Костаки — собиратель древнерусского искусства

Георгий Дионисиевич Костаки широко известен как крупнейший коллекционер русского авангарда. Но далеко не все знают, что Костаки собирал и древние иконы, за что взялся относительно поздно, уже имея коллекцию авангарда.

Покидая навсегда Москву в 1977 году, Костаки передал более 50-ти произведений древнерусского искусства из своего собрания в дар Музею имени Андрея Рублева.

По словам самого Костаки, между иконописью и авангардом «на первый взгляд такими разными искусствами существует тесная взаимосвязь». Близко соприкоснувшись с русской иконой, я начал открывать в ней элементы супрематизма, абстрактной живописи, всякого рода символы. Я помню, в Третьяковской галерее в реставрационных мастерских долго всматривался в иконы XIV века с изображением святых. Их одеяния были написаны в лучистой манере, подобной ларионовским работам. Можно было впрямь выпилить эти места и повесить их как произведения Михаила Ларионова! Высокого класса русские иконы XV-XVII веков написаны обычно локальными яркими цветами, очень близкими именно к тем, которые характерны для картин авангардистов. Мне удалось собрать большую коллекцию икон: у меня хранились примерно полторы сотни досок, писанных с XV по XVII век» (1).

Собрание икон, в основном образов небольшого размера, размещалось в московской квартире Костаки укромно, в небольшой комнате сына, плотно покрывая стены. Она сразу поражала своей соразмерностью домашнему интерьеру, своей уютностью, что редко можно наблюдать в размещенных в квартирах коллекциях икон, крупных по размеру и предназначенных для церковного интерьера.

Впечатление от собрания Костаки в первую очередь определяли несколько келейных икон Богоматери и Христа (подобные в старину всегда присутствовали в доме), а также трогательность и наивность входивших в коллекцию образов провинциального письма, близких народной эстетике. Здесь же находились вставленные в стекла, профессионально натянутые на твердую основу произведения древнерусского шитья. Большой живописный крест с золотой резьбой был эффектно помещен на пустой белой стене в спальне матери. Живопись всех икон была раскрыта и ухожена, что также не часто встретишь в личной коллекции, которые обычно содержат и «черные доски» (т.е. иконы под потемневшей спёкшейся олифой), и неблагополучные по своему состоянию памятники с нарушением красочного слоя. При всем радушии хозяина далеко не все его многочисленные гости знакомились с древнерусской коллекцией: для этого необходимо было проявить заинтересованность и понимание иконы.

Коллекция явно была собрана Костаки по старым, начала XX века, личным собраниям, в основном, видимо, московским. Об этом свидетельствует реставрация икон в стиле старообрядческих «поновлений». Во многом от прежних владельцев пришли к Костаки и датировки произведений. Например, столь ценившаяся коллекционером за свою древность икона «Покрова», которая была приобретена им как произведение XIV cтолетия, является, как показало исследование, типичным образцом письма ростовской провинции XVI века.

Среди наиболее древних произведений коллекции — небольшая по размеру новгородская икона «Чудо Георгия о змие» первой половины XVI века. С Новгородом же связаны образ 60-х гг. XVI в. на сюжет песнопения «О тебе радуется...» и «Никита и Иоанн Новгородские». Последний, вероятно, является одной из «раздаточных» икон (т.е. предназначенной для раздачи паломникам) новгородского собора св. Софии. Живопись Москвы, являвшейся в XVI-XVII веках ведущим художественным центром, представлена в коллекции богородичной иконой грозненского времени — трехфигурным домашним Деисусом конца XVI века, а также столь ценимыми среди коллекционеров начала XX столетия произведениями изощренного письма, созданными в строгановской мастерской: «Четырехдесятница и Пятидесятница с праздниками» и «Чудо Георгия о змие с клеймами жития». К сожалению, миниатюрная живопись последних плохо сохранилась и частично переписана старообрядцами. Отличаются своим высоким художественным уровнем входившие в коллекцию Костаки иконы XVI века из среднерусских городов, таких, как Тверь («Рождество Христово») и Ростов («Никола Чудотворец», «Богоматерь Умиление», двустороння икона- таблетка «Благовещение — Обретение главы Иоанна Предтечи»). Икона-таблетка является частью комплекта храмовых аналойных икон, которые дошли до наших дней лишь в отдельных экземплярах. Наиболее широко были представлены в собрании Георгия Дионисиевича иконы северных провинций XVI-XVII вв., искусство которых в настоящее время интенсивно изучается. Большой интерес в коллекции Костаки вызывают произведения греческих и южнославянских мастеров: критская икона «Христос Вседержитель» (сер. XVI в.), икона апостолов из Северной Греции и упомянутый резной крест с живописью сербской работы (конец XVI в.). Иконы с Крита весьма ценились коллекционерами начала прошлого столетия и, как правило, приобретались ими во время поездок по Италии и островам греческого архипелага. В коллекцию также вошли фрагменты настенной живописи, которые после проведенной музеем реставрации были определены как части стенописи церкви Спаса на Нередице (1199), разрушенной в годы Великой Отечественной войны. Особую историю в коллекции имеет комплект церковного шитья: два покровца и плащаница, предназначенные для Литургии. Комплект можно датировать последней третью XVII века и связать по исполнению со светлицами Ярославля.

