Швейцарские впечатления

А.Н. Бенуа. Пейзаж с монастырем. Лугано. Около 1908. Карт., гуашь, пастель, граф. карандаш. 52,5х71. Государственная Третьяковская галерея. Москва

Это было счастливое время, когда в Швейцарии могли оказаться все: художники и поэты, ученые и исследователи, университетские профессора и гувернантки со своими подопечными. Каждый искал (и находил) новые впечатления, отдохновение от суеты больших городов. Творческая натура не могла отказать себе в удовольствии оставить короткие заметки или этюды. Не были исключением члены большой семьи Бенуа–Лансере–Серебряковых и их сотоварищ по художественному объединению «Мир искусства» Мстислав Добужинский.

Научная достоверность требует уточнения: Александр Николаевич Бенуа и его племянники Евгений и Зинаида Лансере (в замужестве Серебрякова) вместе в Швейцарии никогда не были. А вот семейства Бенуа и Добужинских часть лета 1909 года провели в окрестностях Лугано. Каждый из этих художников, в силу индивидуальности, характера и темперамента оставили либо воспоминания, либо графические или живописные произведения, посвященные этой удивительной стране.

Девятнадцатилетний Женя Лансере, учащийся Школы рисования Общества поощрения художеств, впервые оказался за границей в апреле 1894 года. В эту поездку, конечной целью которой было посещение Парижа, его взял Леонтий Николаевич Бенуа (1). Поездка во всех отношениях была интересной, но за границей юноша дневника не вел. Только вернувшись домой, через некоторое время, когда впечатления устоялись, он решил записать:

«16 августа, вторник. 10 ½ ч. вечера [1894].
[…] Однажды, уже под конец нашего пребывания [в Швейцарии], д[ядя] Люля, я и Кока (2) стали подыматься на гору, под которой мы жили. Было утро; тучи мало помалу расходились, и выглядывало небо. Мы поднимались по коровьей дорожке. На половине горы д<ядя> Люля и Кока, устав, стали спускаться, а я один пошел дальше. Скоро я дошел до хижины, сел и стал рисовать в альбом. Я был один и довольно-таки устал. Кругом все было тихо. Трава была сильно мокра от поднимавшихся облаков. Когда я сел, у меня сильно заболели уши от высоты места. Я наслаждался одиночеством и стал мечтать о Миле (3) и о том, как было бы хорошо, если бы она была здесь. Немного отдохнув, пошел дальше; дорога мокрая, скользкая и каменистая шла крутыми зигзагами в мелком молодом лесу. Видов не было. Я прошел туман (облака) и, почти отчаявшись «найти» вершину, страшно устав, выбрался из леса к подножию холма с группой елок на поляне, покрытой травой. На ней, там и сям, стояли хижины. Это была деревня Sonchaud. Это еще не была настоящая вершина, но я уже не пошел дальше. Деревня еще не была обитаема, двери и окна были забиты. Нигде не души. Мне даже жутко стало быть одному на такой высоте в этой громадной пустоте неба. Кругом громадный свод небес, пустота воздуха, мертвые дома; усталость, мокрые ноги и страх опоздать к table d'hôté'у (4). Внизу, между легкими облачками, виднелись города, двигались поезда и доносились издалека свистки и лай собак. Это была лучшая прогулка в Швейцарии. Поднимался туда, кажется, 2 ½ часа, а спускался 30 минут»
(5).

