Великая Отечественная война в искусстве диорамы

Диорама – вид искусства, в котором исторические образы воплощены с предельной достоверностью. Наиболее широкое бытование диорама приобрела в музейной практике как особый, подкрепленный образной эмоциональностью, способ подачи документального материала. Автор статьи знакомит читателей с искусством диорамы на примерах произведений, находящихся в Центральном музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе.

Диорама – массовое зрелищное искусство, в котором иллюзия присутствия зрителя в природном пространстве достигается синтезом художественных и технических средств. Целостный комплекс диорамы состоит из живописной картины с расширенным пространственным обзором, реальных предметов, воссоздающих убедительную документальность изображаемого события, а также технического оснащения, в первую очередь электрической арматуры, обеспечивающей освещенность объекта, что является важнейшей драматургической составляющей образа.

Диорама появилась во Франции в 1822 году благодаря Луи Жаку Дагеру, знаменитому изобретателю фотографии. Когда в 1839 году Палата депутатов, а затем и Палата пэров назначили Дагеру пожизненную ежегодную премию в размере шести тысяч франков, то в указе было оговорено, что четыре тысячи причитается за изобретение фотографии, а две тысячи – за диораму.

Живописную диораму с ее способностью воздействовать на коллективное сознание масс можно отнести к монументальному искусству. Однако диорама долгое время воспринималась как аттракцион и поэтому не считалась заслуживающей научного изучения. Но нельзя отождествлять массовость и несерьезность. Специфика искусства диорамы состоит в том, что оно, как никакой другой вид изобразительного творчества, теснейшим образом связано с техникой и наукой. Диорамное полотно не рассматривается обособленно. Огромную роль в его экспонировании играют оборудование экспозиционного зала и конструкция смотровой площадки, а также свет и звук (музыкальное и дикторское сопровождение).

Создание диорамы требует большой подготовительной работы. Это, во-первых, сбор фактического материала, повествующего о событии – работа в архивах, изучение мемуаров, научных трудов, поиск фото- и кинодокументов и т. д. Затем, в соответствии с первоначальным композиционным замыслом, художники делают этюды в местах изображаемых событий, зарисовки предметов быта, оружия, амуниции, обмундирования. Далее определяются размер произведения и точка обзора и наконец прорабатывается композиция. Для обязательного в диораме предметного плана часто используются подлинные вещи, относящиеся к изображаемой в произведении эпохе. Обычно над созданием диорамы работает большой коллектив художников-исполнителей, макетчиков, электриков и других специалистов. Автор композиции должен объединить общие усилия, знания, способности каждого и «срежиссировать» единый ансамбль. Генетически диорама теснее всего связана с живописью: ее основа – живописное полотно. Вместе с тем, используя элементы скульптуры, сценографии, архитектуры, а также светотехнику, музыку и слово, она становится по-настоящему синтетическим искусством. Для того чтобы достичь иллюзии участия зрителя в изображаемом событии, диорамное полотно должно быть сделано соразмерным, с одной стороны, воспринимающему его человеку, а с другой – масштабу реального пространства. В нашей стране художественная диорама стала активно развиваться в 20-е годы. Новой власти было необходимо утверждение своих идей посредством наиболее доступных для восприятия искусств; если высокое академическое искусство требует подготовки, то диорама понятна любому непросвещенному зрителю.

Настоящим подвижником, энтузиастом и пропагандистом диорамного искусства был выдающийся живописец-баталист, ученик И.Е. Репина и Ф.А. Рубо Митрофан Борисович Греков. В 1929 году он создал первую советскую диораму «Взятие Ростова», посвященную событиям Гражданской войны. Диорама не дошла до наших дней, погибнув в годы Великой Отечественной1. Дань этому виду изобразительного искусства отдали в свое время такие признанные мастера, как М.И. Авилов, В.К. Быляницкий-Бируля, Г.Н. Горелов, Б.В. Иогансон, А.А. Лабас, А.В. Моравов, А.А. Пластов, Г.К. Савицкий, В.С. Сварог, П.П. Соколов-Скаля.

После окончания Великой Отечественной войны ведущую роль в отечественном диорамном искусстве играют мастера творческого коллектива Студии военных художников имени М.Б. Грекова, образованной в 1934 году. События войны дали новый толчок развитию диорамы. Ряд художников-диорамистов студии сами были участниками войны и обладателями ценного историко-художественного материала. Это позволило реализовать с высокой степенью мастерства и достоверности немало превосходных диорамных проектов.

