Мемориальная тема в советской архитектуре

«Смерти уже не потрясают. Нервы притупились. Но сдавать город нельзя. Лучше умереть, чем сдать. Я твердо верю в скорое снятие осады и начал думать о проекте триумфальных арок для встречи Героев – войск, освободивших Ленинград».
Из блокадного дневника ленинградского архитектора А.С. Никольского.

Великая Отечественная война с Германией только началась, а архитекторы уже работали над проектами сооружений, которые должны были увековечить память о победе. Первый конкурс эскизов на тему «Монументы, посвященные Великой Отечественной войне» был проведен среди московских архитекторов весной 1942 года. В июле этого же года прошел второй тур соревнования на проекты памятников героям и событиям Великой Отечественной войны.

Материалы конкурсов военных лет – проекты надгробий бойцам Советской армии, мемориальных ансамблей на местах братских захоронений, памятников героям и событиям Великой Отечественной войны, победных монументов и триумфальных ансамблей – представляют большой интерес для истории. Прежде всего это документальные свидетельства веры в скорую победу над фашизмом, проникнутые драматизмом и героическим пафосом.

Страницы периодической печати отражают эмоциональный накал архитектурной мысли тех лет, стремление увековечить подвиги народных героев. Из статьи И.Л. Мацы «Памятники героям» (Литература и искусство, 11 сентября 1943 года): «В огне Великой Отечественной войны слагается величайший героический эпос. Его рождают бессмертные подвиги верных сынов Родины.

В бескрайних степях под Харьковом возник никем не заказанный, никем не проектированный импровизированный памятник героям-артиллеристам, павшим в боях за Родину: на площадке, выложенной придорожными камнями, между двумя пирамидами из трофейных снарядов высится громада трофейного оружия… Это не поэзия войны. Это поэзия человека. Тех его величайших чувств, которые рождают героизм в справедливой войне. И эти первые «стихи» нового эпоса, написанные самим народом, ко многому обязывают наших художников, скульпторов, архитекторов и поэтов. Сколько памятников понадобится для увековечения невиданных в истории героических подвигов воинов Красной Армии и народных мстителей!»1

Тема мемориала находит свое воплощение во множестве сооружений различного назначения. Это надгробные памятники, памятники и памятные знаки на местах, связанных с событиями Великой Отечественной войны, памятники героям, пантеоны, музеи и т. д. Память и героика, вечность жизни и триумф, скорбь и мужество – эти разные грани темы победы находят свое воплощение в многочисленных проектах советских архитекторов. В поисках новых средств выразительности они обращаются к каноническим формам: к кургану, пирамиде, зиккурату, обелиску, к стене оборонительной крепости, триумфальной арке, вечнозеленому парку. Проекты мемориальных сооружений несут различные эмоции: гнев, скорбь, грусть, веру в победу над смертью. Проекты поражают искренностью, свежестью трактовки темы. Так возникают удивительные архитектурные фантазии, подчас несколько наивные или излишне литературные. В арсенал традиционных надгробных форм неожиданно включаются изображения снарядов и оружейных патронов, как, например, у И.А. Голосова.

В некоторых проектах причудливым образом сочетаются элементы, казалось бы, логически плохо совместимые. В проекте П.А. Голосова («Пантеон жертвам войны») форма кургана трансформируется то в ступенчатую пирамиду, то в подобие купола с люкарнами (характерный мотив русской архитектуры ХVIII века). Люкарны становятся нишами для погребальных урн, а надписи на стене («Спи, родной», «Вечная память бойцу», «Скоро конец», «Месть» и другие) сделаны как будто в эмоциональном порыве свидетелями церемонии погребения. Выразительны и пронзительно печальны небольшие деревянные мемориалы, проектируемые для «рядовых» событий Великой Отечественной войны: например, мемориальная стена из вертикально поставленных бревен на месте сожженной фашистами деревни. Легко прочитываемый силуэт крестьянской избы, украшенной резными деталями и наличниками, вызывает целую цепь ассоциаций, связанных с жизнью деревни и ее жителей в мирное время. Мемориал в Бабьем Яре, спроектированный архитектором А.В. Власовым, представляет собой гранитную пирамиду, лаконичный силуэт которой выразителен поистине набатным звучанием. В ряде проектов возникает яркий образ неприступной стены как символа несокрушимости духа русского народа, например в проектах И.А. Голосова.

