Игрушки царских детей

Набор «Игра в индейцев». Начало ХХ в. Англия. Художественно-педагогический музей игрушки Российской академии образования. Сергиев Посад

Игрушка – непременная участница жизни маленького человека, а иногда и взрослого тоже. «Игрушка – зеркало жизни», – емко сформулировал основатель первого в России и одного из первых в Европе музеев игрушки Н.Д. Бартрам.

Сегодня все значительнее и рельефнее выглядят события ушедшего ХХ века. Но на их фоне не меркнет то, что относится к сокровенной жизни частного человека, прежде всего – к миру детства: особенным смыслом полны для нас старые тетрадки, письма, дневники, рисунки, фотографии, игрушки, распашонки, книжки… Они и стали экспонатами выставки «Мир и образы детства», развернувшейся в залах Государственной Третьяковской галереи в 1994 году (ее каталог-альбом «Два века русского детства» вышел, к сожалению, только двенадцать лет спустя). Затронутую тему развивала и выставка «Золотые дети», прошедшая в феврале – апреле 2006 года в Государственном Историческом музее. Она принесла открытия в области иконографии игрушки – особенное внимание привлекли здесь детские портреты работы английских, итальянских, испанских и голландских мастеров, где маленькие модели были представлены с погремушками и с куклами.

Игрушка – непременная участница жизни маленького человека, а иногда и взрослого тоже. «Игрушка – зеркало жизни», – емко сформулировал основатель первого в России и одного из первых в Европе музеев игрушки Н.Д. Бартрам. Мир, увиденный через призму игры, становится ярче и определеннее. Перефразируя древнее изречение, можно сказать: «Скажи мне, во что ты играешь, и я скажу тебе, кем ты станешь». Игрушки – это средство воспитания и простых детей, и царских наследников. В музее, основанном Н.Д. Бартрамом, среди начальных поступлений этого уникального хранилища одно собрание обладало наибольшей притягательностью. Его назвали «Коллекцией игрушек царских детей».

Лишь единичные предметы коллекции датируются временем более ранним, чем середина XIX века, и поэтому могут принадлежать другим «царским детям», а не великим княжнам Ольге, Татьяне, Марии, Анастасии и наследнику престола цесаревичу Алексею, дочерям и сыну последнего императора. Этот комплекс сформировался из произведений, собранных Н.Д. Бартрамом на протяжении 1920-х годов и поступивших из бывших царских дворцов: Екатерининского и Александровского в Царском селе, Аничкова и Таврического в Санкт-Петербурге, Гатчинского, Большого Ливадийского. Почти все предметы из Царского Села имеют специальные ярлыки с указанием того или иного источника поступления, например, «Александровский дворец. Учебная комната младших княжон», «Александровский дворец. Половина наследника. Игральная». В этих покоях дети жили до 1917 года, пока не покинули их навсегда. Здесь они играли, читали книги, рисовали, писали в альбомы стихи, делали дневниковые записи о прошедших днях.

Среди более чем 500 экспонатов, входящих в собрание, немало уникальных, ярких памятников русской культуры и искусства. Вот некоторые из них, сохранившие мемориальные надписи: пасхальное яйцо, внутри которого – две фигурки солдатиков, снабженные табличками с дарственными надписями (подарок наследнику в 1911 году); настольно-печатная игра «Пифагорово лото», изданная в начале XX века Санкт-Петербургской мастерской учебных пособий и игр, на крышке которой надпись синим карандашом «Анастасия»; маленькая скамеечка с выжженными инициалами трех старших княжон. Здесь же можно упомянуть и выполненный из дуба мебельный гарнитур, состоящий из кресла-трона и стола, который был подарен царевичу Алексею в честь 300-летия династии Романовых рязанским мастером-краснодеревщиком Я.З. Липатовым из деревни Крутое Скопинского уезда.

Все представленные экспонаты рассказывают о воспитании детей в царских семьях. Игрушки тонко и ненавязчиво обучали детей тому, с чем им придется столкнуться дальше в жизни. Девочки непременно получали в подарок кукол с фарфоровыми или мастичными головками английской, французской, немецкой, а иногда и русской работы – кукольное производство в России в это время еще только зарождалось. Эти замечательные куклы, подобные «Украинке», «Осетинке», «Татарке» и «Боярыне», происходящим из Екатерининского дворца, а также кукле в старинном русском костюме и «Царице» из Александровского дворца, – самые яркие украшения коллекции Музея игрушки. Не так давно после длительной реставрации в музей вернулась большая, почти метровая немецкая кукла начала XX века, своим происхождением связанная с Екатерининским дворцом. Такие куклы были достаточно дороги и не всегда использовались в повседневной жизни. Для кукол делались целые гардеробы с чудесной одеждой и бельем, мебель, фарфоровые сервизы.

Мальчиков воспитывали совсем в ином духе: строже и требовательнее. Их готовили к военной карьере и к управлению государством, потому и игрушки у мальчиков были совсем иные. Лошадки-качалки, луки и стрелы, каски и доспехи, винтовки, сабельки, солдатики, маленькие пушки, предметы для спортивных игр являлись наиболее распространенными. Самый яркий экспонат этой части собрания – уникальный конь-качалка, сделанный русскими мастерами по заказу Екатерины II для будущего царя Павла I. Его убранство выполнено с большой тщательностью – удобное, с глубоким выгибом кожаное седло, настоящие подковы, стремена, удила. Изысканный потник из красного сукна украшен вензелем императрицы. В Музее игрушки вообще широко представлен целый ряд столь любимых мальчиками предметов для военных игр. Это происходящие из Александровского дворца немецкие детские каски офицеров кавалерийских, пехотных и русских кирасирских полков, изготовленный в Германии детский комплект рыцарских доспехов, сабельки, шинельки, пушечки, миниатюрная модель винтовки. У всех царских отпрысков были целые армии солдатиков из самых разных материалов.

Целые полки оловянных фигурок были и в детской комнате Николая II, росшего, как известно, в строгой, почти спартанской обстановке. Возможно, часть этих миниатюр перешла по наследству к его сыну Алексею – в Музее игрушки есть знаменитые нюрнбергские солдатики времени детства Ники, как его называли родственники и друзья. Но есть здесь и образцы более позднего происхождения, купленные для цесаревича Алексея или преподнесенные ему в дар, такие, как мастичные фигурки, выполненные в начале XX века в Сергиевском посаде, или оловянные – из Германии и Франции.

Но не только военная игрушка была предметом забав царских отпрысков – рядом с ней находили свое место в дворцовых детских комнатах спортивные наборы, развивающие силу и ловкость. В собрании Музея игрушки хорошо сохранились, например, английский комплекс для игры в индейцев с вигвамом, пирогой, луками и томагавками, французские наборы спортивных игр – серсо, пинг-понг, «дьяболо», «трибулет», кегли «Богатыри» русской работы и т.д. Немаловажное значение придавалось и игровому обучению. Всевозможные лото, кубики, настольно-печатные игры – сохранившиеся до наших дней свидетельства многих счастливых часов, проведенных детьми последнего российского императора. Теперь все эти и многие другие реликвии хранятся в Сергиевом Посаде – древнейшем духовном и культурном центре Руси. Видимо, в этом есть какая-то высшая правда: преподобный Сергий Радонежский, великий заступник Земли Русской, любивший детей и даже, согласно преданию, вырезавший для них игрушки, взял под свой покров собрание памятных предметов, рассказывающих о детских годах царственных мучеников.

 
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года