыре года Василий Дмитриевич возвращается в Россию, так как, по его собственному выражению, «за границей же оставаться теперь не только незачем, но даже и вредно, я в этом твердо убедился»1, и чтобы обрести ту индивидуальность в своем творчестве, необходимость которой он остро ощущал. Поселиться в Москве сразу же по возвращении из-за границы Поленову не удалось. Началась сербско-турецкая война, и, подобно многим, Поленов, убежденный, что помощь Балканам «есть дело чести и добра», собственным примером подтвердил мнение П.М. Третьякова, что «Россия ведет себя в отношении славян вовсе не позорно <…> Как-то приятно принадлежать в настоящее время к русскому народу»2. Волна энтузиазма, охватившая русское общество с началом борьбы сербов за освобождение от турецкого ига, увлекла и Поленова.

Среди художников он одним из первых оказался добровольцем в действующей армии в Сербии. «Высокое чувство уважения охватило меня, когда пароход входил в устье Саввы в виду Белграда. Как ни говори, а он первый возымел дерзость подняться не только словом, но и делом на защиту братьев, угнетенных дикой азиатской ордой, в нем впервые раздался голос, зовущий на действительную помощь людям, изнывающим в неволе, позоре и страданиях…» – пишет Поленов в сентябре 1876 года в своем дневнике3. С наблюдательностью художника Василий Дмитриевич подробно описывал свои впечатления по пути от Белграда до ставки генерала М.Г. Черняева, принявшего на себя командование всеми объединенными войсками. О командующем Поленов отзывается так: «Он произвел на меня хорошее впечатление – некрасив, но необыкновенно симпатичен. Что-то внимательное и доброе светится в его глазах. Вас охватывает какая-то теплота и безотчетное доверие к этому человеку, вы для него готовы идти в огонь и воду»4.

От взгляда художника не укрывалась ни одна деталь. Поленов восхищался храбростью и великим трудолюбием многих русских добровольцев. «Доктор Склифосовский возвращается из Черногории и осматривает русские госпитали в Сербии; рассказывает чудеса храбрости про черногорцев»5. Ближе к фронту все чаще встречались караваны беженцев, на подводах везли свой немудреный скарб, рядом бежали женщины и дети. Поленов писал: «Рассказывают про подвиги русских офицеров, что их ранят только в грудь… По отзывам сербов – русские офицеры куда как храбрее и добрее наших»6.

В октябре Поленов уже служил в отряде полковника Андреева – начальника летучего передового отряда. Многие русские добровольцы, сражаясь плечом к плечу с сербами, совершали героические поступки, за которые получали сербскую медаль «За храбрость»7. За участие в кавалерийской атаке 3 ноября 1876 года черногорский воевода Маш Врбица награждает этой серебряной медалью русского художника Поленова. В настоящее время она вместе с кавалерийской саблей хранится в музее. Принимал художник участие и в боевых действиях под Крушевацем, за что был 12 ноября награжден сербским золотым орденом Таковский крест8 с надписью «За веру, князя и отечество». 15 ноября полковник Андреев выдал Поленову свидетельство о храбрости за участие в боях 7, 8, 9 октября. Очень волновался за своего друга И.Е. Репин: «Мои опасения сбылись, он человек храбрый и забрался в очень опасный пункт, долго ли до греха». В письме к сестре художника, Е.Д. Поленовой, Илья Ефимович просил принять «всякие всевозможные меры», «если Вашего влияния недостаточно, то употребите родительские, чтобы уберечь его от беды»9.

Сербско-турецкая война переросла в русско-турецкую. В ноябре 1876 года Поленов вернулся в Петербург. С октября 1877 по февраль 1878 года он в качестве художника состоял при штабе наследника Александра Александровича (будущего императора Александра III) на болгарском фронте русско-турецкой войны, в Рущукском отряде. Не только военные впечатления, но свои чувства к сербскому и черногорскому народам воплотил Поленов в многочисленных рисунках и живописных этюдах, которые он писал на небольших дощечках размером 18х10 см. Рисунки художника в течение 1876–1878 годов публиковались в журнале «Пчела», там же были опубликованы его дневниковые записи «От Киева до Делиграда» с живым описанием событий, участником которых был Поленов. Живописные этюды послужили созданию многих картин, две из которых – «Мусульманское кладбище в Болгарии» (1878) и «Ущелье близ Брéстовца в Болгарии» (1878) – находятся в музее-заповеднике «Поленово».

