Вклад императрицы Екатерины II в развитие русского медальерного искусства

Медаль на вступление Екатерины II на престол. Медальер И.Г. Вехтер. 1767. Музеи Московского Кремля

Наследие Екатерины II в области медальерного искусства, тесно связанное с занятиями императрицы русской историей, составляет неотъемлемую часть отечественной культуры. Вместе с тем в научной литературе оно не получило должного освещения и малоизвестно широкому кругу читателей (1).

В России второй половины XVIII века медаль становится наглядным средством демонстрации успехов и побед России, проводником государственной идеологии. Годы правления Екатерины II уникальны в плане отражения в медальерном искусстве ее внутренней и внешней политики, создания серий медалей по интерпретации истории России.

Первая же медаль, связанная с правлением Екатерины II, – коронационная. Она дала повод императрице задуматься о важной роли медальерного искусства в формировании официальной идеологии ее правления. Не случайно в ее царствование были созданы две коронационные медали. Первая была спешно изготовлена в 1762 году и не отвечала полностью требованиям и замыслам императрицы. Поэтому в 1767 году И.Г. Вехтером была создана вторая коронационная медаль с изображением Екатерины II в образе Минервы.

Вступление Екатерины в 1762 году на престол сопровождалось пышными коронационными торжествами в Москве. Грандиозный маскарад «Торжествующая Минерва» был призван провозгласить, что в России наступает век Минервы – век правосудия, расцвета наук, искусства, мудрости. Эта же идея была положена в основу медали в память восшествия Екатерины II на престол: на лицевой стороне изображение императрицы в доспехах и шлеме, увенчанном атрибутом богини мудрости – совой, на оборотной – изображение сидящей императрицы в коронационном платье. Перед ней коленопреклоненное аллегорическое изображение России в образе женщины, поддерживаемой святым Георгием и подносящей на подушке корону и скипетр. Ангел на заднем плане указывает правой рукой на небо, где Провидение в образе женщины, сидя на облаке, указывает на императрицу. Надпись сверху «СЕ СПАСЕНИЕ ТВОЕ», в обрезе: «ИЮНЯ 28 ДНЯ 1762 ГОДУ».

Не вызывает сомнения, что эта медаль создавалась при непосредственном участии Екатерины II. Языком аллегорий и символов провозглашается наступление эпохи просвещенного абсолютизма и, самое главное, утверждается идея о спасении России после дворцового переворота 1762 года, в результате которого Екатерина II пришла к власти. Коронационная медаль демонстрирует умение ее создателей через надписи и систему аллегорических образов выразить важнейшие идеи времени. К тому же медаль можно было многократно воспроизвести, а большой тираж открывал возможность ее широкого распространения в России и за рубежом. Не случайно золотые и серебряные экземпляры этой медали были вставлены в крышки табакерок и преподнесены затем главным участникам переворота 1762 года. Очень часто Екатерина II использовала эту медаль и в качестве дипломатического дара.

Важнейшими идеологическими мероприятиями Екатерины в медальерном деле был выпуск портретной серии медалей русских князей и царей, основание Медальных комитетов и создание исторической серии медалей на события древней русской истории.

Появление портретной серии медалей было связано с интересом императрицы к отечественной истории и медальерному искусству. При ней в 1768–1774 годах была создана серия из 58 круглых медалей русских князей и царей. Основой для ее создания стал «Краткий Российский летописец» М.В. Ломоносова и серия портретов русских князей и царей, вырезанных И. Доршем на зеленой яшме (2). На лицевой стороне каждой медали помещен погрудный портрет князя или царя с круговой надписью, содержащей его имя и титул. На оборотной стороне расположена надпись из «Краткого Российского летописца» с указанием, каким образом был унаследован великокняжеский или царский престол и перечислением основных событий и достижений правителя. Например, медаль «Ольга Святая»: Надпись по окружности: «ВЕЛ[ИКАЯ] КН[ЯГИНЯ] ОЛЬГА СВЯТАЯ СУПРУГА ИГОРЕВА»; на обороте: «В малолетство сына своего Святослава владела Россиею, нач. княжить 945 г. в Цареграде приняла Христиан. Греч. веру. Вл[адела] 19 жила близ 80 л[ет]».

В целом портретная серия медалей представляла собой своеобразное наглядное пособие и демонстрировала основную идею сочинения М.В. Ломоносова о преимуществах для России самодержавного правления, в котором он видел залог «блаженства» и «благосостояния» Отечества. В последующем этот тезис, поддержанный Екатериной II, занял центральное место в русской официальной историографии и получил дальнейшее развитие в исторической серии медалей (3).