Живая эмоциональность записей объясняется прежде всего юным возрастом автора. Сделанные после поездки, они тем не менее сохраняют непосредственность впечатлений романтического юноши. Иные воспоминания оставил Александр Николаевич Бенуа. Но и задачи во время посещения им Швейцарии были иными. После триумфальной постановки в Париже оперы «Борис Годунов» (1908), в работе над которой Бенуа принимал непосредственное и активное участие, он поспешил вернуться в Россию, так как у него с женой «был давно лелеян план провести лето на итальянских озерах. <…> Я как-то почувствовал и «предвкусил» всю прелесть именно Луганского озера благодаря картине Ендогурова (6), которую я и Бакст (7) очень облюбовали на выставке <…> Мне казалось предельным счастьем оказаться на этих берегах и наслаждаться отражением лесистых гор в кристалической изумрудного отлива воде» (8). В своих воспоминаниях Александр Николаевич главу об отдыхе, который вместе с семьей Бенуа разделило семейство Добужинских (9), назвал «Лето в Лугано». Пребывание в живописном месте имело для Бенуа и научную цель: Игорь Грабарь (10), работая над «Историей русской архитектуры XVIII и XIX веков», «дошел в своей работе до разных художников екатерининского и александровского времени, часть коих происходила из Лугано и соседнего Камо» (11). Так что Адександр Николаевич занялся научными изысканиями, которые вскоре превысили задачу, поставленную перед ним Грабарем. Свое исследование Бенуа опубликовал в журнале «Старые годы» (1909 год, с. 175–202), назвав его «Рассадник искусства». Подобное название статьи вполне уместно, ибо именно из этих мест Швейцарии происходили «не только разные архитекторы, работавшие в России, но и масса других художников – живописцев, скульпторов, среди коих фигурируют несколько первоклассных мировых знаменитостей. Почти все они работали за пределами свой прекрасной, но в то же время далеко не богатой родины – кто по разным итальянским городам, а кто в Германии, в Испании, Польше» (12). Несколько раз за лето (а семья приезжала в эти места впоследствии четыре года подряд) устраивались грандиозные музыкальные праздники с иллюминацией и фейерверками, с танцами и играми.

Естественным было для Бенуа и его семьи (жены и троих детей) путешествовать по окрестностям. Взбирались они и на довольно крутую Monte Generoso, где любовались закатами и рассветами, и на возвышающиеся над городом Лугано Monte Bré и на более высокую Monte Baglia, откуда открывались замечательные виды. Досконально изучили расположенные в близлежащих долинах деревушки, где были церкви с весьма декоративными и блестяще выполненными скульптурами и фресками. А увенчалось пребывание в Щвейцарии в последнее – 1913 года – луганское лето покорением перевала через Симплон. Для Мстислава Добужинского пребывание (совместно с Бенуа) в 1908-м в Соренго, а в 1911году в маленькой швейцарской деревне Монтаньоле, расположенной в горах над озером Лугано, слилось с последующим путешествием по Италии, поэтому главку «Мантаньола» он включил в свои «Воспоминания об Италии» (13). «Каждое утро я уходил рисовать в горы, забирался куда-нибудь в зеленую тень и оттуда смотрел вниз, где, точно на огромной географической карте, по волнистым скатам гор рассыпаны маленькие белые домики, лежит раскаленный от солнца Лугано и шелковое озеро убегает вдаль, змеясь между гор. Ко мне доносилась мирная музыка колокольчиков где-то далеко пасущихся стад и тихий перезвон окрестных капанил. Я не мог наглядеться на этот благостный пейзаж, и казалось – передо мной подлинно раскрываются эмалевые дали Брейгелевой миниатюры» (14). Добужинский запечатлел эти места во многих работах: известна, например, акварель «Швейцария. Монтаньола» (1911, собрание И.Д. Афанасьева, Санкт-Петербург).

Зинаида Серебрякова дневников не вела, да и вряд ли это было возможно с четырьмя детьми. Ее впечатление от Швейцарии, где она побывала в начале июня 1914 года проездом из Германии в Италию, – всего несколько строк из писем: «Мы проезжали Швейцарию. Боже мой, как невероятно красивы горы, водопады, озера…» (15) Это написано 2 июня, на следующий день в письме другому адресату она добавляет: «Швейцария мне так безумно нравится, горы так прекрасны, что я непременно после Италии вернусь туда…» (16) Эти короткие строки воплотились в выразительные этюды, которые находятся в собраниях разных музеев и частных коллекциях: «Горный пейзаж. Лучи солнца» (1914, ГРМ), «В горах» (1914, ГТГ), «Горы. Швейцария» (1914, Ереван. Государственная картинная галерея Армении), «Этюды Швейцарии». (1914, Санкт-Петербург, собрания Е.Е. Талицкой, семьи Е.С. Михайлова, Н.Н. Лансере).

Каждого из этих мастеров впереди ждала большая жизнь, наполненная радостями и горестями, удачами и разочарованиями. Но для всех этих художников Швейцария навсегда осталась счастливой страной, где человек оказывался в гармонии с окружающим миром и получал яркий творческий импульс.

