Неизвестный портрет барона Врангеля

Собрание музея Российской Академии живописи, ваяния и зодчества составляют натурные штудии воспитанников Императорской Академии художеств и Московского училища живописи, ваяния и зодчества, являющиеся образцами для нынешних студентов. Помимо учебных работ, интерес представляет небольшая коллекция живописных и графических произведений русских художников XIX – начала XX в. Среди них – акварельный портрет барона П.Н. Врангеля, который мы впервые представляем на страницах журнала.

Автор портрета – Иван Владимирович Космин – принадлежит к немногочисленной и редкостной породе «художников для художников». Его работы, находящиеся в экспозиции музея РАЖВиЗ1, всегда привлекают внимание студентов, вызывая живейший интерес к его личности и творчеству; однако их ждет разочарование: ни книг о нем, ни альбомов его работ не существует. Искусствознание советской эпохи его не замечало; современные энциклопедии и справочники, заполняя лакуны в отечественной истории искусства, извлекают из небытия имена художников когда-то запрещенных, уехавших из России, репрессированных – Космин же не был ни эмигрантом, ни диссидентом. Он оказался просто забыт.

Имя этого талантливого портретиста и блестящего рисовальщика заслуживает лучшей участи. В этом кратком очерке мы делаем первую попытку вернуть его на страницы истории русского искусства. В справочных изданиях упоминания о нем единичны, они ограничиваются датой и местом рождения (1875, Елец) и сведениями о его учебе в Пензенском художественном училище и в Петербуржской Академии художеств, а также об участии его в выставках.

Этот изысканный график, рафинированный эстет в области рисунка, не раз портретировавший аристократических особ, родился в крестьянской семье в селе Слепухи Елецкого уезда. В его личном деле, хранящемся в Государственном Историческом архиве в фонде Академии художеств, годом рождения значится 1882-й; не беремся строить предположения относительно данного обстоятельства, но эта дата кажется более правдоподобной – иначе приходится принять, что Космин поступил в училище, будучи тридцати одного года от роду, а Академию окончил уже после сорока.

Дореволюционная биография Космина – это годы учебы. В бытность свою в Пензенском училище (с 1906 по 1909 год), как записано в его личном деле, он «в художественных классах по рисованию и живописи оказывал отличные способности и успехи». В академии, куда он поступил в 1909 году и с 1912 года занимался в классе В.Е. Маковского, получаемые им оценки были неизменно высокими. Один из исполненных Косминым портретов был приобретен для академического музея. Учиться ему хотелось страстно; однако из-за болезни (туберкулез) он не раз вынужден был надолго оставлять учебу. В прошении о допуске к экзамену после вынужденных пропусков занятий Космин пишет: «…не быть в Академии, не учиться в ней – для меня самое большое несчастье. Я так хочу учиться!»

В 1916 году Иван Космин был удостоен золотой медали имени Лебрен. Однако в канцелярии академии ему предложили «ввиду невозможности в настоящее время изготовить означенную медаль, получить стоимость означенной медали в сумме 25 р.». Космин предпочел отказаться – эта медаль для него была важна – написав в ответ: «Оставляю сие до более благоприятного времени в Отечестве». Надежде этой не суждено было осуществиться – Отечество ждали суровые испытания.

Шла Первая мировая война. За два года русская армия потеряла большую часть кадровых офицеров и солдат; прежние отсрочки от военной службы не имели силы. Нам довелось обнаружить интересный документ – ходатайство профессоров академии на имя военного министра А.Ф. Керенского об освобождении Космина от воинской повинности, подписанное в числе прочих И.Е. Репиным, В.Е. Маковским, Л.Н. Бенуа, И.И. Бродским, Н.А. Бруни. Оно, помимо перечисления академических успехов Космина, содержит весьма знаменательную формулировку, дающую оценку молодому художнику: «Особенно ценны в переживаемое время такие художники, как Космин, работы которых дают возможность своевременно запечатлеть картины великой эпохи, переживаемой Российским Государством».