Цикл из шести диорам2, выполненных в 1995 году и демонстрируемых в настоящее время в специально оборудованных, отдельных для каждой диорамы залах Центрального музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе в Москве, дает полное представление о специфике этого вида искусства. Ансамбль создавался на основе тематического плана, разработанного Институтом военной истории. Были отобраны следующие сюжеты: «Контрнаступление советских войск под Москвой в декабре 1941 года», «Сталинградская битва. Соединение фронтов», «Блокада Ленинграда», «Курская битва», «Форсирование Днепра» и «Штурм Берлина». Работа над воплощением этого большого замысла осуществлялась мастерами Студии военных художников имени М.Б. Грекова: Е.И. Данилевским, Е.А. Корнеевым, М.И. и А.М. Самсоновыми, Н.С. Присекиным, В.К. Дмитриевским и В.М. Сибирским. К моменту работы над произведениями для музея на Поклонной горе все они уже были признанными мастерами в области диорамного искусства.

В первой диораме цикла – «Контрнаступление советских войск под Москвой в декабре 1941 года» (автор Е.И. Данилевский) – запечатлено конкретное место и обстановка битвы, район канала Москва–Волга на Дмитровском направлении. Здесь, всего в 60–70 км от столицы, с неимоверным трудом было остановлено продвижение немецких войск. Перед зрителем раскинулась зимняя даль Подмосковья, где недавно закончился бой. Немецкий плацдарм ликвидирован. Противник отброшен на другой берег. Еще дымятся остатки деревни Афанасово, стоит разбитая бронетехника, лежат тела убитых. Слева направо, практически через все полотно показано движение советских войск – это идут подоспевшие на помощь столице сибирские стрелковые части, танки, конники 17-й кавалерийской дивизии. Прямо с походного порядка они вступают в бой. Справа внизу, в группе работников штаба 1-й ударной армии, изображен командарм – генерал-лейтенант В.И. Кузнецов, руководящий наступлением. На дальнем верхнем плане диорамы, справа, на другом берегу канала, разворачивается сцена сражения за Яхрому. Руинами домов и покосившейся церковью создается образ израненной, обезображенной войной России. По личному признанию художника, «картина боя сознательно отодвинута на второй план, а главными героями становятся русская земля и люди, уходящие умирать за эту землю»3.

Диорама «Сталинградская битва. Соединение фронтов», созданная М.И. и А.М. Самсоновыми, демонстрирует кульминационный сюжет сражения, происходившего 23 ноября 1942 года, когда в результате масштабного контрнаступления войск Юго-Западного и Сталинградского фронтов была окружена группировка генерал-фельдмаршала Паулюса. Наступал переломный момент в ходе всей войны. На дальнем плане диорамы, справа, видны руины северо-западной части поселка Советский, где продолжается бой. На предметном плане и в центре полотна – развороченные немецкие позиции: остатки укреплений, снаряжения, техники. Полузанесенные снегом, тут и там лежат обезображенные трупы немецких солдат. На кровавый пир слетается воронье. Трагизм смерти и разрушения подчеркивается апокалиптическим по своей зловещей красочности закатом, символизирующим поражение, казалось бы, непобедимой армии. Психологическим центром этой драматургической темы является фигура немецкого солдата, еще инстинктивно сжимающего в руке автомат, но уже совершенно обессилевшего. И параллельно с этой мрачной темой показаны массовая радость и ликование победителей. Идея сосуществования жизни и смерти, радости и боли, триумфа и краха является стержневой в композиции.

Диорама Е.А. Корнеева «Блокада Ленинграда» – единственная в этом цикле, которая не показывает непосредственно сражение. Однако ощущение трагизма войны возникает у зрителя, может быть, даже острее, чем при знакомстве с другими работами цикла. Сам город – его архитектура – выступает как полноправный персонаж трагедии. Художник достаточно вольно «скадрировал» городской пейзаж, не стремясь к документальному показу архитектурной среды. Но, соединив в одном изображении виды стрелки Васильевского острова, Петропавловской крепости, канала Грибоедова, Исаакиевского собора, Адмиралтейства, Банковского мостика, то есть тех ключевых мест, которые делают город узнаваемым, художник вызывает острое переживание зрителем того, что беспощадная стихия войны разрушает красоту. Город не сдается: зенитная артиллерия отражает налет вражеской авиации, пожарные расчеты борются с огнем, санитарные команды пытаются спасти жизни раненых. Общий цветовой строй произведения решен в свинцово-синих, серых, «ледяных» тонах, контрастирующих с огненными пятнами пожарищ. Мастерски решен автором предметный план, органично «работающий» цветом и объемами вместе с живописным полотном.