Следующим важнейшим мероприятием в развитии медальерного искусства, которое приобрело огромное идеологическое звучание, стало учреждение двух Медальных комитетов. Они были основаны указом Екатерины II от 9 мая 1772 года для создания «медалической со времен Государя Императора Петра Великого истории». Медальные комитеты представляли собой государственное учреждение, перед которым ставилась следующая задача: подготовить для издания альбом с рисунками старых и вновь спроектированных медалей и с историческими комментариями, а также отчеканить новые медали на Монетном дворе. Таким образом, цель Медальных комитетов – создать «медалические» истории Петра Великого и последующих правителей на бумаге в виде альбомов и в металле в виде серий медалей.

В состав Медальных комитетов были включены историк князь М.М. Щербатов, переводчик и историк А.А. Нартов, поэт и писатель М.М. Херасков, специалист в области медальерного искусства Я.Я. Штелин, художник – профессор исторической живописи Г.И.Козлов и переводчик – знаток латыни С. де Вилье. В результате деятельности Медальных комитетов в 1774 году для издания в печати был подготовлен альбом, содержащий 128 рисунков медалей (из них 82 оригинальных проекта) с историческими комментариями событий и описаниями медалей периода правления Петра I. Однако альбом не был издан, а проекты медалей не были осуществлены из-за того, что все силы Монетного двора были брошены на создание исторической серии медалей по проектам императрицы.

Екатерина II, пришедшая к власти путем дворцового переворота, оправдание своего нахождения на престоле видела прежде всего в принятии на себя наследия Петра и продолжении его преобразований. Именно для этого через Медальные комитеты Екатерина обращается к историческому материалу, чтобы пропагандировать свои взгляды не только на прошлое, но и на настоящее.

Идея принятия наследия Петра I Екатериной II стала центральной в ряде медалей. Среди них медаль в память 50-летия Академии наук (1776). Надпись на ее оборотной стороне гласит: «ЕЮ ПРОЦВЕТУТЪ НАСАЖДЕНIЯ ПЕТРОВЫ». Композиция и легенда оборотной стороны следующей медали – медали в память открытия монумента Петру I в Петербурге в 1782 году – является наиболее выразительной в плане утверждения вышеназванного постулата. На лицевой стороне помещен погрудный портрет Екатерины II, а на оборотной стороне – изображение конной статуи Петра I на гранитной глыбе. Надпись на глыбе: «Петру I Екатерина II», в обрезе: «ЛЕТА 1782 АВГУСТА 6 ДНЯ». Отсутствие надписей на медали, кроме надписи на постаменте, акцентирует основную идею – преемницей великих дел Петра (он первый) является Екатерина (вторая, после Петра). Императрица очень любила эту медаль и широко использовала ее в качестве дипломатических даров.

Увлечение Екатерины историей России и медальерным искусством нашло также свое отражение в написании ею исторического сочинения под названием «Записки касательно российской истории» (1783–1794) и в создании проектов медалей на изложенные исторические события (4). 235 проектов медалей охватывали период с 862 по 1132 год (со смерти легендарного Гостомысла до конца правления Мстислава I). Под ее контролем были реализованы 94 проекта, выпуск медалей исторической серии продолжался вплоть до смерти Екатерины в 1796 году. Над изготовлением штемпелей медалей работали лучшие русские резчики: С. Юдин, Т. Иванов, П. Бобровщиков, Н.А. Алексеев.

Осуществленные проекты медалей императрицы выстраивают впечатляющий зрительный ряд большой силы воздействия. Перед нами предстают легендарный Рюрик с братьями, готовые перейти границу с русскими землями; разворачиваются картины из жизни княгини Ольги. Екатерина II считала глупой выдумкой историков факт жестокой и беспощадной расправы Ольги над древлянами (5). Поэтому на оборотной стороне медали «На победу Святослава и Ольги в краю древлянском» мы видим изображение вполне мирной картины, где княгиня Ольга со Святославом обозревают раскинутые за рекой поля и жилища древлян.

В исторической серии медалей императрица проектирует на прошлое образ своего правления. Таким образом выдвигается совершенно новая идея: деятельность таких правителей, как Ольга, Ярослав Мудрый, Владимир Мономах, как и Петр и сама Екатерина во благо, просвещение и процветание России внутренне присуща русской монархии (6). Кроме всего прочего, этим объясняется горячее желание императрицы быстрее увидеть реализованными свои проекты исторической серии медалей.

Известная английская исследовательница эпохи Екатерины II Исабель де Мадариага отмечает, что двор монарха был не просто частным жилищем государя. Он являлся центром, «излучавшим» традиции культуры на всю страну, куда только доходил этот свет. И в этом смысле Екатерина II дала гораздо более сильный толчок интеллектуальной жизни в России, чем ее многие предшественники (7). От Екатерины II, увлекавшейся медальерным искусством, исходил мощный импульс для подражания. Увлечения императрицы разделяли не только ее близкие друзья, но и члены двора. Резьбе на камне и стали обучалась, например, Мария Федоровна (супруга Павла), обнаружив значительный к этому талант. Большое влияние на Екатерину II оказал ее фаворит Александр Ланской. Под его воздействием интерес императрицы к геммам и медальерному искусству стал серьезным. После его трагической смерти Екатерина II вынашивает идею увековечения образа любимого человека и… проектирует медаль в память о своей любви.