Ему суждено было уцелеть в бурях «великой эпохи» и долгие годы затем запечатлевать ее героев. Один из последних ярких образов уходящей России – портрет барона П.Н. Врангеля. Когда и при каких обстоятельствах он был сделан – неизвестно. Портрет датирован 1920 годом, со слов бывшей владелицы, внучки художника Н.А. Лапшиной. В этом году разворачивался «эпилог русской трагедии», как писал позднее Врангель в своих воспоминаниях. В конце года возглавляемая им Армия Юга России покинула Крым. Судя по авторской подписи на другой работе Космина, хранящейся в нашем собрании, – портрете артиста Александра Мозжухина, в начале 1920-х годов художник находился в Ялте. Из воспоминаний барона Врангеля известно, что и он тогда приезжал в Ялту, где в это время жила его супруга и где, как писал автор мемуаров, «жил целый ряд лиц петербургского общества – старых наших знакомых. Все часто общались между собой». Но возможна и другая версия относительно создания произведения. Портретируемый и художник могли встретиться в 1916 году в Петербурге, куда Врангель приезжал на несколько дней в ноябре в составе депутации от Первого Нерчинского казачьего Наследника Цесаревича полка для представления Его Императорскому Высочеству. Космин в 1916 году отбывал воинскую повинность в Лейб-гвардии Гусарском полку в качестве полкового художника. 26 ноября в Царском Селе был устроен праздничный прием в честь кавалеров ордена Святого Георгия, куда был приглашен и назначенный дежурным флигель-адъютантом Государя барон Врангель, один из первых в годы Первой мировой войны награжденный этим орденом (IV степени), а также Георгиевским оружием.

Тогда же, в ноябре, в Приложении к «Новому времени» была опубликована заметка о том, что художник И.В. Космин исполнил портрет Великой княгини Виктории Федоровны, которая получила три георгиевские медали «за самоотверженную работу на передовых позициях». Не была ли заказана для какого-либо издания серия портретов георгиевских кавалеров (затея вполне в духе времени)? Наш портрет представляет собой натурный этюд, выполненный, по-видимому, в один сеанс. Космин, всегда очень тщательно отрисовывавший в портрете голову и любивший блеснуть эффектной артистичной незавершенностью во второстепенных деталях, здесь не вполне следует своему методу. Прописав лицо, художник лишь намечает карандашом остальное, то, что можно завершить уже без модели. Он тонко улавливает сходство, точно передает осанку (Врангель, по свидетельству его современников, бравировал своей военной выправкой). Портрет явно не окончен, что, впрочем, не умаляет достоинств произведения.

Любопытная деталь: на погонах генерала нет знаков отличия, но на этих местах видны размытые пятна – уж не следы ли это удаления вензелей? В этом есть грустная ирония судьбы: барон Врангель, приехавший в Петроград в дни октябрьского переворота, видя, что многие из его знакомых в целях безопасности спарывали с погон царские вензеля, продолжал носить генеральскую форму с вензелями Наследника Цесаревича, передвигаясь пешком по мятежному городу.

Удивительно, как этот портрет сохранился в семье художника. Врангель, и в эмиграции остававшийся одним из признанных вождей Белого движения, считался в советской России фигурой более чем одиозной. Тем не менее портрет одного из последних рыцарей Российской империи, тех, с кем старая Россия переместилась за пределы своих границ и продолжила свою историю уже на других берегах, уцелел.

Автор портрета Врангеля – художник Космин остался в России новой. Ему неоднократно доводилось писать и рисовать известных и заслуженных людей – новую советскую элиту; среди портретируемых были академики, лауреаты Сталинской премии, Герои Социалистического Труда. Не избежал он и официально-почетного для советского художника, работавшего в данном жанре, портрета В.И. Ленина, запечатлел и верную спутницу вождя, Н.К. Крупскую. Космин обладал даром с документальной точностью передавать черты своих моделей, и порой это не добавляло им обаяния.

Судьба отпустила художнику долгий срок, он дожил до глубокой старости, скончавшись в 1973 году. Его творческую карьеру нельзя назвать не состоявшейся. Работы мастера хранятся в ряде музейных собраний. К 80-летнему юбилею И.В. Космин был удостоен звания члена-корреспондента Академии художеств, двумя годами позже – заслуженного художника РСФСР. Но слава, капризная и неверная особа, обратившая на него свой благосклонный взгляд в начале пути, более не осеняла художника своим крылом.

Его золотая медаль, по-видимому, так и не была отлита.

Примечания

1 Российская Академия живописи, ваяния и зодчества существует в Москве с 1989 года. Основателем и ректором академии является народный художник СССР, действительный член РАХ Илья Сергеевич Глазунов.

 
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года