В процессе работы над памятником «Героическая битва под Сталинградом» архитектор Г.П. Гольц запроектировал величественную, мощную стену высотой 25 метров с огромной статуей Славы перед ней. В проекте этого монумента с предельной ясностью и простотой воплотилась идея стойкости советского народа, нерушимой стеной ставшего на пути фашистских войск и преградившего их дальнейшее продвижение.

Проект музея жертвам фашистского террора архитектора К.К. Бартошевича вызывает в памяти образы архитектуры восточных деспотий: мощные, испещренные рельефами стены и гигантские, иератично застывшие фигуры-символы. Все элементы торжественны, нарративны и величественны. Это не просто музей, это – Храм, посвященный Памяти жертв войны.

Основной элемент ансамбля «Сталинградская эпопея» (1943–1944, архитектор А.К. Буров) – пирамида, потрясающая воображение колоссальными размерами. Высота пирамиды 150 метров, ширина основания – 236,5. Пирамида имеет 19 уступов, высота каждого почти 8 метров. На одном из чертежей архитектор для сравнения указывает размеры знаменитого сооружения древности – пирамиды Хеопса (148 метров) и самого высокого сооружения Москвы того времени – телебашни, построенной инженером В.Г. Шуховым (150 метров). По проекту пирамида должна была быть воздвигнута над могилой неизвестного солдата и является грандиозным пьедесталом для Вечного огня. Уступы пирамиды покрыты скульптурными фризами с чередующимися мотивами воинских эмблем и изображений человеческих рук с автоматами.

С 21 ноября 1943 года до конца 1944 года в залах Государственной Третьяковской галереи проходила выставка «Героический фронт и тыл». Эта выставка, приуроченная к 26-й годовщине Октябрьской революции, показала результаты работы художников и архитекторов в 1943 году. Ряд архитекторов по заданию Главного управления учреждениями изобразительных искусств специально к выставке разрабатывали проекты памятников, посвященных героям и событиям Великой Отечественной войны. Мемориальной идеей проникнуты не только проекты отдельных монументов, но и целые архитектурные ансамбли. Среди наиболее интересных можно назвать проект архитекторов А.Ф. Хрякова и А.П. Великанова, который предусматривал реконструкцию района Москвы на Садовом кольце – от Бородинского моста до Смоленской площади. Ансамбль этой части столицы, по замыслу авторов, посвящен отечественным войнам 1812 и 1941 годов. Архитекторы выбрали малозастроенный участок от Киевского вокзала до Смоленской набережной, включив в решение ансамбля и подлежащий перестройке Бородинский мост.

Важное значение имел для А.Ф. Хрякова и А.П. Великанова тот факт, что Смоленская улица и Можайское шоссе являются частью магистрали, имевшей большое стратегическое значение в истории двух отечественных войн. Проектом предусматривалось урегулирование существующей планировки. В ходе реконструкции обветшавшего Бородинского моста авторы предлагали акцентировать его мемориальное значение тематическими рельефами и изображениями воинской атрибутики на устоях и пилонах.

По замыслу архитекторов, пересекая мост, мы попадали бы на помпезную полукруглую площадь с четырехгранным, увенчанным звездой обелиском в центре и фигурой советского воина перед ним (в другом варианте – фигурой русского витязя с мечом). Обелиск по спирали обвивают рельефные полосы, где чередуются надписи и тематические изображения, ленты с триумфальной символикой. Площадь застроена величественными зданиями с выступающими портиками – своеобразными пропилеями. В глубине перспективу ансамбля замыкает стоящее на Смоленской площади здание музея трофеев двух войн. Великолепна панорама ансамбля с противоположного берега Москвы-реки: длина его фасадной линии по набережной 425 метров. По выразительности и торжественности подобная архитектурная композиция восходит к композиции площади Святого Петра в Риме.