Следует подчеркнуть, что при Екатерине II значительно увеличивается число персональных медалей, призванных отметить конкретные заслуги подданных перед троном и Отечеством. Такого рода медали имели большое воспитательное значение и призывали граждан к верному служению России. Выпуск медали в честь частного лица воспринимался современниками как знак высокого отличия. Этой чести были удостоены А.Г. Орлов (за Чесменское сражение 26 июня 1770 года). И.И. Бецкой (за основание воспитательных и учебных заведений в Москве и Петербурге), Г.А. Потемкин (за победы в Русско-турецкой войне 1787 – 1791 гг., за вклад в освоение вновь приобретенных территорий в результате русско-турецких войн), А.В. Суворов (за одержанные победы под Измаилом, Фокшанами, Кинбурном и Рымником в 1787, 1789 и в 1790 гг.) и другие (8).

Во второй половине XVIII века неизмеримо расширились сюжеты всех видов медалей, как памятных, так и наградных и персональных. О популярности медальерного искусства в это время свидетельствует факт широкого проникновения медали в культуру и быт России, медали включаются в декор памятников прикладного искусства: табакерок, кубков, стоп, подносов; медали повторяются в изделиях русских косторезов и т. д.

В заключение отметим, что роль Екатерины II в развитии медальерного искусства трудно переоценить. Эпоха ее правления становится временем подлинного расцвета этой области малой пластики. По инициативе императрицы во второй половине XVIII века в Россию были приглашены лучшие резчики на камне и в металле из Европы (И.Б. Гасс, И.Г. Егер, И.Г. Вехтер), подготовлены высококвалифицированные и талантливые русские медальеры (Т. Иванов, П. Бобровщиков, С. Юдин, Н. Алексеев и др.). Надписи на медалях тщательно редактировались, при Екатерине II русский язык занимает прочное место в медальерном искусстве. Не будет преувеличением сказать, что каждая медаль периода ее правления могла быть отчеканена только с ее одобрения, после прохождения своеобразной идеологической цензуры. Вкусы Екатерины II, ее ориентация на античные образцы сказались и на переходе к новому стилю – классицизму в русском медальерном искусстве. Особо следует отметить вклад Екатерины II в идеологическое наполнение содержания медалей второй половины XVIII века. Такое широкое и продуманное использование возможностей медальерного искусства в пропаганде и обосновании государственной идеологии, официальной интерпретации русской истории было уникальным и беспрецедентным по своим масштабам для всей истории России.

Примечания

1 Гаврилова Л.М. Роль императрицы Екатерины II в развитии русского медальерного искусства // Филимоновские чтения. Вып. 2. М., 2004. С. 210–229.
2 Щукина Е.С. Ломоносов и русское медальерное искусство // Ломоносов: Сборник статей и материалов. М.; Л., 1960. Вып. I V. С. 251, 253. Она же: Два века русской медали: Медальерное искусство в России 1700–1917 гг. М., 2000. С. 63; Каган Ю.О. Еще раз о Доршевой серии портретов русских князей и царей. Историографический аспект и новые материалы // Из истории петровских коллекций. Сборник научных трудов. Государственный Эрмитаж. СПб., 2000. С. 27–65.
3 Гаврилова Л.М. Русская историческая мысль и медальерное искусство в эпоху Екатерины II.СПб., 2000. С. 207– 257.
4 Гаврилова Л.М. Екатерина II – автор проектов медалей на события русской истории // Нумизматика на рубеже веков. Труды Государственного Исторического музея. Вып. 125. Нумизматический сборник. Ч. XV. М., 2001. С. 343–357.
5 Сочинения императрицы Екатерины II на основании подлинных рукописей с объяснительными примечаниями академика А.Н. Пыпина. Т. 8. СПб., 1906. С. 48, 50.
6Этот факт был отмечен американским историком Уортманом: Уортман Р. С. Сценарии власти. Мифы и церемонии русской монархии. Т. 1. М., 2002. С. 183.
7 Исабель де Мадариага. Россия в эпоху Екатерины Великой. М, 2002. С. 521.
8 О личном участии Екатерины II в проектировании некоторых персональных медалей говорят принадлежащие ей легенды реверсов медалей, посвященных А.Г. Орлову за победу под Чесмой в 1770 г., Г.Г. Орлову за избавление Москвы от моровой язвы в 1771 г., а также автограф императрицы от 30 июня 1789 г., свидетельствующий о сочинении ею легенд для трех вариантов памятных медалей в честь Г.А. Потемкина.

 
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года