Переходя в следующий зал, зритель из ледяного ада зимнего блокадного города попадает в раскаленное пекло битвы на Курской дуге. В диораме, повествующей об одном из самых грандиозных встречных танковых сражений Второй мировой, особый акцент сделан на сюжетной стороне изображения (автор Н.С. Присекин). В основу работы положены реальные события 12 июля 1943 года. Зритель находится на высоте 252,2 м, в одном километре от совхоза «Октябрьский». 10 часов утра. С обеих сторон залитого солнечными лучами Прохоровского поля движутся навстречу друг другу танковые лавины враждующих сторон. Места их столкновений уже отмечены грудами искореженного, расплавленного металла пораженных танков и бронемашин. Сражение идет и в воздухе. Вслед за танками спешит в наступление советская пехота. Навстречу ей контратакуют немецкие гренадерские части. Кульминационным центром всей композиции становится яростная рукопашная схватка советского солдата с четырьмя немецкими пехотинцами. Необходимо отметить высокое мастерство Присекина как художника-пейзажиста, его умение выстраивать линейную, цветовую и воздушную перспективы, его эрудицию в области военной техники, амуниции и атрибутики. Однако детализация не мешает целостному восприятию произведения. Присекин, как, впрочем, и в предыдущих своих диорамах, мастерски работая общими планами, умело компонуя массы, сообщает произведению подлинную монументальность и масштабность. Следующая диорама переносит нас на правый берег Днепра.

Закрепление на днепровских плацдармах позволило Советской армии подготовить наступление на Киев и шире – на всю территорию Правобережной Украины, а далее – продвижение в Европу. Широкая гладь реки, изображенная с крутой высоты, форсируется частями советских войск: вода вздыбливается от разрывов мин, снарядов и бомб. Лучи утреннего осеннего солнца прорезают прозрачный воздух речного простора, играют в золоте листвы, вспыхивают пятнами на стенах полуразрушенных мазанок и постепенно гаснут к западу, безуспешно пытаясь пробиться сквозь клубы дыма и пожарищ. Вся верхняя часть диорамы – ширь небес, смешанных с клубами дыма, даль заднепровских просторов – написана в пастельных сине-голубых, серых, лиловых, откровенно импрессионистических тонах. Эта воздушность и легкость вступает в резкий контраст с тяжестью нижнего переднего плана – развороченная, обугленная масса земли, многочисленные вспышки автоматных и пулеметных выстрелов, взрывы снарядов и авиабомб. На всем протяжении этого пространства идет бой. Чувствуется предельное напряжение советских солдат, штурмующих днепровскую твердыню, прозванную немцами Восточным валом. Стрельба идет в упор, кое-где борьба уже перерастает в рукопашную. Именно благодаря противопоставлению величественного в своей красоте ландшафта и разворачивающейся на его фоне трагедии создается острое ощущение грандиозности происходящего события. И вот, наконец, перед нами завершающее произведение цикла. Мы в центре Берлина, в северо-восточной части парка Тиргартен.

Смотровая площадка представляет собой возвышенность между императорским театром «Кроль-опера» и зданием Генерального штаба. Идет последняя стадия штурма столицы Третьего рейха. В траншее, в центре изображения, зритель может видеть полковника Ф.М. Зинченко с сержантом М.А. Егоровым и младшим сержантом М.В. Кантария. В руках одного из них то самое Знамя Победы, которое будет развеваться над рейхстагом утром 1 мая 1945 года. Автор этой работы В.М. Сибирский сознательно смещает композиционный центр вправо вверх. Из темноты пожарищ, по ходу движения наступающих частей советской пехоты и техники, по направлению орудийных стволов, взгляд зрителя устремляется к освещенному солнцем пространству, к зданию все еще сопротивляющегося рейхстага, к алой точке знамени на его ступенях. Полотно написано в широкой, свободной манере, без излишней детализации, чем достигается не только сюжетная, но и эмоциональная достоверность произведения. Авторы диорам создали единый ансамбль, эпическое повествование о Великой Отечественной войне. По существу, диорамы музея на Поклонной горе стали тем, чему в свое время М.Б. Греков дал определение «комплексная панорама», т. е. стали рассказом об одном большом событии, выстроенным с помощью серии последовательных по сюжету диорамных произведений.

К сожалению, с начала 90-х годов искусство диорамы является невостребованным. Теряются уникальные навыки, забывается богатейший опыт, рвется связь поколений художников, посвятивших себя этому виду искусства. Происходят случаи демонтажа произведений по причине недофинансирования и невозможности проведения реставрационных работ. В течение длительного периода, начиная с 1930-х и до 1980-х годов, диорама как вид массового зрелища, как агитационно-пропагандистский жанр импонировала идеологизированной советской культуре. Идеологический вакуум последнего двадцатилетия обусловил почти забвение этого вида искусства.