Отдельная страница творчества архитекторов – это проекты восстановления и реконструкции разрушенных городов. В своих проектных предложениях зодчие формируют для народа-победителя жизненное пространство, триумфальное по своему звучанию. Проекты восстановления городов создавались в 1943–1945 годах. К их разработке были привлечены крупнейшие советские архитекторы: А.В. Щусев, К.С. Алабян, В.Г. Гельфрейх, Г.П. Гольц, Б.М. Иофан, Н.Я. Колли, Л.В. Руднев, В.Н. Семенов, С.Е. Чернышев и другие. Тема памяти, победы и героики – главная для всей послевоенной архитектуры. Мемориальной идеей проникнуты крупнейшие архитектурные ансамбли эпохи: канал Волга – Дон, станции Московского метрополитена. Повсюду мы встречаем изображения лавровых венков, горящих факелов, оружия и орденских лент, то есть элементы декора, говорящие об атмосфере всенародного ликования. В конкурсных проектах архитектора Г.П. Гольца (станция «Киевская», 1944–1945) колонны перронного зала увиты лавровыми венками. В роскошных мозаиках с изображениями батальных сцен, покрывающих своды станции метро «Комсомольская-кольцевая» (1952, архитекторы А.В. Щусев, В.Д. Кокорин, А.Ю. Заболотная, В.С. Варварин, художник П.Д. Корин), прославляется героическое прошлое и настоящее русской земли. В композициях крупнейшего ансамбля канала Волга – Дон также отображены славные страницы истории побед Советской армии. Очень выразительны своей помпезной монументальностью триумфальные арки этого гидротехнического сооружения. Великая победа повсюду напоминала о себе.

Нечто подобное уже имело место в истории России после победоносной кампании 1812 года, когда вся послевоенная культура также оказалась во власти мемориальной темы. Отечественная война с Наполеоном всколыхнула русское общество. Сдачу французам Москвы народное сознание расценивало как добровольную искупительную жертву, положенную на «алтарь Отечества». Дело восстановления разрушенного города стало общенародным. Мемориальная тема определила характер московской архитектуры первой трети XIX века. Мотивы торжества и победы в борьбе за независимость находят отражение в программах вновь создаваемых городских площадей, например Красной и Театральной, в отдельных сооружениях, например триумфальных арках, а также в декоре фасадов зданий. Наиболее распространенными элементами декора являются фигуры трубящих победу Слав и детали победной атрибутики: венки, горящие факелы, гирлянды, доспехи. Характерно, что победная эмблематика заполняет собой фасады зданий независимо от их назначения. К середине 1820-х годов нарядность фасадов достигает наивысшего пика. Так средствами синтеза искусств формируется городская среда, то есть контекст жизни москвичей – участников, свидетелей и младших современников событий Отечественной войны 1812 года. Главной темой Александровского сада, спроектированного архитектором О.И. Бове, но осуществленного лишь частично, стала идея героики и воинской доблести. Общий замысел отразился и в архитектуре малых форм. В рисунке чугунной решетки сочетаются копья, ликторские связки, щиты, топорики. На пилонах помещены барельефы с изображением античного вооружения. В советское время ансамбль Александровского сада был дополнен мемориалом «Могила неизвестного солдата» (1967, архитекторы Д.И. Бурдин, В. Климов, Ю.Р. Рабаев, скульптор Н.В. Томский).

   Как война 1812 года наложила «печать» на всю архитектуру послепожарной Москвы, так и Великая Отечественная война 1941–1945 годов оставила память о себе на фасадах зданий, в архитектуре метро, в многочисленных памятниках воинской славы и мемориалах2. Тема мемориала дает широкий диапазон для размышлений. Архитектор Г.П. Гольц пишет в своих заметках: «Слово «памятник» несет в себе идею вечности, идею времени, идею бесконечности. Если надгробие говорит о смерти, неподвижности, прахе – то памятник должен говорить о жизни. Идейная направленность образа памятника – от элегических ощущений скорби, трагизма безысходной печали – до пафоса прославления триумфа и победности, торжественность, далекая от трагизма, полная жизни и веры в нее»3.

Подавляющее большинство грандиозных архитектурных замыслов советского времени осталось на бумаге. Невоплощенные образы, такие как, например, феерическая идея реконструкции Красной площади и создания на ней мемориальных ансамблей, посвященных Великой Отечественной войне, дают богатый материал, расширяющий и углубляющий представления об историко-культурном феномене –советской архитектуре.