Подобные предметы для личной коллекции уникальны. Возможно, они попали в семью Костаки в 20-е годы, когда в Москве разорялись и громились церкви.
Отец Георгия Дионисовича, человек глубоко верующий, собрал тогда в ризницах разгромленных храмов много церковных облачений и литургической утвари, которые долгие годы тайно хранилась в подвалах греческого посольства, а затем были переправлены в Грецию на остров Закинфос, откуда семья была родом, и переданы в дар церкви св. Дионисия. В настоящее время сокровища из Москвы выставлены в помещении при этой церкви как вклад семьи Костаки (2).
Другой замечательный памятник шитья — небольшой образ Спасителя московской работы раннего XVI века — остался в семье Костаки. Как объяснял мне Георгий Дионисиевич, он не мог расстаться с образом и передать его музею (на что неоднакратно усиленно намекали рублёвцы), так как это был его подарок жене, сделанный в молодые годы.

Древнерусская коллекция, собранная Г.Д. Костаки, является неким художественным целым, отразившим личные вкусы и пристрастия собирателя, что было в традициях именно русского коллекционирования (3).
Отношения Костаки с Музеем имени Андрея Рублева, завершившиеся передачей в дар Музею своей коллекции, имели длительную историю. В 1972 году собиратель охотно предоставил на выставку музея «Балканская живопись и ее традиции на Руси» несколько греческих икон, в 1974-м ряд принадлежавших ему русских икон участвовали в первой в Москве музейной выставке произведений из частных коллекций «Новые открытия». Музей в свою очередь обеспечил консервацию живописи участвовавших в выставке памятников, его сотрудники уточнили атрибуцию и датировку отдельных произведений коллекции. Хозяин всегда был рад гостям из Рублевского музея, на столе появлялся португальский порто и английское черри-брэнди, а также невиданные закуски, которые быстро поглощались голодными музейщиками. Костаки заинтересованно выспрашивал мнение о памятниках своего собрания. Всегда поражала его скромность; он не решался сам выносить суждения и оценки, хотя все произведения своей коллекции были лично им высмотрены и отобраны. Истинный талант и умение самостоятельно, на основе своего вкуса, знаний и особого знаточеского чутья выбрать, как правило, безошибочно, произведение искусства для приобретения – вот что отличает Георгия Дионисовича Костаки, как теперь понимаешь, от многих современных коллекционеров. Последние нередко собирают произведения искусства, руководствуясь не своей интуицией и суждениями, а купленными знаниями специалистов, вкладывая в коллекцию деньги, но не труд своей души.

Примечания

1 Костаки Г. Мой авангард. Воспоминания коллекционера. М., 1993.
2 Костаки Г. Указанное сочинение. С. 35-36.
3 В настоящее время коллекция даров в Музей им. Андрея Рублева издана. См.: Дары Музею имени Андрея Рублева. 1957-2003. М., 2003.

 
«Христос Вседержитель». Первая половина XVI в. Крит. Из коллекции Г.Д. Костаки. Дар музею имени Андрея Рублева.
«Христос Вседержитель». Первая половина XVI в. Крит. Из коллекции Г.Д. Костаки. Дар музею имени Андрея Рублева.
Деисус. Конец XVI – начало XVII в. Москва. Из коллекции Г.Д. Костаки. Дар музею имени Андрея Рублева.
Деисус. Конец XVI – начало XVII в. Москва. Из коллекции Г.Д. Костаки. Дар музею имени Андрея Рублева.
Чудо Георгий о змие. Первая половина XVI в. Новгород. Из коллекции Г.Д. Костаки. Дар музею имени Андрея Рублева.
Чудо Георгий о змие. Первая половина XVI в. Новгород. Из коллекции Г.Д. Костаки. Дар музею имени Андрея Рублева.
Покровец. Се Агнец. Последняя треть XVII в. Ярославль. Из коллекции Г.Д. Костаки. Дар музею имени Андрея Рублева.
Покровец. Се Агнец. Последняя треть XVII в. Ярославль. Из коллекции Г.Д. Костаки. Дар музею имени Андрея Рублева.
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года