Когда-то казалось, что главным конкурентом диорамы является кинематограф. Но вот прошла эйфория по поводу нового изобретения, и стало ясно, что эти два вида зрелищного искусства не исключают друг друга. Если происходящее на экране, как «река жизни», течет мимо сидящего в кресле зрителя, то живописная диорама создает иллюзию его участия в изображаемых событиях. Диорама воспринимается как произведение изобразительного искусства, в первую очередь живописи, тогда как в кино главное – это движение и монтаж4. Поэтому и в XX веке диорама не только не исчезла, но и продолжала развиваться как за рубежом, так и в России. Последует ли новый виток развития этого необычного вида искусства, инициированного «большой» социальной идеей и требующего государственной поддержки для ее воплощения – вопрос открытый.

Примечания
1
У живописца были и другие, к сожалению, не осуществленные, замыслы, оставшиеся на стадии эскизов. См.: М.Б. Греков в воспоминаниях современников. Л., 1966; Петропавловский В.П. Искусство панорам и диорам. Киев, 1965; Советская панорамная живопись. Сборник статей. Л., 1965; Халаминский Ю.Я. М.Б. Греков. М., 1956.
2 Все диорамы цикла имеют одинаковый размер полотен (10х33 м) и написаны в технике масляной живописи.
3 Контрнаступление советских войск под Москвой в декабре 1941 года. Сталинградская битва. Соединение фронтов. Блокада Ленинграда. Курская битва. Форсирование Днепра. Штурм Берлина. Диорамы. Буклет. ЦМ ВОВ, 1999.
4 Аргасцева С.А. Художественная панорама как вид искусства. Диссертация на соискание ученой степени кандидата искусствоведения. Российская академия художеств, НИИ теории и истории изобразительных искусств. М., 1993.

 
М.И. и А.М. Самсоновы. Диорама «Сталинградская битва. Соединение фронтов». 10х33 м. Левая часть.Центральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Москва.
М.И. и А.М. Самсоновы. Диорама «Сталинградская битва. Соединение фронтов». 10х33 м. Левая часть.Центральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Москва.
М.И. и А.М. Самсоновы. Диорама «Сталинградская битва. Соединение фронтов». 10х33 м. Правая часть. Центральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Москва
М.И. и А.М. Самсоновы. Диорама «Сталинградская битва. Соединение фронтов». 10х33 м. Правая часть. Центральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Москва
Н.С. Присекин. Диорама «Курская битва». 10х33 м. Левая часть. Центральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Москва
Н.С. Присекин. Диорама «Курская битва». 10х33 м. Левая часть. Центральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Москва
Н.С. Присекин. Диорама «Курская битва». 10х33 м. Центральная часть. Центральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Москва
Н.С. Присекин. Диорама «Курская битва». 10х33 м. Центральная часть. Центральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Москва
Н.С. Присекин. Диорама «Курская битва». 10х33 м. Правая часть. Центральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Москва
Н.С. Присекин. Диорама «Курская битва». 10х33 м. Правая часть. Центральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Москва
В.К. Дмитриевский. Диорама «Форсирование Днепра». 10х33 м. Левая частьЦентральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Москва
В.К. Дмитриевский. Диорама «Форсирование Днепра». 10х33 м. Левая частьЦентральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Москва
В.К. Дмитриевский. Диорама «Форсирование Днепра». 10х33 м. Правая часть.Центральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Москва
В.К. Дмитриевский. Диорама «Форсирование Днепра». 10х33 м. Правая часть.Центральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Москва
В.М. Сибирский. Диорама «Штурм Берлина». 10х33 м. Часть 1. Центральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Москва
В.М. Сибирский. Диорама «Штурм Берлина». 10х33 м. Часть 1. Центральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Москва
В.М. Сибирский. Диорама «Штурм Берлина». 10х33 м. Часть 2. Центральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Москва
В.М. Сибирский. Диорама «Штурм Берлина». 10х33 м. Часть 2. Центральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Москва
В.М. Сибирский. Диорама «Штурм Берлина». 10х33 м. Часть 3. Центральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Москва
В.М. Сибирский. Диорама «Штурм Берлина». 10х33 м. Часть 3. Центральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Москва
В.М. Сибирский. Диорама «Штурм Берлина». 10х33 м. Часть 4. Центральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Москва
В.М. Сибирский. Диорама «Штурм Берлина». 10х33 м. Часть 4. Центральный музей Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Москва
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года