«Вы спрашиваете, нашел ли я сюжеты для картин, – писал Поленов М.Н. Климентовой. – И да, и нет. Сюжеты мирные, т. е. бивуаки, стоянки, передвижения, иногда очень живописны, но мало рисуют войну, сюжеты же человеческого изуродования и смерти слишком сильны в натуре, чтобы быть передаваемы на полотне, по крайней мере, я чувствую еще в себе какой-то недочет, не выходит у меня того, что есть в действительности, там оно так ужасно и так просто…»10

Сегодня неизвестно, сколько эскизов и акварелей из Сербии и Черногории послал Поленов в редакцию журнала «Пчела» и сколько привез с собой в Россию. В 1925 году, за два года до своей смерти, он подарил Третьяковской галерее около 30 работ с мотивами Сербии и Черногории. В 2003 году музей-заповедник получил в дар уникальный экспонат – сербский и болгарский альбомы с путевыми зарисовками В.Д. Поленова 1876–1877 годов. По ним можно составить не только общее представление о походной жизни, но и найти множество интересных своей документальностью убедительных подробностей, ведь произведения были созданы непосредственным участником военных действий.

Поленов часто трактовал события русско-турецкой войны как жанровые или жанрово-пейзажные, в картинах царили покой и умиротворение. Объясняется это не только тем, что художник уже нашел свой путь пейзажиста. Но и тем, что, сочувствуя целям освободительной войны, он был убежден: на холстах должно писать только то, что помогает человеку стать выше, чище и лучше. А война представала перед Поленовым прежде всего не картинами героических сражений и побед, а тысячами смертей, бессмысленностью уничтожения человеческих жизней. Как художник, он не чувствовал в себе сил передать в искусстве жестокость. В поленовских зарисовках и этюдах – красота и величавость болгарской природы. Но душа покоя не находила и он писал: «Бедное человечество! Когда-то ты перестанешь страдать? Или никогда? Сколько слез проливалось и проливается ежечасно, и все мало, и все требуется еще и еще»11.

«Мне кажется, что искусство должно давать счастье и радость, иначе оно ничего не стоит. В жизни так много тяжелого, так много пошлости и грязи, что если с картин нас будет сплошь обдавать ужасами да злодействами, жить станет почти невозможно»12. Именно в этих словах заключен творческий принцип мастера, который он пронес через всю жизнь.

Примечания
1
Сахарова Е.В. Хроника жизни художников. Василий Поленов. Елена Поленова. М., 1964. С. 206.
2 Боткина А.П. Павел Михайлович Третьяков в жизни и искусстве. М., 1951. С. 148.
3 Сахарова Е.В. Указ. соч.: Дневник В.Д. Поленова. От Киева до Делиграда. С. 214.
4 Там же. С. 221.
Черняев Михаил Григорьевич (1828–1898), генерал. Во время герцеговинского восстания 1876 года был приглашен князем Милоном I Сербским руководить военными действиями против турок.
5 Там же. С. 217.
6 Там же. С. 218.
7 Сербская медаль «За храброст» (без мягкого знака). 1876 г. Эта медаль с надписью «За храброст» имеет непосредственную связь с Россией, так как на стороне сербов в войне с Турцией в 1876 году участвовало более пяти тысяч русских добровольцев. Аверс: по кругу медали, снизу вверх, в виде полувенка изображены лавровая и дубовая ветви, нижние концы которых в перевязи прикрыты боевым национальным щитом; в середине медали, между ветвями, надпись в две строки: «За храброст» и ниже указан год – «1876». Реверс: во все поле медали прямая, горизонтальная надпись в три строки на сербском языке: «Милан = М. Обренович IV = кназ Српски» и ниже концовка в виде фигурной черты.
8 Таковский крест (орден Такова) с надписью «За веру, князя и отечество» – сербский золотой орден. Этой наградой, учрежденной королем Сербии в 1915 году, чаще всего награждали русских офицеров-добровольцев, воевавших за свободу Сербии.
9 Сахарова Е.В. Указ соч. С. 225.
10 Там же. С. 259.
11 Там же. С. 261.
12 Там же. С. 262.

 
Музей-заповедник В.Д. Поленова. Большой дом и Аббатство. Фотография П.Л. Булыгина. 2005
Музей-заповедник В.Д. Поленова. Большой дом и Аббатство. Фотография П.Л. Булыгина. 2005
В.Д. Поленов на этюдах в Болгарии. Фотография. 1878. Музей-заповедник В.Д. Поленова
В.Д. Поленов на этюдах в Болгарии. Фотография. 1878. Музей-заповедник В.Д. Поленова
В.Д. Поленов. Парачин. Соборная площадь. Б., карандаш. 8,5х14,4. Музей-заповедник В.Д. Поленова. Публикуется впервые
В.Д. Поленов. Парачин. Соборная площадь. Б., карандаш. 8,5х14,4. Музей-заповедник В.Д. Поленова. Публикуется впервые
В.Д. Поленов. Военные на привале. Б., карандаш. 8,5х14,4. Музей-заповедник В.Д. Поленова. Публикуется впервые
В.Д. Поленов. Военные на привале. Б., карандаш. 8,5х14,4. Музей-заповедник В.Д. Поленова. Публикуется впервые
Таковский крест. Награда В.Д. Поленова
Таковский крест. Награда В.Д. Поленова
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года