Примечания
1
Из истории советской архитектуры. 1941–1945 гг. М., 1978. С. 94.
2 В 1945 году НИИ общественных и промышленных сооружений Академии архитектуры СССР завершил работу над серией монографий по истории мемориальной архитектуры. В серию вошли следующие монографии: «Греческие мемориальные сооружения» (В. Блаватский), «Мемориальное зодчество античного Рима» (М. Маркузон), «Мемориальная архитектура Индии» (С. Тюляев), «Мемориальная архитектура Китая» (О. Глухарева), «Мемориальная архитектура России» (П. Максимов), «Русская мемориальная архитектура первой половины ХIХ – начала ХХ века» (М. Ильин, И. Купецио-Орлова). Выход из печати такого количества изданий по мемориальной тематике свидетельствует о повышенном интересе к этому жанру.
Теоретические трактаты разрабатывают основные проблемы создания мемориальных сооружений. (Из истории советской архитектуры. 1941–1945 гг. М., 1978. С.158.)
3 Рукопись книги Г.Н. Гольц «Георгий Павлович Гольц. Жизнь и творчество», 1948–1951. Хранится в Государственном научно-исследовательском музее архитектуры имени А.В. Щусева.

 
А.Ф. Хряков, А.П. Великанов. Проект памятника-обелиска героическим защитникам Москвы. 1943. Б., карандаш, тушь, акв. Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева. Москва
А.Ф. Хряков, А.П. Великанов. Проект памятника-обелиска героическим защитникам Москвы. 1943. Б., карандаш, тушь, акв. Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева. Москва
 И.А. Голосов. Эскизы  надгробных памятников бойцам Советской армии. 1943. Калька, уголь, цветной карандаш. Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева. Москва. Публикуется впервые
И.А. Голосов. Эскизы надгробных памятников бойцам Советской армии. 1943. Калька, уголь, цветной карандаш. Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева. Москва. Публикуется впервые
А.В. Власов. Проект мемориала «Памяти 150000 мирных граждан г. Киева, зверски умерщвленных в 1941 году немецкими оккупантами в Бабьем Яру». 1947. Офорт. Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева. Москва
А.В. Власов. Проект мемориала «Памяти 150000 мирных граждан г. Киева, зверски умерщвленных в 1941 году немецкими оккупантами в Бабьем Яру». 1947. Офорт. Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева. Москва
И.А. Голосов. Проект памятника-музея обороны Москвы. 1943. Б., карандаш, цветной карандаш. Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева. Москва
И.А. Голосов. Проект памятника-музея обороны Москвы. 1943. Б., карандаш, цветной карандаш. Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева. Москва
Г.П. Гольц. Проект монумента « Защитникам Сталинграда». 1943. Б., карандаш, акв. Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева. Москва
Г.П. Гольц. Проект монумента « Защитникам Сталинграда». 1943. Б., карандаш, акв. Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева. Москва
К.К. Бартошевич. Проект памятника «Жертвам фашистского террора». 1943. Б., карандаш, тушь, акв. Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева. Москва. Публикуется впервые
К.К. Бартошевич. Проект памятника «Жертвам фашистского террора». 1943. Б., карандаш, тушь, акв. Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева. Москва. Публикуется впервые
Г.П. Гольц. Проект станции метро «Киевская». 2-й вариант. Конкурсный проект. 1944–1945. Б., карандаш, акв. Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева. Москва
Г.П. Гольц. Проект станции метро «Киевская». 2-й вариант. Конкурсный проект. 1944–1945. Б., карандаш, акв. Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева. Москва
Г.П. Гольц. Проект станции метро «Курская». 1-й вариант. Конкурсный проект. 1944–1945. Б., карандаш, тушь, акв. Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева. Москва
Г.П. Гольц. Проект станции метро «Курская». 1-й вариант. Конкурсный проект. 1944–1945. Б., карандаш, тушь, акв. Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева. Москва
Л.М. Поляков. Проект арки шлюза № 13 канала «Волга – Дон». 1952–1954. Б., уголь. Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева. Москва
Л.М. Поляков. Проект арки шлюза № 13 канала «Волга – Дон». 1952–1954. Б., уголь. Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева. Москва
И.А. Голосов. Эскизы триумфальных арок для Москвы. 1944. Калька, карандаш, цветной карандаш. Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева. Москва
И.А. Голосов. Эскизы триумфальных арок для Москвы. 1944. Калька, карандаш, цветной карандаш. Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева. Москва
П.А. Голосов. Эскиз мемориала жертвам Великой Отечественной войны. 1942–1943. Калька, карандаш. Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева. Москва. Публикуется впервые
П.А. Голосов. Эскиз мемориала жертвам Великой Отечественной войны. 1942–1943. Калька, карандаш. Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. А.В. Щусева. Москва. Публикуется впервые
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года