Приложения
1 Бенуа Леонтий Николаевич (дядя Люля) (1856–1928), архитектор, брат матери Е.Е. Лансере.
2 Бенуа Константин (Кока) Михайлович (?–1939), двоюродный брат Е.Е. Лансере.
3 Бенуа (в замужестве Хорват) Камилла Альбертовна (1878–1953), двоюродная сестра Е.Е. Лансере, его юношеское увлечение.
4 Общий стол (фр.)
5 Дневники Е.Е. Лансере. Хранятся в семье художника. Публикуется впервые.
6 Ендогуров Иван Иванович (1861–1898), живописец, акварелист, рисовальщик.
7 Бакст (Розенберг) Лев Самойлович (1866–1924), театральный художник, график, живописец.
8 Александр Бенуа. Мои воспоминания. М., 1980. Книга пятая. С. 491–492.
9 Добужинский Мстислав Валерианович (1875–1957), живописец, график, театральный художник.
10 Грабарь (Храбров) Игорь Эммануилович (1871–1960), живописец, историк искусства.
11 Александр Бенуа. Указ. соч. С. 493.
12 Там же.
13 М.В. Добужинский. Воспоминания. М., 1987. С. 258–271.
14 Там же. С. 259.
15 З.Е. Серебрякова – Е.Е. Лансере // Зинаида Серебрякова. Письма. Современники о художнице. М., 1987. С. 61.
16 З.Е. Серебрякова – В.Д. Солнцеву // Указ. соч. С. 61.

 
З.Е. Серебрякова. В горах. (Этюды Швейцарии.) 1914. Б. на карт., темпера. 38,6х62,4. Государственная Третьяковская галерея. Москва
З.Е. Серебрякова. В горах. (Этюды Швейцарии.) 1914. Б. на карт., темпера. 38,6х62,4. Государственная Третьяковская галерея. Москва
А.Н. Бенуа. Озеро Лугано. 1913. Б., акв., тушь, кисть, граф. карандаш. 32х43. Государственная Третьяковская галерея. Москва
А.Н. Бенуа. Озеро Лугано. 1913. Б., акв., тушь, кисть, граф. карандаш. 32х43. Государственная Третьяковская галерея. Москва
М.В. Добужинский. Монтаньола. Швейцария. 1911. Фотография с акварели, хранящейся в собрании И.Д. Афанасьева. Санкт-Петербург
М.В. Добужинский. Монтаньола. Швейцария. 1911. Фотография с акварели, хранящейся в собрании И.Д. Афанасьева. Санкт-Петербург
Журнал «Русское искусство»

1923 – Журнал «Русское Искусство» в 1923 году

№ 1/2004 – «Союз русских художников»

№ 2/2004 – «Санкт-Петербург»

№ 3/2004 – «Коллекции русского искусства за рубежом»

№ 4/2004 – «Графика в музеях и частных коллекциях России»

№ 1/2005 – «Москва художественная»

№ 2/2005 – «Открытия в искусстве и искусствознании»

№ 3/2005 – «Русская Швейцария»

№ 4/2005– «Ратная слава России»

№ 1/2006– «Встреча искусств»

№ 2/2006– «Русская провинция»

№ 3/2006– «Искусство императорского двора»

№ 4/2006 – «Жизнь художника как произведение искусства»

№ 1/2007 – «Коллекционеры и благотворители»

№ 2/2007 – «Почтовые миниатюры: марка и открытка в художественном пространстве»

№ 3/2007 – «Россия — Германия. Диалог культур»

№ 4/2007 – «Изящные искусства и словесность»

№ 1/2008 – «Семья Третьяковых. Жизнь в искусстве»

№ 2/2008 – «Впервые – через 85 лет – публикация I номера журнала «Русское Искусство» за 1923 год»

№ 3/2008 – «Художественное наследие 60-х годов ХХ века»

№ 4/2008 – «Сенсации в искусстве. Открытия. Гипотезы»

№ 1/2009 – «Русская икона»

№ 2/2009 – Переиздание сдвоенного (II и III номеров) выпуска «Русского искусства» 1923 года