О реставрации камина «Встреча Вольги Святославовича и Микулы Селяниновича» по рисунку М.А. Врубеля

В связи с проведением в Музее народного искусства имени С.Т. Морозова ремонтных работ было решено перенести камин Врубеля – ценнейший его экспонат – в другое здание. Местом новой «прописки» был определен Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства, одним из структурных подразделений которого является музей – хранитель врубелевского камина.

Первоначально перед реставраторами Всероссийского художественного научно-реставрационного центра имени И.Э. Грабаря стояла задача: демонтировать камин из музея в Леонтьевском переулке и в последующем обеспечить установку-монтаж его в музее на Делегатской улице. Однако состояние памятника показало необходимость серьезной комплексной реставрации, которая была проведена в 2003 году группой реставраторов нашего Центра под руководством Ю.А. Любченко.

Поскольку камин всегда был музейным экспонатом, о его функциональной конструкции говорить не приходится. По сути он представляет собой лишь керамическую облицовку, составленную из майоликовых изразцов, укрепленных на деревянном каркасе, который, в свою очередь, закреплен на стене. За свою долгую музейную жизнь камин претерпел и экспозиционные перемещения, и ряд поновлений и реставраций, и, даже, вмешательства в композиционное решение, вызванные, по всей видимости, неудачным очередным монтажом. На первом этапе реставраторам предстояло осуществить демонтаж изразцов по швам соединений, извлечь крепежную арматуру и провести скрупулезную подготовку всех фрагментов памятника к последующей транспортировке с Леонтьевского переулка на Делегатскую улицу. Правильная организация работ (последовательность и согласованность операций, документирование фрагментов, фотофиксация) позволила без ущерба и потерь для памятника осуществить его перевозку во Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства и приступить к реставрации изразцов.

Каждый из более чем 150 изразцов был очищен от поверхностных загрязнений (с лицевой и оборотной сторон), были удалены все гипсовые наслоения (заделки швов предыдущей сборки), следы тонировок (объединявших гипсовые швы и восполнения) и поздние закраски масляной краской (следы ремонта). Приходилось переклеивать неудачные прежние реставрационные склейки, восполнять утраты поверхности и конструктивных частей изразцов. Необходимо было избавиться от лишних привнесенных гипсовых фрагментов изображения, возникших при предыдущем монтаже и маскировавших смещения и перекосы в композиции. Были заново прописаны и укреплены тонировки нескольких гипсовых восполнений изразцов обрамления (тиражированного элемента).

Специально вновь изготовленный деревянный подиум (конструктивное основание решетки и элемент композиции) стал в пропорциях меньше прежнего и более соответствовать основанию из керамических плит парижской экспозиции (ориентиром служили архивные фотографии Парижской Всемирной выставки 1900 года из научной библиотеки Музея народного искусства имени С.Т. Морозова).
Новый монтаж позволил скорректировать положение отреставрированных изразцов, каждый из них был укреплен на соответствующем месте без гипсового монтажа и склейки, мягкой проволокой с изолирующим покрытием. Точно составленные фрагменты исключили необходимость в специальных корректирующих изображение догипсовках фона, недопустимых при экспонировании художественных произведений, искажающих композицию автора и нарушающих зрительское восприятие. В ходе проведения работ реставраторами нашего Центра были выявлены неизвестные ранее специалистам метки на изразцах, сделанные, видимо, до их обжига. Так, на всех изразцах сюжетной части камина с оборотной стороны были обнаружены прочерченные знаки, напоминающие либо букву «Ъ», либо цифру «2». Еще одна надпись, нанесенная кистью керамической краской в виде буквы «Б» или букв «Го», обнаружилась на оборотной стороне изразца с изображением головы Микулы. Наконец, самая эффектная находка – открывшаяся в результате очистки от загрязнений и позднейших записей на лицевой стороне изразца в левом нижнем углу облицовки камина надпись: «Испол. у С.И. Мамонтова по рис. Врубеля».

Позволим себе некоторые догадки относительно обнаруженных находок. Например, если предположить, что прочерченные знаки на обороте изразцов это цифра «2», то, возможно, так был помечен второй комплект камина при обжиге двух или более экземпляров. Если же допустить, что надпись керамической краской с оборотной стороны одного из изразцов это буквы «Го», то, вероятно, именно так мог быть выделен изразец с изображением головы персонажа композиции (Микулы). Можно гадать о причинах, по которым это было сделано. Бесспорно одно, что надписи и знаки на оборотной стороне имеют технологический характер. Обнаруженная же надпись с лицевой стороны сродни авторской подписи на художественном полотне и одновременно клейма гончарной мастерской-изготовителя. Все это, несомненно, может представлять интерес для последующих исследователей.


Представление отреставрированного камина проводилось в рамках выставки «Москва в Париже. 1900», проводимой в помещении Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусства и посвященной Павильону кустарных изделий и рукоделий России на Всемирной выставке в Париже 1900 года.
На презентации камина отмечалась виртуозно проделанная работа реставраторов Всероссийского художественного научно-реставрационного центра имени И.Э. Грабаря.
Ныне монументальное полихромное майоликовое панно предстало во всей своей цветовой полнозвучности: жемчужно-серый, сиреневый, глубокий коричневый, разные оттенки синего, зеленого, теплый молочно-белый цвета заиграли, эффектно дробясь и сливаясь, напоминая роскошный витраж или красочные эмали. Композиционно освобожденное от позднейших искажений панно стало соответствовать авторскому замыслу.

 
Демонтаж изразцового панно камина перед транспортировкой из Музея народного искусства имени Морозова
Демонтаж изразцового панно камина перед транспортировкой из Музея народного искусства имени Морозова
Надпись на  обратной стороне камина, обнаруженная во время реставрации
Надпись на обратной стороне камина, обнаруженная во время реставрации
Фрагмент майоликового панно с изразцом головы Микулы (после реставрации)
Фрагмент майоликового панно с изразцом головы Микулы (после реставрации)
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года